Лучшее средство — профилактика

Дмитрий Лапин
1 декабря 2008, 00:00
  Сибирь

У бизнеса есть возможности вовремя распознать и пресечь попытки недружественного поглощения. Практика показывает — сорвать планы рейдеров по захвату предприятия сложно, но вполне возможно

Прошедший в Красноярске круглый стол, организованный журналом «Эксперт-Сибирь» вместе с Централь­но-Сибирской торго­во-
про­мыш­ленной палатой (ТПП), назывался несколько академич­но — «Теория и практика противодействия рейдерским захватам бизнеса». Обычно с подобными названиями выходят учебно-методические пособия. Мы не претендуем на полный охват темы — в рамках длившегося всего два часа мероприятия невозможно было обобщить весь антирейдерский опыт. Однако участникам круглого стола: бизнесменам, чиновникам, сотрудникам правоохранительных органов — удалось главное — прийти к согласию и пониманию. И сделать общий вывод: рейдерство — проблема не только и не столько для бизнеса. Платить за оберег от распоясавшихся бизнес-захватчиков приходится всем — государству, редпринимателям, обществу.

Сводки с фронта

 По данным Торгово-промышленной палаты РФ, с 2000-го по 2004 год в России было зафиксировано около 5 тыс. рейдерских захватов, а в 2006 году — еще примерно 2 тыс. случаев. Более свежих данных пока нет, но, по наблюдениям участников круглого стола, меньше их не становится. Открывая встречу, председатель Центрально-Сибирской ТПП Валерий Костин подчеркнул, что цель мероприятия — донести до представителей бизнеса практические рекомендации по противодействию попыткам «недружественного поглощения». Не менее важная задача — инициировать предложения, которые Торгово-промышленная палата могла бы внести в Государственную Думу в порядке законодательной инициативы при рассмотрении пакета анти­рейдерских  законов.

Кроме того, Валерий Костин напомнил о состоявшемся 11 ноября этого года заседании правления Торгово-промышленной палаты России, на котором президент ТПП Евгений Примаков дал весьма тревожную оценку ситуации. Он признал, что ее острота не спадает — рейдеры добрались уже до российской глубинки и душат бизнес там.

На президиуме ТПП присутствовал Президент России Дмитрий Медведев, который полностью поддержал инициативу: «Рейдерство превратилось в опаснейшую болезнь, и болезнь эта дала метастазы. Пусть это прозвучит не слишком либерально, но за такого рода деятельность надо сажать в тюрьму».

Торгово-промышленная палата РФ фактически занимается координацией сил, ведущих борьбу с рейдерами, проводит совместные совещания с представителями МВД, недавно был создан совет по экономической безопасности с Союзом товаропроизводителей. «Можно говорить о благополучном разрешении ряда проблемных ситуаций, но в целом результаты работы считать положительными преждевременно. Рейдерство приобретает все более изощренные и циничные формы, несмотря на то что в российском законодательстве такого понятия нет», — подчеркнул Валерий Костин.

 pic_text1

Заместитель директора департамента экономической безопасности и противодействия коррупции Торгово-промышленной палаты РФ Петр Баулин рассказал об участии своей организации в законодательном обеспечении борьбы с коррупцией. В частности, о предложении ввести в Уголовный кодекс статью, пред­усматривающую уголовную ответственность за противоправное присвоение имущества юридического лица. Факти­чески это означает уголовное наказание за факт рейдерства, при этом действия, совершенные преступной группой или связанные с подделкой документов и мошенничеством, будут признаны отягчающим обстоятельством. На комиссии МВД России и ТПП принято предложение о внесении принципа уголовной ответственности всем участникам рейдерской цепочки, включая организаторов, исполнителей, коррумпированных чиновников. «Надеемся, что подобный проект будет внесен в Государственную Думу и принят», — подчеркнул Петр Баулин. Таким образом, на указанных форумах речь шла о выработке национального плана по противодействию коррупции, а без нее, как известно, рейдерские атаки невозможны. Давая оценку ситуации, господин Баулин не стал скрывать, что бороться с противоправным поглощением бизнеса чрезвычайно непросто, ведь в рейдерские группы входят профессиональные юристы, бывшие работники спецслужб, которые готовят свои атаки долго и тщательно: «Для таких групп рейдерство стало основным видом бизнеса, причем с доходностью в 200–1 000 процентов. Тем не менее борьба идет — только в этом году возбуждено более 10 уголовных дел в отношении рей­деров».

