Наноалмазы для машиностроителей

Спецвыпуск
Москва, 09.02.2009
«Эксперт Сибирь» №4-5 (240)
В Бийске разработали покрытие, способное в два–четыре раза продлить ресурс металлообрабатывающих инструментов и пресс-оснастки

Технология нанесения кластерных гальванических покрытий была разработана в недрах оборонки (НПО «Алтай», Бийск) еще в 90-х годах прошлого века. Ее коммерциализацией занимается созданная в январе прошлого года ассоциация «Межрегиональный центр наноиндустрии», в которой объединены компании из Бийска, Барнаула, Томска и Новосибирска, имеющие отношение к разработкам в области наноиндустрии.

Пока ассоциация может похвастаться только одним этим проектом, реально претендующим на привлечение финансирования из госкорпорации «РОСНАНО». Он разработан с активным участием специалистов ФГУП «ФНПЦ «Алтай» (Бийск) и находится на последней стадии согласования. При этом ряд алтайских машиностроительных предприятий уже присматриваются к его преимуществам.

Есть еще предложения по проектам, которые ассоциация планирует представить на федеральное финансирование в 2009 году. Но говорить о конкретике пока рано, поскольку большинство изысканий связаны с машиностроительной отраслью, которая переживает не лучшие времена, отмечает исполнительный директор ассоциации Юрий Ладыгин.

— Наш проект, который сейчас проходит инвестиционную экспертизу в госкорпорации «РОСНАНО», — это современные гальванические модули по производству металлоалмазных покрытий. Он уже прошел первые две ступени согласований: входную и научно-техническую экспертизы. На первой стадии проверяется формальное соответствие поданной заявки требованиям РОСНАНО. Научно-техническая экспертиза проводится для выявления соответствия содержания проекта области нанотехнологий, оценивает научную состоятельность и техническую реализуемость проекта. Инвестиционная экспертиза — это разработка и уточнение бизнес-модели. Деньги, которые предоставляет проектам коммерциализации госкорпорация, даются на возвратной основе. Поэтому необходимо четко прописывать, на каких условиях они вернутся, кто за это будет отвечать и какими темпами будет развиваться профинансированный бизнес. Надеюсь, что инвестиционная экспертиза закончится в первом квартале текущего года. И далее будет принято решение по условиям финансирования проекта.

— Для каких целей используется металлоалмазное покрытие?

— Применение этой технологии наиболее целесообразно на заводах машиностроительной отрасли. Особенно оно нужно тем промышленным предприятиям, которые активно используют в производстве обрабатывающие, металлорежущие инструменты общетехнического назначения и пресс-оснастку различного вида. Допустим, наша технология хром-алмазного покрытия позволяет увеличить ресурс использования инструмента в два–четыре раза в зависимости от его вида. Если это технологическая пресс-оснастка, например, для изготовления деталей методом прессования из металлических порошков или пуансоны (одна из основных деталей инструмента​, используемого при штамповке и прессовании металлов в ​металлообработке — Ред.), применяемые для глубокой вытяжки, то срок службы таких инструментов, обработанных по предлагаемой технологии, вырастает более чем в четыре раза.

С точки зрения материаловеда стойкость хром-алмазных гальванических покрытий объясняется тем, что ультрамелкие частицы алмаза являются первичными зародышами мириадов центров кристаллизации хрома. Затем алмазные частицы «выталкиваются» на поверхность обрабатываемого изделия, оставляя под собой ультрамелкозернистый и монолитный слой хрома. Кроме того, на поверхности покрытия они заполняют все микропоры и микронеровности. От этого хромированная поверхность не только становится еще тверже, но и приобретает антифрикционные свойства.

Аналогичная картина уменьшения зернистости покрытий и увеличения их прочности наблюдается при ведении никель-алмазных и медь-алмазных гальванических покрытий.

