Нанотехнологический пузырь

Постскриптум
Москва, 15.12.2008
«Эксперт Сибирь» №49 (236)

Вначале декабря в Москве произошло примечательное событие — российский форум нанотехнологий. По замечанию одного из комментаторов, его участники пытались определиться: а может быть, и в самом деле нанотехнологии — это не мыльный пузырь? Такой тезис звучит саркастически, с другой стороны, из него вытекает антитезис: посыл форума, вероятно, заключается в том, что это все же пузырь. Из бесед с некоторыми специалистами (в конце концов, у нас же есть Сибирское отделение РАН), вполне понимающими, «что есть что в науке» (и в ее технических приложениях), создается впечатление, что с государственным нанотехнологическим проектом не все в порядке.

Сложность в том, что он находится просто вне открытого обсуждения или специализированной научной экспертизы. Обсуждения нет в средствах массовой информации и в научных российских изданиях. Возможно, причина умалчивания в том, что нанотехнологическая программа была инициирована президентом/премьером Владимиром Путиным. Лейтмотив его инициативы состоял в том, что нанотехнология — это прорывное научно-техническое направление для России и всего мира в XXI веке. Использовалось даже сравнение со знаменитыми «атомными проектами», осуществленными в прошлом веке в США и СССР. Утверждалось, что без развития нанотехнологий у нашей страны нет будущего. Совсем недавно вице-премьер Сергей Иванов вновь использовал эту отсылку. Понятно: если об этом говорят такие фигуры, то какие могут быть экспертизы и сомнения? Однако основания для сомнений есть.

Сравнение нанотехнологий с атомным проектом — как с американским, так и с советским — не выдерживает никакой критики. Это несопоставимые вещи ни по масштабам, ни по структуре их реализации. В атомных проектах были изначально две цели при общей формулировке — использование внутри­ядерной (атомной) энергии. Одна — создание атомной и затем водородной бомбы, вторая — создание энергетического атомного реактора. Для реализации задействовалось практически все научное сообщество США и СССР. Были проведены широчайшие исследования, но конечные цели всех работ были заданы: бомба и реактор. И только потому, что эти вещи были созданы, атомный проект считается успешным. Если бы ни бомба, ни реактор не получились, весь признали бы неудачным. В этой связи уместно задать вопрос: кто же подсказал Президенту РФ столь несуразное сравнение и есть ли у института высшей власти специальный помощник по науке? В свое время в руководстве США были авторитетные фигуры, например, всемирно известный физико-химик Дж. Кистяковски, советник по науке у президента Д. Эйзенхауэра. 

Теперь обратимся к нанотехнологиям XXI века. Есть ли там столь же конкретные и важные цели, как в атомном проекте? В качестве ответа уместно в частях процитировать интервью нынешнего министра науки Андрея Фурсенко, опубликованного 15 июня прошлого года в газете «Известия» под названием «Мы оцифруем всю материю»: «<…> Нанотехнологии — это не новые продукты, как часто думают. Нанотехнологии несут переворот в мышлении. <…> Нанотехнологии позволяют манипулировать частицами на уровне атомов и строить, как из кубиков, принципиально новый мир. <…> Сначала человек перевел «в цифру» информацию, что привело к появлению компьютеров и нового качества связи. Теперь мы переведем с помощью нанотехнологий «в цифру» саму материю».

Ответ научного министра, с одной стороны, можно считать грубым «научно-популярным изложением», с другой — из него следует, что в инициативе под названием «нанотехнологии» нет ни практических целей, ни реальных перспектив — будет только новое мышление и натурфилософия. Кстати, на одном из недавних совещаний нынешний президент выразил искреннее недоумение: вроде бы государство готово финансировать нанотехнологические работы, но практически значимых проектов по-прежнему нет.

Очень часто в качестве достижений нанотехнологий приводят разработки в области микроэлектроники — создание чипов с элементными размерами в десятки нанометров, наноразмерные гетероструктуры (флеш-карты, видеоматрицы). Но давайте посмотрим реально: эти разработки ведутся во всем мире уже десятки лет, развитие этих технологий шло шаг за шагом, от микронных размеров к наноразмерам. Они развивались и будут развиваться сами по себе, независимо от натурфилософии. То же относится к высокодисперсным (наноразмерным) порошкам, тонкослойным и прочим технологиям — они существуют и развиваются уже давно, и эфемерная «оцифровка материи» вряд ли что-либо для них изменит. В таких делах нужна последовательная исследовательская и техническая работа, от «а» до «я».

Исторически считается, что Российская академия наук (РАН) в целом и ее члены персонально являются государственными экспертами по любым научно-техническим направлениям. Пожалуй, в нынешнем составе РАН только два-три человека могли бы безбоязненно высказать собственное мнение. Один из них — академик Жорес Алферов, который сам давно и успешно работает в области (нано)гетероструктур, но он возглавляет в РАН некий Совет по нанотехнологиям и пробует получить для академии средства. Ему не с руки сейчас заниматься хоть малейшей критикой. Другим мог бы быть академик Виталий Гинзбург, который никогда не боялся давать нелицеприятные оценки тем или иным научным направлениям. К сожалению, по его словам, преклонный возраст и состояние здоровья вынудили его устраниться от активной деятельности, в том числе научно-общественной.

Судя по всему, некоторые члены академии сознают ненормальность ситуации. Несколько раз в «Вестнике Российской академии наук» появлялись статьи-размышления по проблематике и перспективам наноисследований. Основной смысл этих статей заключался в том, что надо бы систематизировать все имеющиеся результаты и найти «научно-исследовательскую нишу», достойную РАН. Но на самом деле речь шла о том, чтобы получить хоть толику нанотехнологических денег. А вот серьезной и полноценной экспертизы не проводилось. Так, может, и вправду — мыльный денежный пузырь?

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №49 (236) 15 декабря 2008
    Ритейл
    Содержание:
    Извините, товара временно нет в продаже

    Производители и дистрибьюторы воспитывают ритейлеров, отказываясь поставлять им продукцию даже при минимальной дебиторской задолженности

    Реклама