Научим всех

Экономика и финансы
Москва, 25.05.2009
«Эксперт Сибирь» №19-20 (248)
Система профессиональной подготовки и переподготовки кадров в Красноярском крае в целом оперативно реагирует на запросы рынка труда. Только для совершенно новых отраслей экономики — таких, как разработка углеводородных месторождений — специалистов в регион приходиться приглашать со стороны. Но лишь до поры до времени. Скоро и там будут работать свои, доморощенные кадры

Структура спроса на рынке труда служит надежным индикатором социально-экономического развития. По востребованности тех или иных специалистов можно судить об успехах региона, города или отдельной отрасли. Менее надежный показатель — конкурс в сибирские вузы. При явном перепроизводстве специалистов-гуманитариев количество человек на место на соответствующих факультетах остается стабильно высоким. Причина в весьма консервативном менталитете сибиряков — с точки зрения родителей абитуриентов, на юридическом или психологическом факультете их чадо получит более «престижное» образование, чем на инженерном или строительном. На организованном журналом «Эксперт-Сибирь» в Красноярске круглом столе представители системы профессионального образования, а также игроки кадрового рынка, рекрутеры и работодатели отметили: у выпускников средних специальных учебных заведений, квалифицированных «синих воротничков» шансов трудоустроиться больше, чем у обладателей вузовских дипломов.

Безработица заметна

Главная тенденция регионального кадрового рынка — отсутствие на нем серьезных структурных изменений на фоне экономического кризиса. То есть все отмеченные ранее явления: нехватка высококвалифицированных специалистов в тяжелой промышленности и успешных управленцев и рабочих многих специальностей — стали менее заметными, но никуда не делись. Безработица в Красноярском крае, по данным агентства труда и занятости, не приняла угрожающих масштабов — ее уровень составил 3,3% от численности экономически активного населения.

В то же время прогноз на ближайшие годы для работодателей весьма нерадостен — в трудоспособный возраст вступают молодые люди, родившиеся «на отрицательном пике» демографического кризиса. Их, появившихся на свет в середине–конце 1990-х годов, просто очень мало — сейчас в школах пустые средние и старшие классы, завтра будут малолюдными студенческие аудитории. В 2011 году школы закончат всего 15 тыс. выпускников — это меньше, чем сегодня мест в красноярских вузах.

О том, как система профессиональной подготовки, то есть учебные заведения всех уровней, реагирует на изменение экономической ситуации, рассказала Ольга Никитина, заместитель министра науки и образования правительства Красноярского края. По ее словам, в 2009 году система образования Красноярского края выпустит 27 тыс. человек, в том числе 10 тыс. получивших начальное профессиональное образование — то есть рабочих, 7,2 тыс. — выпускников средних специальных учебных заведений и 9,2 тыс. — выпускников вузов. Год назад было 22 тыс. выпускников — это последние более-менее многочисленные потоки.

«Для того чтобы наши выпускники не остались без работы и не усугубили ситуацию на рынке труда, мы ведем пристальный мониторинг этого рынка, — пояснила Ольга Никитина. — Сегодня по окончании профессионального образования всех уровней лишь 59 процентов выпускников получают направление на работу, еще около 20 процентов продолжат обучение в магистратуре, аспирантуре и так далее, в армию уйдут 14 процентов выпускников средних и начальных профессиональных учебных заведений. Примерно 8 процентов выпускников, что называется, «повисают», то есть мы не уверены в их гарантированном трудо­устройстве».

Больше всего рискуют не найти работу по полученной специальности, по данным Ольги Никитиной, новоявленные экономисты, менеджеры, маркетологи, то есть у те, кто получал образование по направлению «экономика и управление», что объясняется перепроизводством специалистов по данному направлению в последние годы.

Как ни странно, но 11% выпускников с будущими проблемами с трудоустройством — получившие профессию по направлению «металлургия и металло­обработка». В этой области часть специальностей явно «угасает» под влиянием технического прогресса. Не не сильно нужны экономике многие гуманитарии, например, специалисты PR-служб, а также финансисты и экономисты. Пока не очень востребованы обладатели дипломов, где значатся профессии, связанные с переработкой лесных ресурсов.

