Нетронутая целина

Юрий Воронов
10 ноября 2008, 00:00
  Сибирь

Развитие новосибирской добывающей промышленности — вопрос не мечтаний и теоретизирования, а практических действий и конкретных расчетов

Весь мир заботят прежде всего цены на нефть и газ. Про другие энергоресурсы говорят походя, как о том, что дополняет основное углеводородное топливо. Новосибирская область с незначительными запасами нефти и отсутствием газовых месторождений ориентируется преимущественно на привозной уголь. Это для новосибирцев ключевой момент — идет ли речь о промышленности, детских садах или о тепле в обычной квартире. Будет чем оплачивать кемеровский, беловский и ачинский уголь — хорошо. Не будет на это денег — трудно представить перспективы развития области и даже нормальный быт ее жителей. В интервью, опубликованном летом в журнале «Эксперт-Сибирь» (см. «Оппонент с добрыми намерениями», «Э-С», № 23 (211) за 9–16 июня 2008 г.), я коснулся одного из путей повышения энергобезопасности области — освоения залежей торфа, по разведанным запасам которых Новосибирская область опережает все субъекты РФ.

Но с лета экономическая ситуация изменилась. В условиях, когда (обоснованно или нет) возникают опасения в своевременности платежей, внимание к данной потенциально нестабильной ситуации заставляет вырабатывать дополнительные возможные способы «подстилания соломки». При этом хочется сначала разобрать их в принципе, безотносительно их реализуемости или сроков выполнения.

Итак, если не касаться торфа, то первый вариант — свой уголь. При традиционном для области имидже территории без оного, расположенной рядом с крупнейшим в стране угольным бассейном, этот путь не кажется таким уж безнадежным. Угольные пласты не знают границ областей и краев. Наивно предполагать и то, что сами эти границы проведены были с учетом залегания этих неизвестных пластов.

Недавно на одном из семинаров мне довелось произнести вполне очевидную фразу: «Неверно, что в Новосибирской области мало природных ресурсов, в ней было попросту мало геологоразведки». Присутствовавшие на семинаре геологи встали и зааплодировали. Оказывается, они давно ждут, чтобы деньги на геологоразведку в Новосибирской области наконец-то пошли.

Главные подозрения геологов, переходящие в уверенность, касаются месторождений угля марки ДР на территории Тогучинского и Маслянинского районов. Общая концепция в том, что листвянские угли не являются самостоятельным месторождением, они лишь продолжение Кузнецкого угольного бассейна. А если так, то геологоразведка на уголь в восточных районах области должна дать положительные результаты. И потенциальную возможность развития этих районов как источника энергоресурсов следует учитывать при стратегическом планировании.

Например, севернее Новосибирской области, в томском регионе задача энергетической независимости связывается главным образом с Таловским месторождением бурого угля с прогнозными ресурсами 3,6 млрд тонн. По энергетическим качествам этот уголь эквивалентен бурым углям Березовского месторождения Канско-Ачинского угольного бассейна, но для томских ТЭЦ он обойдется почти вдвое дешевле.

Золото, алюминий и железо

Если взглянуть на юг от Новосибирска, то мы увидим, что там лелеют мечту возродить былую славу рудного Алтая, а администрация Алтайского края решила позиционировать регион как один из наиболее перспективных в Сибири по уровню золото­добычи. Программа «Золото Алтая», рассчитаная на период до 2011 года, предусматривает увеличение добычи металла в течение ближайших шести лет в 15–20 раз — до 1,5–2 тонн. Сейчас объем алтайской золотодобычи находится на уровне 100–105 килограммов в год, которую ведет небольшая компания «Поиск» на Мурзинских месторождениях. Главное средство — активизация геолого-разведочных работ. Из 20 перспективных рудно-россыпных узлов более половины приходится на Салаирский кряж, который заходит далеко на территорию Новосибирской области. Верхне-Бердский золотороссыпной узел расположен в непосредственной близости от границ Новосибирской и Кемеровской областей в 50 км от райцентра Залесово и охватывает бассейн реки Бердь.

Еще один знакомый новосибирцам топоним — Инское. Так называется крупнейшее алтайское месторождение железной руды. По процентному содержанию металла этим рудам «нет равных на территории бывшего СССР». Последняя цитата взята из книги «Минерально-сырьевые ресурсы Алтайского края. Инвестиционные предложения», которая вышла два года назад.

 pic_text1

В непосредственной близости от Новосибирской области Алтайский край располагает месторождениями бокситов, сырья для алюминиевой промышленности. Это — Бердско-Майское месторождение в центре Салаирского кряжа (50 км от Залесово) и в 30 км от него — Обуховское.

