Кому по рукам?

Постскриптум
Москва, 25.05.2009
«Эксперт Сибирь» №19-20 (248)

Олекарствах сегодня не говорит, наверное, только абсолютно здоровый человек. Редко для кого станет новостью тот факт, что поход в аптеку ныне не просто дорог, а крайне разорителен. Росстат с начала года констатирует рост цен на 17%. Аналитики фиксируют планку в 24%, ну а дотошный покупатель может смело говорить обо всех 50%.

Аптеки распоясались — иного слова я не найду. Если еще месяц назад можно было найти лекарства «старого завоза», то теперь — все. Радость, когда где-то можно увидеть средство на 200–300 рублей дешевле, чем в других учреждениях, увы, теперь недоступна.

Темой медпрепаратов озадачилась наконец и верхушка власти. Когда бабушки половину своей пенсии отдают за жилье, а вторую половину — за лекарства, поневоле вспомнишь о «социально ориентированном государстве». Президент РФ Дмитрий Медведев в эфире «Вестей в субботу» предложил бить по рукам тем, кто завышает цены на лекарства. В эту категорию попали производители, оптовики и, естественно, розничные сети. Первые — понятно. Под шумок на фоне резкой девальвации рубля, когда импортные лекарства — их у нас на рынке до 70% от всего ассортимента — взлетели в цене, российскому производителю не грех самому «чуть-чуть» повысить цены. Оптовики — тоже понятно. Редко кто сегодня не пытается заработать на старом принципе — «купил-продал». И желательно подороже. А уж сети — это сам Бог велел. В путанице и неразберихе можно ловить рыбку, и немаленькую. Простой пример. Недавно зашел в аптеку купить препарат для своих родителей. Достался мне всего один стандарт по цене около 500 рублей. За вторым прошел по улице буквально 20 метров — до следующей аптеки. Там идентичное лекарство того же производителя стоило уже на 100 рублей дороже! Почему?

Этот вопрос — о системе ценообразования и контроле за ценами в аптеках — я задал на состоявшейся недавно пресс-конференции с руководителем Росздравнадзора по Новосибирской области. Ответ был один — мы не контролируем, обращайтесь в департамент здравоохранения областной администрации. «А вообще у нас в области предельно допустимая надбавка составляет 25 процентов», — подчеркнула чиновница. Ответ на следующий вопрос — по поводу подделок — принес прямо радость: их в Новосибирской области, вопреки тому, что эксперты говорят о пятипроцентной вероятности купить не то, что написано на этикетке, по мнению чиновницы, нет. «В прошлом году мы выявили один факт продажи под­дельного препарата», — последовал ответ. «А по поводу льготных лекарств…» — не успокаивались журналисты. Как оказалось, и с льготными лекарствами все в области в порядке. «Сколько врачи в лечебных учреждениях заказывают, столько их и по­ставляется в аптеки после проведения тендеров и аукционов местными властями», — заявила представитель Росздравнадзора. И ерунда, что количество «пустых» льготных рецептов, необеспеченных бесплатными лекарствами в аптеках, увеличилось как минимум втрое. И неважно, что льготники, помытарившись в поисках бесплатного, покупают необходимый препарат здесь же, в этой аптеке, но уже за немалые деньги. Еще на пару вопросов федеральная чиновница посоветовала моим коллегам обратиться в другие инстанции — кого-то отправила на «горячий телефон», кого-то в мэрию. Так и хотелось в конце задать вопрос: а вы чем занимаетесь? Ведь управление федерального уровня. 

Собственно, и закончилась пресс-конференция на «черной» теме. Словно извиняясь, чиновница дала прогноз роста цен и в дальнейшем. «Но все будет зависеть от правительства», — оговорилась она напоследок.

Дмитрий Медведев в интервью «Вестям» констатировал, что давно назрела необходимость контроля над ценами на лекарства в аптечных сетях. «Здесь мы должны следить за ценами, которые заявляют производители, и такая система сейчас отлаживается, с тем, чтобы эти цены не только определенным правильным образом формировались, но и публиковались, с тем, чтобы нам было понятно, откуда появилась такая цена, — сказал глава государства. — От того, в каком состоянии находится лекарственный рынок, зависят жизнь и здоровье миллионов наших людей, и тех, у кого много денег, и тех, у кого денег, к сожалению, совсем немного. Так что это задача для всего государства».

Констатация жесткая и прямо в болевую точку. Сегодня, возвращаясь к началу этого текста, здоровых людей единицы. Аптек по улицам наших городов — словно грибов после дождя. И покупатели в них практически всегда есть.

Опустим тот факт, что в соседней с Новосибирской Томской области предельно допустимая наценка составляет лишь 12%. Не будем говорить и о том, что сегодня основная часть российских заводов просто неспособна заменить импорт — для производства новых препаратов (а мы сегодня только пенициллин с анальгином и способны выпускать) нужны годы. Не заметим, что рубль в последние недели укрепляется, а импорт в цене почему-то растет. Возьмем суть.

Сегодня, как выяснилось в Минздравсоцразвитии, проверить соблюдение потолка цен на лекарства фактически невозможно — такими полномочиями не наделен НИ ОДИН государ­ственный контролирующий орган. Сейчас Минздрав­соцразвития подготовило предложения в форме постановления правительства, определяющего систему государственного регулирования стоимости лекарств, но только жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств. Список этот небольшой — порядка 40 наименований. В случае принятия документа ожидается, что министерство-автор станет информационным центром, куда будут стекаться финансовые данные от таможенников, оптовиков и из розничного звена. Вот тогда власти как на федеральном, так и на региональном уровнях смогут понять, что же происходит в стране. Правда, не факт, что производители, оптовики и сети останутся внакладе: сохраняя цены на жизненно важные лекарства, фармацевты оторвутся на остальном ассортименте. А он у нас в России насчитывает четыре–пять тысяч позиций. Есть простор, где разгуляться и где по рукам никто не ударит.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №19-20 (248) 25 мая 2009
    Антикризисные стратегии
    Содержание:
    Опора на средних

    Компании, которые смогут продолжить модернизацию производственных и бизнес-процессов и обеспечить рост эффективности, будут определять траектории развития российской эконо-мики после кризиса

    Реклама