 Если металлорежущий инструмент общетехнического назначения, то ресурс его использования возрастет как минимум в два раза. А в зависимости от конкретных технологических процессов, ресурс может быть повышен до 400 процентов. Здесь проявляется так называемый эффект самозаточки инструмента. За счет этого происходит экономия ресурсов на предприятиях, активно использующих металлообрабатывающий инструмент. И эта экономия зачастую сопоставима с суммой годовых затрат компании на приобретение инструмента. При том что расходы по этой строке у многих предприятий составляют пять–семь процентов в составе общей себестоимости продукции.

— Проявляют ли машиностроители интерес к этому проекту? Ведь у них сейчас не самые легкие времена.

— Да, интерес этой отрасли к проекту уже есть. Сейчас как раз определяется объем спроса на гальванические модули. Мы смотрим, где есть заводы, способные внедрить эту инновационную технологию с учетом нынешних условий и получить при этом эффект от ее внедрения. Пока заинтересовались предприятия преимущественно нашего региона. Это Алтайский завод прецизионных изделий (Барнаул), холдинг «Барнаултрансмаш», Барнаульский станкостроительный завод. Если все будет хорошо, модули будут размещены на самих заводах. То есть покрываться металлоалмазным покрытием инструмент будет непосредственно на самих предприятиях. ФНПЦ «Алтай» будет запускать модули и предоставлять расходные материалы для нанесения гальванических покрытий на инструмент.

Ассоциация выступает здесь как инфраструктурная составляющая. Мы объединяем знания одних с потребностями других и продвигаем проект, помогаем ему получить федеральное финансирование.

— Это основное направление деятельности ассоциации или есть еще другие?

— Мы принимаем участие в федеральной целевой программе по развитию инфраструктуры наноиндустрии на 2008–2010 годы. Совместно с соисполнителями с 2008 года работаем по проекту «Методическое, технологическое и организационное обеспечение работ, связанных с патентно-лицензионной деятельностью в государственном научно-образовательном секторе и организациях, образующих национальную нанотехнологическую сеть по региону Алтай». С 2009 года участвуем также в проекте по мониторингу состояния нанотехнологий и наноиндустрии по Сибирскому федеральному округу. В этой работе головной организацией у нас является Томский научный центр Сибирского отделения Российской академии наук, возглавляемый профессором Сергеем Псахье и Межведомственный центр «Томск­нано­тех», которым руководит профессор Петр Каминский.

Продвигаем разработки участников ассоциации в центральных регионах и за рубежом. В прошлом году были достигнуты договоренности и подписаны два соглашения о сотрудничестве. Одно с институтом металловедения Болгарской академии наук — он определяет базовые направления развития технологий машиностроительного комплекса Болгарии, а второе — с департаментом новых материалов и нанотехнологий Института космических исследований.

Со стороны РОСНАНО имеется заинтересованность по соглашению и реализации проектов в области наноиндустрии на территории региона, если эти проекты будут более комплексными, с перспективой на расширение применения нанотехнологий в различных отраслях экономики. Если проект всего один, то этого для соглашения о долговременном сотрудничестве мало.

В настоящее время ассоциация совместно с администрацией края и наукограда Бийска работает в направлении подготовки предложений в проект соглашения о сотрудничестве между РОСНАНО и Алтайским краем.

— Есть ли перспективные проекты, которые тоже могут претендовать на финансирование РОСНАНО?

— Сказать, что у нас море проектов, я не могу. Хотя в планах проекты есть, они прорабатываются, но некоторые находятся лишь на начальной стадии. И еще неизвестно, будем ли мы представлять их на госфинансирование. Нужно ведь и самим оценить преимущества, то, насколько они важны в современных условиях и будет ли от них отдача. Получение денег от РОСНАНО — дело непростое. По металлоалмазному проекту, достаточно понятному, мы надеялись, что пройдем экспертизу сравнительно быстро. Но пока реальность отличается от наших планов. Сейчас в РОСНАНО в общей массе подано около тысячи проектов и заявок на получение финансирования, а реально прошли все ступени экспертизы из них только около десяти. Это говорит о том, что подход к каждому проекту в РОСНАНО очень скрупулезный и серьезный.