Но по-настоящему события бурлят вокруг Новосибирской области по поводу основного сырья для черной металлургии. Только внутри области пока все спокойно. На Алтае (140 км юго-восточнее Поспелихи) разведаны и практически готовы к промышленному освоению Белорецкое и Инское месторождения железной руды. Проект потребует более 18 млрд рублей инвестиций.

Главный натиск потенциальных конкурентов идет на Новосибирскую область не с юга, а с севера. Речь идет о Бакчарском железорудном месторождении, одном из крупнейших в мире (запасы руды — 28,7 млрд тонн). Считается, что оно расположено на территории Томской области. Но это мнение устоялось только по той причине, что не проводилась геологоразведка в Колыванском и Убинском районах Новосибирской области на границе с Томской.

Первые пробы железной руды Бакчарского месторождения были получены еще в 1960-е. Именно тогда была проведена опытная плавка стали из бакчарского концентрата. Слиток получен высоколегированный, поскольку в составе руды есть марганец и ванадий — естественные легирующие добавки.

В 2005 году лицензию на право геологической разведки, изучения и промышленной разработки Полынянского участка на аукционе приобрела «Том­ГДК-руда», которая контролируется корпорацией «Метрополь». С этого года реализацией проекта занимается новое предприятие ООО «Бакчарская сталь», также находящееся под контролем «Метрополя». Сотрудничество с «Метрополем», по-видимому, этим участком и закончится, поскольку соседний (также около 10% месторождения) отдан компании, подконтрольной английской нефтедобывающей компании Imperial Energy.

Отсутствие очереди инвесторов вполне объяснимо. Для освоения Бакчарского месторождения нужно не только отработать технологию, которая вряд ли будет доменной. Одно из крупнейших капиталовложений на территории Томской области — автодорога Томск–Киреевск–Бакчар протяженностью около 230 км. Для нее потребуется построить, в частности, два крупных моста — через Томь и через Обь, что делает проект маловероятным, особенно в современных обострившихся макроэкономических условиях.

В то же время по Колыванскому району мимо бывшего райцентра Пихтовка на территорию Бакчарского района Томской области заходит узкоколейная железная дорога, построенная в советское время для лесозаготовок. До Бакчарского месторождения от конечной точки узкоколейки 20–30 км.

Известный на всю страну эксперт Вячеслав Глазычев многократно отмечал, что все стратегии социально-экономического развития субъектов РФ построены по островному принципу. Вокруг нет ничего, развиваемся сами, с опорой исключительно на собственные силы — такова суть. Даже программа развития Московской области построена безотносительно планов развития Москвы. Получилась стратегия развития бублика.

Но Глазычев, пожалуй, и не представляет, до какой степени прав. Дело совсем не в стратегиях, автаркия присутствует во всех сферах деятельности региональных органов управления. Бакчарский сюжет — частный пример этого стиля. В советские времена еще можно было представить, что узкоколейку строят из одной области в другую, а лес из нее вывозится без контроля со стороны органа власти, где идут лесозаготовки. Но в нынешние времена такого рода сотрудничество натолкнется на существенные препятствия.

Отчего бы не помечтать о следующем. Новые геолого-разведочные работы открыли на севере Убинского и Колыванского районов продолжение Бакчарского железорудного месторождения на территорию Новосибирской области и увеличивают оценку ресурсов до 50 млрд тонн. Это делает месторождение уникальной и основной сырьевой базой для развития черной металлургии Сибири. В районе между Пихтовкой (Новосибирская область) и Вороново (Томская область) выбирается площадка для строительства современного металлургического комбината. Через нее проходит железная дорога, ведущая на Бакчар. При этом никто не замечает границы между двумя субъектами РФ. Хотя именно здесь мечтам впору остановиться.

Титан и цирконий

Если посмотреть на запад, то мы увидим в Омской области Тарское месторождение циркон-ильменитовых песков с балансовыми запасами по всем категориям геологической изученности 13,6 млн куб. м, из них диоксида циркония — 41 тыс. тонн, диоксида титана — 246 тыс. тонн. Это считается достаточным для строительства Тарского горно-обогатительного комбината.

При переработке сырья можно получать ильменитовый, цирконовый концентраты, титановый и сильномагнитный продукты. Ильменитовый концентрат может использоваться в производстве титановых шлаков и для получения пигмента. Титановый продукт пригоден для металлургической переработки. Кроме того, на территории Павлоградского и Шербакульского района Омской области расположена Борисовско-Павлоградская титан-циркониевая прибрежно-озерная россыпь с прогнозными ресурсами оксида титана более 1 млн тонн, циркона — 0,4 млн тонн.

И на юге от Новосибирска, в Алтайском крае, есть Харловское месторождение ванадий-титано-магнетитовых руд в 95 км на юго-восток от Поспелихи. Расчетный срок окупаемости капиталовложений (более 30 млрд рублей) — 2,4 года.

