Отложенное решение

1 декабря 2008, 00:00
  Сибирь

Редакционная статья

Удивительно, как на фоне происходящих событий из поля зрения экономистов, публицистов и чиновников всех рангов выпала вдруг тема демографии. Скорее всего, причиной тому явились тревожные ожидания сокращений рабочих мест в реальной экономике. Ведь если ранее обращали внимание на неблагополучную демографическую ситуацию в разрезе нехватки рабочих рук для реализации всего многообразия намеченных производственных проектов, то теперь трудовые ресурсы, наоборот, высвобождаются.

Но вопрос демографии даже на этом фоне не потерял своей актуальности. Более того, сейчас самое время подумать именно о демографической ситуации в стране и Сибири в частности. Ведь, пожалуй, у нас эта проблема стоит острее, нежели в европейской части России. Огромные незаселенные территории не способствуют развитию экономики, это нужно понимать — если, конечно, мы надеемся за экономическим спадом обеспечить подъем.

Неслучайно еще в бытность свою «преемником» нынешний Президент РФ Дмитрий Медведев выбрал Новосибирск для того, чтобы сделать жесткое заявление по демографической ситуации в Сибири. «В Республике Тыва средняя продолжительность жизни 58 лет, в Читинской области — 61 год, в Новосибирской побольше, в Томской — 66. Мы с вами помним, что сказал президент: «Мы обязаны довести среднюю продолжительность жизни до 75 лет». Цифры (в Сибири — Ред.) стали чуть лучше, но они все равно запредельно плохие, — отметил Медведев. — В то время как на северо-западе страны достигнуты показатели, сравнимые со среднеевропейскими».

Такое отставание по демографическим показателям объясняется, на наш взгляд, исключительно социальными причинами. Только относительно недавно возник вопрос: сможет ли Россия осваивать Сибирь и Дальний Восток, используя сугубо внутренние человеческие ресурсы? По сути, будущее всего Зауралья зависит от правильного решения непростых задач, среди которых оценка перспективы демографической ситуации и выбор миграционной стратегии, а также поиск скрытых человеческих ресурсов.

Пока заметно, что государство больше внимания уделяет лишь регулированию миграционных процессов — например, в следующем году планируется значительный приток рабочих в Россию из других стран. А из мер по исправлению положения внутри страны навскидку можно вспомнить только пресловутый материнский капитал, выдаваемый на второго ребенка в семье. Да еще неясные заявления о возможном увеличении пенсионного возраста — ведь убыль трудоспособного населения при отсутствии высокой рождаемости можно компенсировать только таким путем.

Обращение к мировому опыту не дает однозначных ответов на вопрос, как действовать в ситуации постоянного сокращения численности трудоспособного населения. Нечто подобное происходило в послевоенные годы в Западной Европе, когда развитие ее экономики обеспечивалось притоком мигрантов, а впоследствии даже выносом производства поближе к дешевым трудовым ресурсам — в развивающиеся страны.

В любом случае готовых рецептов по улучшению демографической ситуации в мире нет. Здесь необходимо комплексное решение проблемы — прежде всего в плане предоставления социальных гарантий, создания условий доступности жилья и так далее.

С этой точки зрения высвобождение трудоспособного населения, которое, по официальным оценкам, составит в начале будущего года порядка 200 тыс. человек, проблему не решит, а только усугубит. Возникающий избыток рабочей силы не стоит воспринимать как благо, а скорее как тревожный сигнал, поскольку в первую очередь сокращается неквалифицированный персонал, да и ценные специалисты быстро теряют профессионализм, оказавшись без работы.

Это значит, что решение кадровых проблем только откладывается. Острейший дефицит рабочей силы для нас еще впереди. По оценкам некоторых руководителей сибирских производственных предприятий, он станет основным вопросом экономики через три–четыре года — сразу после выхода из тисков экономического спада.