Не стать жертвой

За несколько дней до круглого стола губернатор Красноярского края Александр Хлопонин, выступая перед сотрудниками красноярской милиции, отметил: «В современных финансовых условиях возможно возникновение ситуации, когда активизируются рейдеры». То, что место и время для этих слов были выбраны не случайно, подтвердил дальнейший ход форума — к дискуссии активно подключились представители правоохранительных органов, судебной власти и контрольных служб.

Исполняющий обязанности начальника УБЭП ГУВД Красноярского края Евгений Михасев признал, что сегодня в качестве рейдеров выступают специализированные группы, включающие в свой состав лиц, находящихся на государственной службе, — чиновников. Исходя из обстановки сотрудники УБЭП при документировании дел, связанных с рейдерскими атаками, обращают внимание на коррупционные связи рейдерских групп. То есть выявленные рейдеры идут по более серьезным делам и к более продолжительным срокам, чем если бы их действия квалифицировались как банальное мошенничество.

Заместитель председателя Красноярского краевого суда Татьяна Меркушева не согласна с тем, что понятие «рейдерский захват» не отражено в законодательстве. На практике действия рейдеров подпадают под другие статьи, связанные с незаконным завладением чужим имуществом. То есть законодательная база для осуждения рейдеров есть. Только вот уголовных дел по факту попыток рейдерского захвата в судах края единицы. А удачных, то есть окончившихся обвинительным приговором, еще меньше. Татьяна Меркушева это связывает с трудо­емкостью сбора качественной доказательной базы.

Прокуратура России придерживается следующей позиции — законодательное определение понятия «рейдерство» крайне необходимо, заявил прокурор отдела прокуратуры Красноярского края Иван Иванов. Это явление оформилось и стало массовым — в 2007 году прокуратурой России заведено 467 уголовных дел по факту рейдерства. Лишь четвертая часть дошла до суда, поскольку иногда трудно четко определить сам факт рейдерских действий.

 pic_text2

В то же время в статистическом учете арбитражных судов такие понятия, как «рейдерство» и «рейдерские захваты», вообще не отражаются — по мнению юристов, это терминология СМИ. В системе арбитражных судов применимо понятие «корпоративные споры», часть из которых связана с захватом бизнеса против воли собственника. Количество таких дел, рассматриваемых в Арбитражном суде Красноярского края, на протяжении трех последних лет остается довольно стабильным. В своей деятельности краевой арбитраж чаще всего сталкивается со следующими приемами захвата бизнеса: проведение общих собраний в отсутствие кого-либо из акционеров, незаконное выведение кого-либо из числа участников общества или акционеров, незаконное списание акций или подлог и подделка документов, проведение голосования с нарушениями кворума или смена исполнительного лица компании в нарушение процедуры. Инструментов для незаконного смещения собственника немало, хотя можно отметить и такую тенденцию — заметно меньше стало судебных споров, связанных с откровенно грубым пре­небрежением законодательством. Гораздо чаще право собственника оспаривают, используя пробелы и противоречия действующих законов, когда юридически подкованные «захватчики» умело тасуют и выбирают нормы права.

 То есть формально в суд рейдеры выносят вполне обоснованные и законные требования и, соответственно, ожидают решения в свою пользу. Поэтому значительная часть судебных споров, которые можно классифицировать как рейдерские атаки, связаны с такими огрехами, как небрежно составленные учредительные документы и неумение хранить информацию. Особо опасны для бизнеса ситуации, когда «разбегаются» бывшие партнеры — компания, созданная друзьями или родственниками, где все основывалось на доверии и отсутствовало документальное оформление, крайне уязвима для рейдерских атак.

«Предпринимателю можно оставить свидетельство о регистрации, учредительные документы и доброе имя. А сам бизнес забрать», — заявил заместитель руководителя УФАС по Красноярскому краю Олег Харченко и тем самым призвал не ограничивать понятие рейдерства только «недружественными поглощениями» — более применим термин «перехват бизнеса». Кроме того, он заметил, что основа самого процесса рейдерства — чиновники, и в Красноярском крае фиксировалось их участие в перехвате бизнеса.

