Welcome to Сибирь

Перспективы туристической отрасли в Сибири многообещающи, проекты разнообразны, но привлекать под них инвесторов пока тяжело из-за нечеткого понимания конкретных территориальных преимуществ

Сибирь богата возмож­нос­тями для развития туризма. Но поток отдыхающих в основном составляют сами сибиряки, интерес же иностранцев к региону снижают высокие цены на перелет и проживание. На протяжении последних нескольких лет поток зарубежных туристов в Россию уменьшается (в прошлом году снижение произошло на 7–8% по сравнению с 2006 годом и составило около 400 тыс. человек). Предпочтительными для интуристов являются маршруты Золотого кольца России (до 95% от общего числа), остальной поток уже распределяется по стране. 

Едут сами

В прошлом году министерство туризма и предпринимательства Республики Алтай организовало анкетирование приезжающих. Анализ показал, что основной поток прибывает на личном транспорте (более 70%) и из Сибирского федерального округа (около 87%). 70% отдыхающих активно используют места размещения, предоставленные базами и частным сектором, остальные проживают в палатках, то есть являются участниками неорганизованного туризма. 

Более половины опрошенных воспользовались предлагаемым спектром развлекательных услуг, но при этом более 13% респондентов считают, что потраченные средства не соответствуют их уровню и качеству.

Это не может не настораживать правительство республики, ведь одну из главных ролей в развитии экономики в Республике Алтай занимает создание особой экономической зоны туристско-рекреацион­ного типа (ОЭЗ ТРТ), где планируется создание всесезонного международного горнолыжного комплекса «Манжерок» с оборудованием 32 горнолыжных трасс общей протяженностью 59,5 км. Также предусмотрено строительство гостиницы на 500 мест с досуговым комплексом и крытым паркингом, санаторно-курортных лечебных и оздоровительных комплексов в Чемальском и Майминском районах республики. «Несмотря на то что уникальные природные и культурно-исторические возможности Республики Алтай в части создания высококачественного туристского продукта значительны, сложившаяся туристская инфраструктура еще не может в должной мере удовлетворить необходимый спрос состоятельных туристов, в том числе иностранных, — отмечает заместитель министра туризма и предпринимательства Республики Алтай Олег Кулигин. — По статистике, посещение четырех иностранных туристов должно создавать одно рабочее место в экономике. Но слабое развитие современной транспортной, энергети­ческой и инженерной систем обеспечения туризма является сдерживающим фактором развития отрасли. Отсутствие крупных комплексов круглогодичного действия и предлагающих зимние виды отдыха и развлечений все еще позволяют говорить о летней сезонности туризма в Республике Алтай».

С этим мнением согласятся многие туроператоры. Действительно, инфраструктура — краеугольный камень сектора, по крайней мере, от нее зависит очень многое. «Отрасли не хватает качественных дорог и мест для проживания, — говорит директор по развитию компании «Истлэнд» (Иркутск) Дмитрий Семенов.  Недостает также дешевых чартерных авиапрограмм или какой-то схемы поддержки туристических направлений государством — перелет по России приводит иностранцев в шок своей ценой. Добраться до Байкала из Европы дороже, чем до любой страны Юго-Восточной Азии. Нет и системы налоговых льгот на период межсезонья — к сожалению, зимний период пока очень плохо наполняется, а имеющаяся структура для зимнего отдыха не отличается качеством предоставляемых услуг. Цены в нашем регионе на единственной интересной для дальней поездки горнолыжке в Байкальске (гора Соболиная) сопоставимы с посещением Австрии, где уровень сервиса гораздо выше».

Инфраструктурная нерешительность

Иркутские городские власти сами констатируют, что частные инвестиции в сфере туризма здесь отчего-то не приживаются. Например, гостиничный бизнес — главный дефицит в туристической инфраструктуре города Иркутска — самый «невезучий» сектор этого сегмента рынка. Перво­начально администрация Иркутска собиралась выделить 15 площадок под строительство гостиниц. С потенциальными инвесторами велись переговоры об открытии отелей с мировым именем, соответствующих европейским стандартам.