Примерно такая же ситуация в области среднего специального образования. Там большинство тех, кто испытает риск трудоустройства, — это специалисты в области экономики и финансов, то есть бухгалтеры, менеджеры, продавцы, страховые агенты.

Для решения проблемы молодежной безработицы создан и внедряется целый ряд мер: увеличение приема в магистратуру и аспирантуру Сибирского федерального университета (СФУ), создание антикризисных штабов в вузах, развитие центров профтехобразования, предназначенных для переподготовки граждан, желающих сменить специальность. Как отметила заместитель министра, такие центры достаточно часто дают новую рабочую профессию (например, сварщика или буровика) выпускникам высших учебных заведений. «Сейчас в крае действуют 20 центров профтехобразования. Некоторые из них по оснащению и уровню подготовки преподавателей — в числе лучших в стране. Например, красноярский Центр сварки, создание которого обошлось бюджету в 60 миллионов рублей. Всего на реализацию подобных программ выделяется около 400 миллионов рублей, в том числе 200 миллионов — из федерального бюджета».

Универсальные университеты

Тезис о том, что учебные заведения должны постоянно отслеживать изменения на рынке труда, поддержала заведующая кафедрой международного кадрового менеджмента Сибирского государственного аэрокосмического университета (СибГАУ им. Решетнева) Ольга Подвербных: «У вузов есть только один ответ на кризисные явления на рынке труда — мы должны выпускать специалистов с высоким уровнем подготовки. Востребованных и конкурентоспособных на рынке. Прежде всего, за счет хорошей теоретической подготовки — ведь в бизнесе нет ничего более постоянного, чем глубокие теоретические знания. Здесь, на круглом столе, уже говорили — несмотря на кризис, хорошего специалиста работодателю найти не так-то просто».

Ольга Подвербных , сославшись на прогноз Росстата, заявила, что более 40% выпускников российских вузов не смогут в течение первых трех месяцев после получения дипломов найти работу. Почему — тоже ясно. Не всегда система высшего образования, проводя набор абитуриентов, может прогнозировать, какие специалисты и в каком количестве будут нужны через пять лет. В этой связи заместитель проректора по безопасности и кадрам ФГОУ ВПО «СФУ» Виктор Колот заметил: «У высшей школы зачастую нет понимания, кто будет востребован рынком труда через пять–десять лет. Сейчас, например, снижаются заказы на переподготовку специалистов-энергетиков, свернута программа сотрудничества с РУСАЛом. Нас сейчас выручают заказы от государственной службы занятости». По словам Виктора Колота, система дополнительного образования и переподготовки в СФУ платная. Получить квалификацию машиниста буровой установки обойдется примерно в 9 тыс. рублей, водительские права с профессиональной категорией — 16 тыс. Платит за обучение служба занятости, которая оперативно отслеживает запросы кадрового рынка. В 2009 году, например, на самые дефицитные рабочие специальности — стропальщиков и бурильщиков — переобучается 80 человек.

Впрочем, участники круглого стола в очередной раз отметили: шансы соискателя найти работу зависят даже не от уровня образования или полученной специальности, а от мобильности и психологической гибкости человека. Если безработный реально ищет работу, готов переобучаться, повышать квалификацию, переезжать из родных мест — он обязательно найдет свое место. А если он сидит дома и лишь горестно вздыхает — шансов немного. Именно с этим связано «женское лицо» нашей безработицы — мужчины, особенно молодые, более активны, мобильны и востребованы на кадровом рынке.

Нет работы — найди свое дело

В подтверждение тезиса о том, что у безработицы в регионе «женское лицо», главный специалист агентства труда и занятости населения Красноярского края Наталья Барышникова привела портрет «идеального соискателя» — гражданина, которому проще, чем кому-либо, найти работу. Этот «портрет», кстати, не меняется уже несколько лет — это по-прежнему мужчина 30–40 лет, имеющий техническую специальность, с опытом работы и хорошим здоровьем. Впрочем, Наталья Козловская, начальник отдела трудо­устройства Центра занятости населения города Красноярска, добавила к этому описанию: «Сегодня чаще, чем раньше, от соискателя требуется стрессоустойчивость и навыки работы в нестабильную эпоху. Поэтому специалисты 50, даже 55 лет, прошедшие хорошую жизненную школу, пользуются преимуществом перед неопытной молодежью».

