Лесоповал и телогрейки

1 декабря 2008, 00:00
  Сибирь

Назначенный на должность губернатора Иркутской области Игорь Есиповский начнет с порядка в экономике региона. Какого — депутаты не поняли, но губернатора утвердили.

На сессии Законодательного Собрания Иркутской области полномочный представитель Президента РФ в СФО Анатолий Квашнин представил депутатам претендента на пост губернатора Иркутской области. Игоря Есиповского, чья кандидатура вносилась в течение рекордного для России срока — 35 дней, Квашнин охарактеризовал как честного и порядочного человека, высоко­профессионального управленца, которому, «как и всем нам, присуща излишняя эмоциональность». «Я всем ответственно заявляю, что Игорь Есиповский — прекрасная кандидатура на пост губернатора», — подытожил выступление Анатолий Квашнин.

«Будем поддерживать производство всеми законными способами, — озвучил Есиповский главную мысль концепции своей будущей губернаторской деятельности. — В кратчайшие сроки профильные министер­ства областного правительства должны разработать программу поддержки предприятий промышленности, сельхозпроизводства и переработки». Внимая гласу будущего губернатора, региональная элита ничего неожиданного не услышала: правительство намерено создавать режим наибольшего благоприятствования инвесторам, которые будут осваивать Ковыктинское и Верхнечонское месторождения, извлекать нефтяные запасы на севере области, добывать известняк Быстринского месторождения в Слюдянском районе, железную руду Ангаро-Ленской группы месторождений и калийные соли Непского месторождения в Катангском районе.

Среди представленных проектов также самыми «засвеченными» оказались деревопереработка и завод по производству стройматериалов, которые смогут финансировать далеко не ЧП и ООО. Увидеть масштаб инфраструктурных проектов, о необходимости которых много говорил губернатор, можно с первой попытки: область будет и дальше создавать единую энергосистему с Якутией, строить аэропорт, автодорогу Вилюй (2018 год, более 30 млрд рублей) и железнодорожную линию Усть-Илимск – Непа–Ленск (порядка 50 млрд).

Среди наиболее значимых проектов, которые уже реализуются на территории региона, Игорь Есиповский назвал изготовление биобутанола — о производственных успехах на этой почве слышно немного; завод поликремния в Усолье-Сибирском, ищущий венчурные инвестиции и не находящий их; запуск в производство пассажирского среднемагистрального самолета на Иркут­ском авиационном заводе, где, по мнению специалистов, стадия настолько проектная, что первый самолет удастся собрать в лучшем случае лет через восемь–десять. Поэтому речи о глобальных перспективах иркутской экономики депутаты внимали «не прислушиваясь».

На предсказуемый вопрос народных избранников: как новый губернатор собирается заставлять зарегистрированные в других городах финансово-промышленные группы платить налоги в местные бюджеты — Игорь Есиповский отвечал так долго, что даже журналистам стало понятно — проблему видит, решения не знает.

«Деятельность финансово-промышленных групп действительно выводит прибыль от значительной части ресурсов в другие регионы и даже страны, — констатировал Игорь Есиповский. — Не решив эту проблему, мы не сможем двигаться, но создавать предприятия нужно, иначе мы останемся кладовой, обслуживающей тех, кто вывозит отсюда ресурсы».

После череды «острых» вопросов о губернаторе, причинах отсутствия региона в федеральных целевых программах, бюджете и сомнительной пользе Дмитрия Мезенцева на должности представителя Иркутской области в Совете Федерации (его, кстати, утвердили вновь) немного вышедший из себя Анатолий Квашнин 10 минут очень эмоционально беседовал с депутатами «без микрофона». Полпред учил депутатов не быть иждивенцами и говорил что-то про лесоповал и телогрейки. В итоге голосовали убедительным большинством (35 против 8) с 30-процентным запасом от требуемого количества голосов (25). Впрочем, эксперты считают, что глубокую толерантность депутатов к выдвинутой кандидатуре и новшествам, которые грядут в связи с его назначением — например, урезанием на 70% областных программ, отбиранием у городов-доноров 3,8 млрд рублей, секвестрированием бюджета — можно объяснить только боязнью финансового кризиса.