На центральном участке по улице Чкалова, освобожденном от деревянной застройки, в 2006 году планировалось возведение отеля гостиничной сети «Мариотт». За три месяца — рекордный для Иркутска срок — территорию очистили от ветхого и аварийного жилья. Но выставленные на аукционе 0,6 га земли имели феноменальное количество обременяющих условий: построенное здание должно было быть не выше трех этажей, большая часть инженерной инфраструктуры, включая ливневую канализацию, — за счет застройщика.

Но смена руководства Иркутской области, арест очень влиятельной в сфере туризма Татьяны Казаковой (мэра поселка Листвянка) и исключение ее проекта «Байкал-Сити» из списка возможных ОЭЗ на неопределенное время отодвинули золотой век гостиничного бизнеса в Иркутске. Также сегодня из-за финансового кризиса бумажным проектом может остаться и «VIP-Байкал-Центр», который собственник земли собирался построить на побережье промышленно-складской зоны поселка Затон. На берегу Ангары частный предприниматель пообещал развернуть гостиничный комплекс класса премиум, деловой центр, яхт-клуб, сеть ресторанов и концертную площадку на воде. Из необходимых для строительства гостиничного комплекса 300 млн долларов руководство проекта запрашивало у инвесторов всего 20%.

Наиболее жизнеспособным сценарием развития гостиничного комплекса Иркутска оказалась реставрация памятников деревянного зодчества, заложенная в городской программе «Возрождение и охрана объектов культурного наследия города Иркутска в 2009–2013 годах» как инвестиционный проект для государ­ственно-частного партнерства.

Дело в том, что результаты исследований, закрепленные в стратегических документах по развитию туризма в городе Иркутске, говорят о том, что Иркутск и Байкал следует позиционировать как центр культурного и делового туризма. Принятый в июне 2007 года генеральный план развития Иркутска позволил пересмотреть перечень памятников архитектуры и создать список мер, способных привести их в приличное состояние. Из 3 тыс. объектов историко-культурного наследия большая часть используется как жилые дома, причем домовладельцы, как правило, не имеют денег даже на обычный ремонт, не говоря о проведении профессиональных реставрационных работ.

Превратить памятники из дотационного пейзажа в хозрасчетные достопримечательности администрация Иркутска решила по томской модели: в обновленных благоустроенных деревянных зданиях открываются небольшие гостиницы, рестораны традиционной кухни, чайные, рюмочные, магазины и музеи. А их собственники получают льготный налоговый режим и субсидии на реставрационные работы из городского бюджета.

Работу томского механизма в Иркутске проверяли на историко-мемориальном комплексе «Декабристы в Иркутске». Первая заповедная зона города состоит из 18 зданий, куда входит построенный в середине XIX века «кружевной» дом купца Шастина, амбар XVIII века, перенесенный с улицы Декабрьских событий дом Полканова и другие исторические здания. В этих памятниках архитектуры, на реставрацию которых в городском бюджете отведено 59 млн рублей, обустроены гостиничный комплекс, кафе и туристическое подразделение администрации города — МУП «Дом Европы».

Впрочем, не обошлось и без ложки дегтя. Ведомственная целевая программа «Возрождение и охрана объектов культурного наследия города Иркутска» предполагала реконструкцию еще трех градостроительных ансамблей, интересных не только с исторической, но и туристической точки зрения. На воссоздание первоначального вида исторической застройки предполагалось направить более 320 млн рублей из городского бюджета и привлечь частные инвестиции для перепрофилирования зданий. Однако эти проекты могут разделить судьбу вышеназванных гостиниц премиум-класса. Депутаты Законодательного Собрания, проголосовавшие за передачу ряда налоговых поступлений на уровень областного бюджета (5% НДФЛ, НДПИ, транспортный налог, налог с предприятий, работающих по упрощенной системе налогообложения), изъяли из городской казны 1,5 млрд рублей. В таких условиях программы, связанные с реставрацией и капитальным строительством, станут первыми кандидатами на секвестирование.