— Неужели нет ни одного по-настоя­щему перспективного проекта?

— Время покажет. Таких, чтобы совершить масштабный прорыв в области наноиндустрии, пока мы в нашем регионе не сформировали. Речь пока идет о проведенных ранее в регионе исследованиях и созданных на их основе технологиях. Сейчас идет анализ их эффективности в той или иной отрасли.

— Вы говорили о продвижении наших проектов и нашей нанопродукции в другие регионы. Как обстоит дело с экспортом инноваций из Бийска?

— Мы налаживаем отношения с региональными центрами России по нанотехнологиям и наноматериалам в рамках созданной в 2008 году Национальной Ассоциации Наноиндустрии, а также с отдельными предприятиями.

Планируем, что технология металлоалмазных покрытий будет применяться не только в Алтайском крае. Ею заинтересовались и в других регионах. Сейчас ведем переписку с самарскими промышленниками, с Ульяновском. Идут переговоры о том, на каких условиях может проходить внедрение. Вообще, если к технологии проявили интерес наши предприятия, то логично предположить, что она может быть интересна и аналогичным заводам из других регионов. Просто требуется доносить информацию конкретно и адресно.

— С продвижением проблем не возникает?

— Сейчас, когда Интернет активно развивается, особых проблем с продвижением нет. Проблема в другом — восприятие новаций часто зависит от личного контакта и показа преимуществ новой технологии в испытаниях, близких к реальным условиям, или непосредственно на заводских линиях. Необходимо показать все достоинства на конкретном оборудовании потенциального заказчика. Тогда это наглядно. Есть еще финансовая проблема. За чей счет продукция будет продвигаться? Ведь можно полгода провести в командировках, развозить образцы, но в результате не внедрить технологию. Эта проблема действительно есть. Будем стараться при продвижении технологий учитывать и заинтересованность ее разработчика во внедрении созданного детища, и заинтересованность конкретного использователя нанотехнологии для решения своих технических и, как следствие, экономических проблем.

— Как отразился кризис на желании промышленников инвестировать во внедрение инновационных технологий?

— Любая инновация — это риск. По общеизвестной статистике, только 10 процентов внедряемых инноваций дают видимую отдачу, и то не сразу после внедрения. Конечно, сегодня не лучшие времена для инноваций. Продвигать нанопродукцию стало сложнее. Предприятия сокращают затраты на решение насущных проблем по уменьшению себестоимости продукции, ее потребительских характеристик, повышению продаж, но надежды на внедрение новаций остаются. Проблемы насущные в любых процессах никуда сами собой не денутся, и их все равно придется рано или поздно решать, в том числе за счет нанотехнологий.

— На ваш взгляд, бийчане ощущают, что живут в наукограде? Придание городу этого статуса как-то сказалось на его развитии?

— Я думаю, все жители ощущают, что статус наукограда придал новый импульс развитию нашего города. Дополнительное финансирование по наукограду, а особенно целенаправленное использование его администрацией города и привлечение дополнительных ресурсов позволило значительно обновить городскую инфраструктуру. В первую очередь это ремонт и восстановление всех основных дорог города, включая создание новых газонов и тротуаров. Завершен ряд долгостроев, таких, как онкологический центр, спорткомплекс «Заря», куда были привлечены, кроме федеральных, и краевые ресурсы. Разработана стратегия развития Бийска до 2025 года. Создан центр поддержки предпринимательства.

И если сравнить результаты деятельности города Бийска и другого города, не являющегося наукоградом, то наш город, скорее всего, будет в более выгодном положении по возможностям развития.

Новости партнеров

«Эксперт Сибирь»
№4-5 (240) 9 февраля 2009
Сокращение ГРР
Содержание:
Эра геологических закрытий

Мировой финансово-экономический кризис вносит коррективы в планы развития компаний нефтегазового сектора. Сокращение инвестиций прежде всего коснется геолого-разведочных работ. В будущем это может грозить падением объемов добычи углеводородов и сокращением ресурсной базы

Реклама