Работа в кубе

Олег Носков
3 ноября 2008, 00:00
  Сибирь

Капитальное строительство нуждается в существенной модернизации и оптимизации расходов. Широкое применение системы «КУБ-2.5» может стать первым серьезным шагом в данном направлении

«Инновационный прорыв во время чумы» — так шутливо охарактеризовали общую атмосферу Межрегиональной практической конференции «Сборно-моно­лит­ный каркас в строительстве. КУБ-2.5 в Сибири — практическое применение», прошедшей в октябре в конференц-зале бизнес-центра «Гринвич». Чума, как мы поняли, — это разразившийся финансовый кризис, больно ударивший по девелоперам и застройщикам. И вот в разгар этого кризиса, когда СМИ пестрели сообщениями о сокращении инвестиционных портфелей ведущих строительных компаний, в «Гринвиче» в спокойной деловой обстановке строители и технологи обсуждали перспективы использования универсальных безригельных каркасов, известных как система «КУБ-2.5». Пример в каком-то смысле показательный. Возможно, именно так должны вести себя рационально мыслящие игроки, способные в критических условиях адекватно оценить ситуацию и найти оптимальное решение для дальнейшего развития. В этом ключе внедрение системы «КУБ 2.5» может показаться интересным не только узким техническим специалистам, но и аналитикам строительного рынка. Практическая конференция открыла очень важную тему, которая, безусловно, получит продолжение.

От заката до рассвета

«После каждого заката солнца наступает восход. И мы здесь собрались, чтобы этот восход приблизить», — так подытожил свое выступление управляющий партнер DSO Consulting Сергей Дьячков, открывший конференцию. Эту мысль с позиции производственника развил заместитель генерального директора ООО «ПТК ЗЖБИ-4» Игорь Белокобыльский: «Одна из главных целей сегодняшней встречи — понять, как мы будем преодолевать кризис, и сравнить подходы, которые применим, с реальными ресурсами, которые мы имеем сегодня». По его словам, в свое время наиболее предприимчивые и толковые участники строительного рынка сумели грамотно адаптировать к новым условиям доставшиеся им от советской эпохи производственные мощности и технологии, и начали активно работать. Поскольку спрос когда-то был невероятно высоким, то работы хватало всем, «кто имел здравую голову, крепкие руки и хорошие намерения». Однако эта активность привела к тому, что рынок насытился, в результате чего началось падение спроса. Теперь заводам ЖБИ стало гораздо сложнее продавать свою продукцию, а строителям — свою.

Идея о том, что строительный рынок столкнулся с кризисом перепроизводства, была главным тезисом первых двух участников конференции. С точки зрения Сергея Дьячкова, в нынешнем кризисе нет ничего принципиально нового и неожиданного. Образно говоря, мы наблюдаем классическую ситуацию, характеризующую капиталистическое производство как таковое. Механизм этого кризиса был еще 150 лет назад описан Марксом в знаменитом «Капитале», актуальные выдержки из которого зачитывались во время конференции. Поэтому происходящее сейчас не представляет никакой загадки, тем более что нынешняя ситуация хорошо просматривалась и прогнозировалась еще несколько лет назад. Соответственно, и выход из этой ситуации, и ее общее значение для экономики тоже вполне понятны и прогнозируемы. Как показывает мировая практика, главное значение подобных кризисов в том, что они способствуют модернизации производства. Так было уже 150 лет назад, и так неизбежно произойдет в ближайшее время. Такова неумолимая логика процесса: в целях повышения конкурентоспособности наиболее продвинутым игрокам волей-неволей придется снижать издержки и повышать эффективность производства путем внедрения новых технологий.

 pic_text1

В сложившихся условиях, считает Сергей Дьячков, игрокам строительного рынка необходимо будет научиться управлять себестоимостью и продажами. Комментируя данный тезис, Игорь Белокобыльский призвал участников конференции рассмотреть нынешнюю кризисную ситуацию с точки зрения управления этими двумя вещами, поскольку именно в них, на его взгляд, кроется громадный потенциал для выхода из кризиса. И если управление продажами — это тема отдельного разговора, то вопрос управления себестоимостью имеет уже прямое отношение к теме конференции. «Это тема, — говорит Игорь Белокобыльский, — которую хотелось бы рассмотреть применительно к совершенно конкретной и понятной системе — «КУБ-2.5», с которой мы давно имеем дело». По его словам, свои плюсы она уже исчерпала, а минусы тянут ее вниз. Тем не менее данная технология обладает огромным потенциалом к уменьшению материалоемкости и трудозатрат. И если этот потенциал будет раскрыт, у строителей будет возможность снижать издержки, и они получат дополнительные прибыли. «На протяжении 2007–2008 годов, — отметил Игорь Белокобыльский, — многие участники процесса прилагали серьезные усилия к тому, чтобы превратить минусы в плюсы».