Есть повод

В основном операторы рынка по-прежнему ориентируются на традиционные продукты, а перспективы отрасли связывают с реализацией крупных проектов. В то же время не используется огромный потенциал территорий для организации так называемого событийного туризма. По мнению генерального директора компании «Олимпия- Райзен-Сибирь» (Новосибирск) Виктора Данна, инвестиционный потенциал приема туристов в Сибири колоссальный. Его можно сравнить даже с доходами по нефти и газу. Недавнее затмение, например, стало событием, привлекшим в Новосибирск множество людей. Поэтому, если возникают вопросы о том, является ли город туристическим центром, то ответ очевиден: это именно событийный центр, в котором можно было бы развивать именно это направление.

То же касается и других регионов. По словам Дмитрия Семенова, новые услуги местные туроператоры вводить не торопятся, может, потому за последний год можно только отметить падение процента иностранцев и замещение их россиянами (хорошо это или плохо, сказать нельзя, так как соотечественники часто тратят больше).

Если же вести речь о событийных мероприятиях, то в Иркутске и соседней Бурятии есть несколько проектов, которые интересны туристам. Прежде всего это Зимниада — фестиваль зимних видов спорта, призванный пропагандировать зиму на Байкале. А также бурятские праздники — Сурхарбан, Алтаргана, Ердынские игры, которые собирают представителей бурятских землячеств по стране и из-за рубежа, иностранцев и россиян, желающих посмотреть красочное представление. Проводится фестиваль шаманистов на Байкале, куда приезжают представители нескольких десятков народов и народностей. Кроме того, в Бурятии расположен центр российского буддизма, что позволяет надеяться на поток паломнического туризма.

«Пока отрасль не слишком развита и не отличается высокой рентабельностью, чтобы привлекать серьезных инвесторов, — делится наблюдением советник генерального директора по связям с общественностью и СМИ компании «Гранд Байкал» Сергей Евчик. — Например, к пятому Байкальскому экономическому форуму был подготовлен справочник инвестора, в котором приведены данные более чем по 15 проектам, включенным в раздел «Коммерческая недвижимость. Туризм». Даже беглое изучение позволяет сделать вывод, что вряд ли они будут очень интересны, скажем, иностранным инвесторам. Большая их часть — это как раз коммерческая недвижимость — торгово-развлекательные центры, конгресс-центр — в Иркутске, есть предложения поучаствовать в строительстве верфи, на которой будут создаваться яхты, и ряда баз на Байкале. Пока информация о том, что эти проекты заинтересовали серьезных инвесторов, в туристских кругах не появлялась».

По всей видимости, крупные турпроекты в Сибири, даже прошедшие этап проектирования и вступившие в стадию реализации, в новых экономических условиях будут ждать воплощения еще долго. Значит, туроператорам придется сосредоточиться на стратегии развитии новых направлений. Только так можно будет перетянуть поток на себя, и, возможно, под такие небольшие, но эффективные проекты заграничный бизнес пойдет в отрасль охотнее.

Турист-старатель

Золотодобывающим сибирским и дальневосточным регионам можно предложить не совсем обычный способ привлечения туристов — поиск самородков золота и намывка золотого песка на многочисленных ручьях и притоках. Способ этот, честно говоря, «импортированный» и немного экстремальный. Но это самый настоящий событийный туризм (tourism experiences).

Предприимчивые американцы, канадцы и австралийцы уже давно освоили старательские маршруты по отработанным и заброшенным золотым приискам. Реки Юкон и Клондайк в Канаде, австралийская провинция Калгурли, американская Аляска — названия эти известны многим, даже тем, кто особо не интересовался историей золотодобычи.

Николай Самсонов