Пока, по данным Натальи Козловской, официальная безработица не очень высокая — 1,2% от числа трудоспособных жителей Красноярска. Наверное, скрытая безработица гораздо выше, но оценить ее трудно (на то она и скрытая). К тому же темпы роста безработицы начали существенно снижаться. В последнее время число потерявших работу, зарегистрированных в центрах занятости, увеличивается только на 250 человек в неделю — против 1 700 человек в неделю в январе–феврале этого года. Всего на 1 апреля в крае зарегистрировано 50 520 человек, официально признанных безработными. При этом с марта начался процесс роста числа вакансий, поданных работодателями в службу занятости, — к апрелю было 16 тыс. открытых вакансий против 11 тыс. месяцем ранее.

По мнению Натальи Барышниковой, положительные изменения на рынке труда связаны как с объективными причинами (экономика начинает «отходить от шока», предприятия научились работать в новых условиях), так и с активными действиями властей. В регионе действуют эффективные программы снижения напряженности на рынке труда, состоящие из четырех программ: опережающее профессиональное обучение работников, находящихся под риском увольнения; общественные работы; адресная поддержка граждан, переезжающих в другую местность в поисках работы; и, наконец, помощь безработным в организации предпринимательской деятельности. Сообщение о том, что в качестве одной из мер по борьбе с безработицей выступает помощь гражданам в организации своего дела, вызвала оживление среди участников круглого стола. По словам Натальи Барышниковой, эта программа заинтересовала в Красноярском крае около 600 человек: «Сначала безработные граждане получают информа­цион­но-консультационные услуги — проще говоря, им дают совет — как открыть свое дело, а также помогают написать бизнес-план. После таких консультаций 170 человек уже готовят свои бизнес-планы на экспертизу, 28 удостоились положительной оценки экспертной комиссии, а 22 бывших безработных зарегистрировали свои предприятия и получили субсидию на старт собственного дела в размере годового пособия по безработице».

На вопрос, какие вакансии открыты и ждут своих соискателей, ответила Наталья Козловская. По ее словам, есть вакансии для специалистов, в том числе для экономистов и программистов. Но, конечно, больше всего предложений — для представителей рабочих профессий. В Красноярске, например, нужны 250 каменщиков и 185 водителей автобусов и около 1 500 просто профессиональных водителей. Но по сравнению с прошлым годом серьезно снизилась предлагаемая работодателями заработная плата — 70% вакансий обещают жалование в 10 тыс. рублей и меньше. «Конечно, — уточнила Наталья Козловская, — это лишь заработная плата на стартовом этапе, но тенденция налицо — работодатели сегодня согласны платить соискателям гораздо меньше, чем год назад. А число соискателей значительно выросло».

С такой точкой зрения отчасти согласился Сергей Мигаль, заместитель генерального директора по кадровой работе компании «Ванкорнефть», выступающий, разумеется, со стороны работодателей: «Соискателей на рынке прибавилось. Особенно в сегменте неквалифицированной рабочей силы и массовых малооплачиваемых профессий. Извините за термин, но «мусорных резюме» на рынке стало больше, а вот действительно ценных специалистов — вне зависимости, рабочие это или ИТР, как раньше не хватало, так не хватает и сейчас. Зато сейчас ко мне в день приходит 300–350, бывает и по 500–600 резюме от соискателей. И большая часть из них летит в корзину, поскольку рассылается наобум».

Представитель компании «Кадровый центр «Красперсонал» Ольга Яфарова оценила ситуацию с другой стороны. По ее словам, кадровый бизнес переживает самые бурные изменения за последние годы — ситуация кардинально поменялась. «Если совсем недавно это был рынок соискателей, которые могли выбирать и охотно этим пользовались, то теперь это рынок предложения — выбирают работодатели» Кроме того, сам рынок «упал» — многие кадровые и рекрутинговые компании находятся на грани разорения. В лучшем положении те игроки, которые заняты поиском рабочих для нефтегазового сектора — вахтовиков для работы в Эвенкии, Тюменской и Иркутской областях.  

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №19-20 (248) 25 мая 2009
    Антикризисные стратегии
    Содержание:
    Опора на средних

    Компании, которые смогут продолжить модернизацию производственных и бизнес-процессов и обеспечить рост эффективности, будут определять траектории развития российской эконо-мики после кризиса

    Реклама