Упомянутые плюсы и стали главной темой конференции. Доклады участников были выстроены в предложенном ракурсе: как, применив известную многим систему, кардинально переработать ее таким образом, чтобы получить конкретную прибыль и экономию, выраженную в рублях. Неподготовленному слушателю тема могла показаться эзотерической, только для узких специалистов. Но, вникнув в суть, начинаешь понимать: проблема внедрения конструктивной системы «КУБ-2.5» — ниточка, потянув за которую, мы вытягиваем громадный клубок реальных проблем нашей строительной отрасли.

Прочность и простота

Нельзя сказать, что система «КУБ-2.5» является последним словом в области строительных технологий. В нашей стране разработки в этом направлении ведутся с конца 1960-х годов. Как утверждают специалисты, безригельные сборные каркасы придумали японцы, искавшие пути повышения сейсмоустойчивости много­этажных зданий. Дело в том, что такая конструкция отличается очень высокой прочностью. Данный факт заинтересовал советских военных, приспособивших систему для строительства своих объектов. Поэтому долгие годы именно военные были, что называется, «держателями» технологии возведения безригельных каркасов. Однако с началом рыночных реформ ситуация стала меняться, и этой системой всерьез заинтересовались крупные строительные компании, занятые в гражданском строительстве.

В 1990 году создана компания «КУБ-2.5», которая считается ведущей организацией, занимающейся разработкой и применением систем безригельных каркасов. В 2006 году эта компания вошла в состав корпорации «Главстрой» (Москва), ставшей, по сути, обладателем патентов на эту технологию. Как прокомментировала данное событие представитель «Главстроя» Светлана Поспелова, «основанием послужило то, что корпорация десять лет подряд производила железобетонные изделия для «КУБа» на своем заводе в Москве. Это основная причина: мы хотели быть собственниками — и стали». Новосибирск также не остался в стороне. В 2005 году ЗЖБИ-4 перешел от выполнения разовых заказов к созданию отдельного цеха по производству элементов безригельного каркаса. В Сибири «КУБ-2.5» оказался востребован не меньше, чем в Москве или Санкт-Петербурге, что было отмечено представителями «Главстроя».

Преимущества системы «КУБ-2.5» очевидны для многих. С одной стороны, каркасные конструкции сами по себе выгодно отличаются от конструкций со сплошными несущими стенами. По сравнению с кирпичом, например, каркасы однозначно дешевле. Здесь они лидеры. Конкуренция на строительном рынке существует между самими каркасами — монолитными и сборными. У нас предпочтение до сих пор отдают монолитам. У них, конечно, тоже есть свои достоинства, благодаря которым монолитные каркасы всегда будут находить себе применение, особенно в крупных городах при строительстве неких знаковых объектов. Сборный каркас, к которым относится «КУБ-2.5», сопоставим с монолитом по уровню материальных затрат. Однако он заметно вы­игрывает по другим позициям, очень актуальным для наших сибирских условий. Его главное преимущество перед монолитным каркасом — принципиально высокая технологичность и предсказуемость.

 pic_text2

В Сибири возведение монолитов серьезно затрудняется в зимнее время. Заливать бетон при температуре ниже -25°С чревато большими рисками для качества сооружения. Если во время строительства неожиданно ударит сильный мороз, то бетон может просто не «схватиться», и дальше вся конструкция рухнет. В наших непростых условиях монолиты — вещь непредсказуемая. Как выразилась по этому поводу представитель компании «Строймастер» Вера Коновалова, «нельзя привести на стройку специалиста ОТК, чтобы он проверял каждую конструкцию». Иногда из-за погодных условий нарушается весь график строительства, вследствие чего возникают бесконечные перебранки между подрядчиками. Другое дело — сборный каркас, где каждая деталь проходит заводскую проверку, а монтаж можно осуществлять практически в любых условиях без срыва графика работ. Поэтому «КУБ-2.5» предсказуем и в плане качества, и по срокам строительства. Сорвать процесс, ухудшить качество здесь может только человеческий фактор, но никак не погодные условия. В монолите же — то и другое одновременно.

