Мелкие и крупные

Спецвыпуск
Москва, 10.11.2008
«Эксперт Сибирь» №44 (231)

— Какие процессы происходили в сегменте торговли обувью в прошлом году?

— Можно сказать, что весь прошлый год обувные ретейлеры активно формировали межрегиональные сети и сети городского масштаба. Дело в том, что рынок не консолидирован, на нем большое количество компаний, и все это время он развивался очень высокими темпами. Это создавало возможность активно расти и расширяться. При этом укрупнение шло за счет органического роста — открытия собственных точек с нуля. Сделок M&A, то есть слияния и поглощения, на рынке практически не было.

Кроме того, на обувном рынке стали происходить серьезные качественные изменения, многие компании провели серьезные преобразования в области маркетинга, появилось более четкое позиционирование сетей.

— Означает ли открытие новых точек то, что на рынке была свободная ниша, существовала возможность занять большую долю рынка?

— Да, конечно, эта возможность есть и сейчас. Российский рынок очень большой, порядка 25 миллиардов долларов, а крупных игроков буквально десяток, причем ни один них не занимает больше одного процента. При этом нельзя говорить о существовании дефицита в обувной рознице, но тысячи компаний на российском обувном рынке — это мелкие организации, част­ные предприниматели, которые не оказывают значимого влияния на рынок. И более-менее крупным сетевикам достаточно легко развиваться за счет вытеснения таких мелких форм торговли.

— Какую позицию занимают обувные ретейлеры в отношении периодически возникающих предложений о повышении импортных пошлин на продукцию зарубежных обувных компаний?

— Да, разговоры периодически возникают. Но проблема в том, что сегодня, к сожалению, отечественная обувная промышленность не закрывает даже 15 процентов российского рынка. Если поднять таможенные пошлины, то увеличится стоимость товаров. Это может быть выгодно только отдельным производителям обуви и в какой-то степени нашей компании, но никак не потребителю. Но на это никто не пойдет. Почему? Можно вспомнить, почему были снижены таможенные пошлины в 2006 году в рамках продвижения вступления в ВТО. Во-первых, в России обувь практически не изготавливается, отрасли как таковой уже не осталось, нет базовых предприятий для выпуска комплектующих в требуемом объеме. На всю страну четыре–пять кожзаводов, которые производят сырье до последней стадии обработки, и еще порядка пяти–шести компаний, которые делают полуфабрикат. То есть в любом случае комплектующие придется импортировать. Кроме того, уже не осталось в достаточном объеме крупных производственных предприятий, я могу назвать не более десятка. Поэтому какие-то меры по стимулированию обувного производства внутри страны, которые могли бы помочь лет десять назад, уже предпринимать поздно. Во-вторых, основной причиной снижения таможенных пошлин на обувь вплоть до 2006 года были очень высокие заградительные барьеры. Все таможенные сборы составляли порядка 50–60 процентов с учетом НДС. Такие жесткие меры, к сожалению, не простимулировали внутреннее производство, а многие компании-импортеры в таких условиях начали работать «в черную». Доля официального импорта была не больше 10 процентов: официально в страну завозилось 15–20 миллионов пар, «белое» производство закрывало около 80 миллионов пар, в то время как в стране потреблялось 450 миллионов пар. Все остальное — более 350 миллионов — ввозилось контрабандой. Снижение таможенных пошлин привело к тому, что рынок импорта стал в подавляющей степени легальным и более прозрачным, увеличились таможенные сборы по этой товарной группе, исчезли доходы всевозможных коррумпированных структур, которые организовывали карго-перевозки. Я думаю, что повышение таможенных пошлин приведет к тому, что опять появятся «серые» контрабандные схемы, при этом доходы государства никак не повысятся, и это не придаст импульс внутреннему производству. Его надо стимулировать другими методами.

—То есть получается, что торговые обувные сети не заинтересованы в этом?

— В этом никто не заинтересован, в том числе производители, многие из которых уже импортируют часть ассортимента либо в готовом виде, либо в виде полуфабриката. Поэтому ни производящие, ни торговые компании в повышении импортных пошлин в данный момент не заинтересованы. Производство обуви в России развивать можно, и делать это эффективно, но здесь нужна государственная программа по восстановлению отрасли, в первую очередь базовых производств. Стимулирование исключительно обувных фабрик в условии отсутствия базы не даст никаких результатов.

Новости партнеров

Реклама