 По мнению Олега Харченко, в регионе тех, кто успешно отбил рейдерские атаки, можно пересчитать по пальцам одной руки. При грамотно организованном захвате у предпринимателя остается минимум шансов сохранить свое дело. Да и атакуют чаще всего «проблемный» бизнес — в качестве примера Харченко привел ситуацию с архивами предприятий. После приватизации многие владельцы уничтожили документы, оставшиеся от прошлых лет, в результате чего стали уязвимы с точки зрения доказательств своих прав на те или иные активы. А ведь для того чтобы найти повод к судебному разбирательству, рейдеры готовы хоть из-под земли выискивать информацию.

Выслушав мнение государственных служащих, бизнесмен Сергей Погожев, директор Красноярской городской типографии, заявил весьма эмоционально: «Рейдерство гораздо опаснее, чем нам кажется! Это смертельно опасно для страны — рейдеры, захватывая предприятия, разрушают нашу экономику. Из заводов делают торговые комплексы, где продают чужие товары. Вор — он потому и вор, что крадет чужое и сам работать не собирается. Не затем рейдеры захватывают предприятия, чтобы наладить там производство. Их задача — раздробить бизнес и продать его подороже!»

Сергей Погожев невысоко оценил деятельность государственных структур по защите частного бизнеса: «Нас убивают и отбирают наше имущество. Быть предпринимателем в России смертельно опасно, и мы это прекрасно понимаем. Мало открыть рентабельное предприятие, надо его сделать таким, чтобы рейдер не захотел его отобрать. Если создаешь производство, нельзя его оснащать новым оборудованием, нельзя обзаводиться хорошими зданиями или участками земли. Приходится делать бизнес незаметным и внешне непривлекательным. Я почти каждый год подвергаюсь попыткам «наездов», — посетовал Сергей Погожев. — А некоторые мои друзья лишились всего — включая жизнь».

Но нельзя не заметить еще одну проблему, вызванную деятельностью рей­деров. О ней напомнила Оксана Шалагина, заместитель директора компании «Катэккомплексстрой». Сама защита от рейдеров обходится бизнесу недешево. И в конечном итоге все затраты, необходимые для защиты от рейдерских атак, — содержание служб безопасности, судебные издержки, мероприятия по информационной защите — сказываются на конкурентоспособности российского бизнеса. Если мы согласны платить лишние деньги, то на проблему можно не обращать внимания. А если не согласны, тогда придется осознать — рейдеры залазят в ваш семейный бюджет, и борьба с ними — это не только забота бизнеса.

«К счастью, — сказал в заключение Валерий Костин, — в последнее время произошли резкие изменения в отношении власти к этой проблеме. Наши инициативы в области противодействия рейдерским захватам получили поддержку на самом верху властной вертикали».     

Фото: Константин Ушаков

Отбой атаки

Помощник судьи Красноярского арбитражного суда Наталья Морозова предупреждает — не следует в каждом корпоративном споре видеть рейдерскую атаку

— Зачастую судебные разбирательства вызваны неумением собственников-компаньонов найти компромисс. Причем определение таких споров на стадии конкретного судебного разбирательства почти невозможно, поскольку арбитражный суд не имеет полномочий для сбора информации — чтобы расценить спор как рейдерскую атаку, надо иметь полную картину происходящего с этим юридическим лицом.

Безусловно, в деятельности арбитражных судов есть целый ряд нерешенных вопросов. Например, есть идея рассматривать споры, имеющие признаки рейдерского покушения, по месту нахождения ответчика. Уже не раз возникали ситуации, когда, используя манипуляции с подсудностью, к жертве рейдерской атаки предъявлялось большое количество исков в арбитражных судах разных субъектов Российской Федерации. В то же время юристы не согласны с целым рядом предложений, которые в СМИ преподносят как эффективные способы противодействия рейдерам. Например, нельзя запретить миноритариям получать информацию о деятельности компании. Нельзя прекратить опубликование для общего сведения отчетов о деятельности акционерных обществ и отчеты об эмиссиях ценных бумаг. Эти правила невозможно пересмотреть — они защищают права добросовестных акционеров.

В то же время юристы подчеркивают, что наиболее эффективный механизм противодействия рейдерству — не поиск защиты у государственных органов, а эффективные меры со стороны собственников по обеспечению безопасности собственного бизнеса. Например, грамотное ведение реестра акционеров — этим должен заниматься профессионально подготовленный специалист. Собственники должны уметь хранить конфиденциальную информацию. Никаких секретных приемов борьбы с рейдерами нет, но, как показывает практика арбитражных судей, предприниматели даже столь простыми рекомендациями злостно пренебрегают.

Подготовил Дмитрий Лапин