Что касается архитектуры, то «КУБ-2.5» дает большие возможности для разно­образных проектировочных решений. На конференции в «Гринвиче» демонстрировались проекты самых разных зданий и сооружений — от жилья, детских садов, школ и больниц до гаражей и многоярусных парковок.

Тем не менее при всех своих достоинствах «КУБ-2.5» пока занимает довольно скромное место в нашей капитальной застройке. На данный момент в Ново­сибирске эту технологию активно применяют только четыре–пять компаний, в числе которых — «Строймастер» и ГК «Обь-Регион». В 2007 году на долю жилья, построенного в «КУБе», приходилось примерно 50 тыс. кв. м, что не превышает 8% от общего объема. В Кемерове эта доля превышает 10%, что напрямую связано с региональной жилищной политикой. Лидерами в использовании данной технологии здесь являются ООО «СДС-Финанс» и ГК «АртАкцент». Наконец, с 2008 года в «КУБе» стали работать барнаульские застройщики.

В целом же, несмотря на положительную динамику, бурного перевооружения отрасли пока не наблюдается ни в одном регионе. Даже в Москве процент ввода зданий, выполненных в системе «КУБ-2.5», равен единице. Некоторые аналитики связывают это обстоятельство с длительным существованием «военной» монополии на безригельные каркасы. Сейчас, когда эта монополия разрушена, есть надежды на быстрое развитие процесса. Однако проблема не только в монополизме. На наш взгляд, главным тормозом выступает здесь такой экзотический фактор, как национальные особенности строительства, где не последнюю роль играет ментальность многих отечественных застройщиков. Вопрос этот настолько актуален, что требует специального рассмотрения.

Отказ от дурных привычек

«Я привык с кирпичом работать» — такое вы можете услышать от многих директоров строительных компаний, демонстрирующих трогательную преданность «самому древнему» и «вечному» (это у нас любят произносить с пафосом) строительному материалу. На протяжении 20 лет никакие расчеты и рациональные аргументы не могли совладать с этой иррациональной привязанностью. Когда такому руководителю предлагали перейти на более совершенную технологию — тот же «КУБ-2.5» — он всегда находил какую-нибудь «вескую» причину для отказа, наподобие того, что его главный инженер по-другому работать не умеет и не желает.

 pic_text3

Причину столь ненормального консерватизма для людей, участвующих вроде бы в рыночной конкуренции, объясняют тем, что в условиях непрерывного роста цен на недвижимость и высоченной маржи вопросы себестоимости сами собой отодвигались на задний план. А учитывая то обстоятельство, что в каждом регионе цены на недвижимость диктуют не более десяти крупнейших игроков, конкуренция на строительном рынке была не столь острой, как того хотелось бы. Поэтому строители работали с тем, что им было привычно, не утруждая себя расчетами, — кто чему научился, тот то и строил.

В принципе, как считают некоторые аналитики, людей понять можно: им важно было насытить спрос, который существовал. Однако сейчас времена изменились, и кризис, похоже, внесет существенные коррективы в психологию застройщиков и девелоперов. Если раньше руководитель компании мог без сожаления выкинуть на ветер несколько лишних миллионов, поскольку в условиях высокой прибыли это было не особенно чувствительно, то теперь, по прогнозам, такой рентабельности уже не будет. По мнению аналитиков, строители, выжившие после кризиса (а выживут не все — это единодушное мнение), ринутся на поиск оптимальных технических решений и начнут тонко и детально считать.

Все это как раз и создаст предпосылки для высокой оценки технологии «КУБ-2.5», которая в наших условиях однозначно выигрывает как у «привычного» кирпича, так и у монолита. Особенно если речь идет о массовом строительстве. Предсказуемость «КУБа» по срокам и по качеству в этом случае станет самым очевидным преимуществом, которое уже сейчас по достоинству оценили системные игроки федерального уровня, имеющие серьезные виды на сибирский рынок.

Как утверждает Игорь Белокобыльский, перейти на «КУБ-2.5» в состоянии любой крупный застройщик. По его мнению, ничего заумного и особо сложного здесь нет. При желании можно начать работать в этой технологии, что называется, с колес. «В Новосибирске, — считает он, — много квалифицированных монтажников. Их переобучение займет максимум два–три месяца. Уже на реальном объекте во внятное звено монтажников ставится руководитель звена, владеющий всеми нюансами «КУБ-2.5». Около недели такие монтажники работают стажерами, а потом могут выходить и действовать самостоятельно. Так что много времени не потребуется».