Впрочем, как и по железной руде, основное сотрудничество новосибирцам суждено в будущем с томичами. Месторождения циркон-ильменитовых руд разведаны на территории Омской, Новосибирской и Томской областей. Все эти месторождения — россыпные. Они появились вследствие разрушения гранита и базальта древним морем, существовавшим на территории Южной Сибири более 50 млн лет тому назад. Кроме разведанных месторождений вполне могут быть открыты еще многие, основой для поисков служит геологическая история данного региона. Цирконий в запасах находится в виде сульфата и в промышленности перерабатывается в двуокись циркония, преимущественно с использованием плавки. При этом цирконий является попутчиком титана, содержание которого в песках превышает содержание циркония в три–четыре раза. Это означает, что одновременно с добычей и переработкой циркония следует организовывать производство либо титана, либо ильменитового концентрата, в котором титан отделен от циркония.

Наиболее близки к промышленному освоению месторождения в Томской области, где еще в прошлом году даже намечалось начать опытную эксплуатацию.

Диоксид циркония обладает уникальным сочетанием разнородных свойств: высокой прочностью, трещино-, износо- и термостойкостью, химической устойчивостью и стабильностью к излучениям, ионной проводимостью, биологической совместимостью. Снижение размеров частиц до нанометров позволяет не только улучшить механические характеристики керамических материалов, но и существенно изменить их физические свойства.

Стабилизированные нанопорошки диоксида циркония повышают ионную проводимость электролита, увеличивают каталитическую способность анода и катода, снижают температуру спекания, уменьшают поляризационные потери, гомогенизируют распределение легирующих добавок, позволяют формировать пленки толщиной менее 10–15 мкм. Они расширяют области использования циркониевой керамики: в энергетике — топливные элементы, ионные хими­ческие источники тока, мембраны для солнечных батарей, покрытия деталей турбин, пар трения. В химической промышленности — детали химического оборудования, носители катализаторов, сорбенты, покрытия, в металлургии — газовые датчики кислорода, распылители. В электронике — фильеры и лезвийный инструмент для оптоволокна, сенсоры, датчики влажности, в машиностроении — режущий инструмент, фильеры и нанокомпозитные материалы; в медицине — протезы, фильтры-ионообменники, ингаляторы, скальпели. Нанопорошки из диоксида циркония находят все более широкое применение в энергетике, металлургии, угольной и химической промышленности, авиационно-космической технике, электронике и медицине.

Во всех ведущих странах мира ведется активная разработка топливных элементов (ТЭ) и, в частности, ТОТЭ (твердо­оксидных топливных элементов) с керамическим оксидным электролитом из диоксида циркония, стабилизированного оксидом иттрия. ТОТЭ позволяют непосредственно превращать химическую энергию топлива в электрическую с коэффициентом полезного действия свыше 50%.

Единственный в России опытный участок по производству диоксида циркония, порошков для плазменного напыления, изделий из твердых электролитов находится на Чепецком механическом заводе (Глазов, Республика Удмуртия). Именно на расширение и развитие этого участка ориентируется компания «ТВЭЛ», в которую входит завод. Исследования рынка показали необходимость расширения производства диоксида циркония, в том числе и стабилизированного, а также изделий из него.

Ордынское месторождение площадью более 600 кв. км было открыто в 1994 году в результате поискового бурения. Оно находится в 120 км от Новосибирска. Прогнозные ресурсы месторождения оценены в 16 млн тонн двуокиси титана и 4 млн тонн двуокиси циркония. На одном из участков россыпи — Филипповском — были проведены более детальные буровые работы.

Для освоения Ордынского место­рождения необходимо провести полномасштабную геологическую разведку, подсчет запасов месторождения, постановку запасов на государственный баланс, опытную эксплуатацию. Объем необходимых инвестиций в проект оценивался в сумму от 7,4 до 19,2 млн долларов, в том числе на геолого-разведочные работы 750 тыс. долларов при сроке окупаемости инвестиций 6–12 лет.

Общим для всех четырех регионов можно считать технологию добычи титан-циркониевых песков. Эксперименты по этой технологии в Новосибирской области завершились в 1980-е годы, на Алтае они практически не велись, в Омской области шли в 2001–2003 годах, в Томской — в 2004–2005 годах.

Таким образом, развитие новосибирской добывающей промышленности — вопрос не мечтаний и теоретизирования, а вполне практических действий и конкретных расчетов. Уголь, золото, алюминий, железо, титан, цирконий, свинец и многие другие полезные ископаемые дадут толчок развитию и обрабатывающей промышленности, и тоскующей по настоящему делу новосибирской прикладной науки.