Такие оценки, безусловно, звучат очень обнадеживающе. По крайней мере, мы можем быть уверены, что освоение технологии по возведению самого каркаса может произойти оперативно и ненакладно. Однако есть еще одно больное место, где иррациональная привязанность строителей к «привычным» материалам вызывает не меньше вопросов. Речь идет об ограждающих конструкциях.

Гибриды переходного периода

Именно ограждающие конструкции, применяемые в отечественных каркасных зданиях — и прежде всего в Новосибирске, способны изумить любого специалиста по строительным материалам. Неудивительно, что столь же изумительные ответы участники конференции в «Гринвиче» услышали из уст докладчика, посвятившего свое выступление как раз ограждающим конструкциям. В целом публике в виртуальном варианте было представлено то, что каждый из нас чуть ли не ежедневно может созерцать реально: кирпичная или газобетонная кладка, дополненная снаружи эффективным утеплителем. На вопрос: «Почему наши строители недолговечный утеплитель цепляют на «вечный», очень тяжелый и очень затратный кирпич — вместо того, чтобы использовать легкие термопанели?» — был дан философский ответ: «Они этому материалу больше доверяют». Дальше выяснилось, что утеплитель гарантированно прослужит в этой «фаршированной» стене всего лишь 15 лет. Но самая страшная правда в том, что металлический анкер, на который цепляется навесной фасад, выйдет из строя еще раньше, поскольку находится в самой точке росы и потому быстро ржавеет. В кулуарах кто-то из специалистов мрачно заметил, что навесные фасады — это вообще «мина замедленного действия».

 pic_text4

О том, какие проблемы порождают многослойные ограждающие конструкции, знает любой строитель и технолог. Недаром на этой проблеме заострил внимание другой участник конференции — генеральный директор ОАО ФСК «ГазХимСтройИнвест» (Томск) Сергей Звонарев, предложивший использовать для ограждающих конструкций специальный поризованный кирпич — поротон, не требующий никакого дополнительного утепления. Откликнутся ли наши застройщики на это предложение, пока не известно. Тем не менее «мины замедленного действия» в виде «фаршированных» стен и навесных фасадов продолжают множиться, невзирая на финансовый кризис. И все это — с подачи проектировщиков, прекрасно отдающих себе отчет относительно перспектив данного ноу-хау.

Такую несуразицу объясняют все теми же национальными особенностями строительства. До 1998 года отечественные застройщики реализовывали свои привычки без всяких ухищрений: строили кирпичные дома, не заботясь ни о какой теплоизоляции. Когда нормы ужесточили, им в голову не пришло ничего лучше, как совместить наш российский кирпич с импортной синтетикой. В общем, действовали по принципу: «Я его слепила из того, что было».

Впрочем, сам факт того, что проблема ограждающих конструкций в многоэтажных каркасных зданиях еще достойным образом у нас не решена, специалистами не отрицается. Хотя застройщики, по известным причинам, предпочитают эту тему не поднимать, имея формальный повод продавать такие «взрывоопасные» дома как кирпичные (запрашивая за них, как мы понимаем, соответствующую цену). И все же оптимальное техническое решение искать придется. И об этом уже думают.

Игорь Белокобыльский оценил ситуацию так: «Остается сожалеть, что очень ответственная работа по созданию ограждающей конструкции осуществляется прямо на стройке, по большому счету, кем попало и как попало». На его взгляд, перенести эту работу в заводские условия, где за каждой операцией стоит инженер ОТК, — это следующий шаг в развитии системы «КУБ-2.5». «Это актуальная и очень интересная тема, — утверждает он, — и мы уже ищем подходящие разработки. Возможно, такое производство будет осуществляться если не на нашем предприятии, то под эгидой ЗЖБИ-4». Иначе говоря, наряду с элементами каркаса в заводских условиях планируется производить и элементы ограждающих конструкций. По сути, заводы начнут поставлять целые домокомплекты многоэтажных зданий, которые на стройке будут собирать по принципу конструктора Lego.

Возможно, доведение системы «КУБ-2.5» до такого полного цикла — наиболее верная стратегия. Как нетрудно догадаться, этого требует сама логика эволюции нашей строительной индустрии. В этой связи пребывать во власти дурных привычек означает не что иное, как остаться в переходном периоде. Есть надежда, что разум все же одержит верх над иррациональными привязанностями.

Фото: Борис Барышников