Интеллект на поле боя

Оборонка может обеспечить России прорыв на высокотехнологичные рынки. Но только при условии активной поддержки со стороны государства

V Международный технологический конгресс «Военная техника, вооружение и технологии двойного применения в XXI веке», проходивший в Омске в начале июня, развернулся на пяти площадках. Более 200 ученых из 20 городов России в течение четырех дней обсуждали темы диверсификации оборонной промышленности, перспективы развития ОПК в условиях реформирования Вооруженных сил РФ, создания образцов вооружения и гражданской продукции нового поколения. Были определены три основных направления: «Техника специального назначения, радиотехника, электроника и связь», «Многоцелевые транспортно-технологические машины и автомобили двойного применения», «Математический аппарат цифровой обработки сигнала и беспроводные сети передачи данных». По мнению председателя военно-технического комитета, генерал-майора Анатолия Крайлюка, перспективный облик Российской армии связан с роботизированными комплексами, высокоточными радиоэлектронными системами наведения и разведки, развитием информационно-коммуникационной инфраструктуры.

Бой с дистанционным управлением

Как считает генерал-майор МВД, сенатор от Омской области в Совете Федерации РФ Асламбек Аслаханов, военная кампания, вызванная агрессией со стороны Грузии, выявила многие серьезные проблемы Российской армии, связанные с недостаточным обеспечением современным вооружением. Например, с отсутствием высокотехнологичных средств связи и управления, беспилотных летательных аппаратов. Это, по мнению эксперта, закономерно приведет к необходимости обратить внимание на состояние и развитие научно-технической базы ОПК, более активному и оперативному внедрению прорывных, в том числе нанотехнологий. Индикатором тенденций в области вооружения может послужить мировой рынок. По оценке начальника отдела департамента анализа и перспективного планирования ФГУП «Рособоронэкспорт» Евгения Забавина, ожидается резкое расширение нового сегмента рынка вооружений — оказание услуг в создании автоматизированных систем управления (АСУ) оперативно-тактическим и тактическим звеном. В ближайшие пять лет емкость рынка АСУ может составить 10–15% всей продукции военного назначения, выпускаемой в мире. АСУ внедрено в странах НАТО и Евросоюза, а также Грузии, Южной Корее. Число государств-заказчиков растет. К тому же, как отмечает Евгений Забавин, объемы продаж бронетанковой техники, вертолетов и комплексов ПВО будет определять их возможность интеграции в АСУ войсками или оружием конкретной страны. Ответом на подобные рыночные требования, по мнению эксперта, может быть танк Т-80У (ОАО «КБТМ»), который оснащен прогрессивной информационной системой управления.

Тенденции рынка вооружения сухопутных войск, переоснащения армий и формирования основного перечня вероятных угроз говорят о качественном изменении тактики ведения боевых действий. Когда преимущество в распределении сил противников будет определять не только количество единиц боевой техники, но наличие и уровень так называемого искусственного интеллекта. То есть срежиссировать сценарий боя можно будет с дистанционного командирского пульта. Понятно, что при таком раскладе обеспечить перевес помогут только высокие технологии. Собственно, возможности создания «интеллектуального поля боя» на основе имеющегося инновационного задела и обсуждали на V Международном технологическом конгрессе.

Мозговой штурм

Как считает генеральный директор ФГУП «Омский НИИ приборостроения» Владимир Березовский, Россия способна не только сократить технологическое отставание, но и обогнать нынешних лидеров. В прошлом году на базе Омского НИИ приборостроения открыт единственный за Уралом Центр проектирования СБИС СнК (сверхбольших интегральных схем «система на кристалле»). Развитие данного направления позволит перейти на собственную электронную элементную базу, которая сейчас приобретается за рубежом. «Системы на кристалле при очень малых габаритах способны осуществлять ряд функций, необходимых для цифровой обработки сигнала и послужат основой для создания образцов систем радиоэлектронной борьбы нового поколения», — пояснил генеральный директор ФГУП «ЦНИРТИ имени Берга» Борис Голованов. Микроэлектронное приборостроение станет, очевидно, тем самым полем, где в ближайшее время и развернется основная борьба интеллекта. По оценке принимавшего участие в конгрессе директора Международного российско-французского центра инноваций и трансфера технологий Раймонда Жана Клода Бессона, уровень представленных на конгрессе учеными идей и разработок выше мирового. В частности, заинтересовали проекты применения в радиоэлектроники ПАВ-фильтров на кристаллах, программируемых платформ, пьезоэлектрических пленок. В ОНИИП уже ведется работа по созданию роботов, для искусственного интеллекта которых проводится скрещивание микроэлектроники с биологическими молекулами. ЦКБА и ЦНИРТИ предложили системы пеленгации, обнаружения и перехвата беспилотных летательных аппаратов. А также станции радиотехнической разведки на БМД и модернизированный комплекс «ОСА», которые позволяют по излучению «засечь» самолет или вертолет на расстоянии 30–50 км, при этом до последнего момента остаться в режиме «молчания», незамеченными.

Другое дело, что научную мысль нужно еще превратить в конкретную продукцию. По оценке отраслевых экспертов, финансирование ОКР и НИОКР ежегодно сокращается в 1,5 раза. Переход на отечественную элементную базу в силу глубины технологического падения не будет скорым. Как считает профессор Академии связи имени С. М. Буденного (Санкт-Петербург) Вениамин Челышев, необходимо избавиться от синдрома недержания и выработать единую стратегию инновационного развития отечественной радиоэлектронной промышленности: «Мы кормим идеями и проектами зарубежье, а свои черные дыры не можем залатать».

Передай другому

Если еще несколько лет назад затянувшуюся стагнацию в промышленности отчасти можно было списать на последствия распада кооперационных связей на территории бывшего СССР, то сегодня можно говорить об активной консолидации участников реального сектора экономики. В одних случаях объединение идет по принципу тематической идентификации. В других — по директиве сверху.

Как считает Владимир Березовский, создание радиоэлектронного холдинга «Орион» позволит удвоить объемы выполняемых участниками интеграции работ за счет мощной унификации, сокращения номенклатуры и затрат, а также модульного принципа построения техники. «При выпуске программируемых платформ, базовых для электронной аппаратуры нового поколения, кооперация поможет сократить технологический цикл серийного изделия до 40 процентов», — пояснил Березовский. Как предполагается, оформление «Ориона» завершится в течение текущего года. В холдинг войдут 22 предприятия из шести российских регионов.

По мнению начальника управления оборонной промышленности, энергетики и связи минпрома Омской области Валерия Лося, подсчитывать эффект холдинговой политики преждевременно. Внутренняя реструктуризация ОПК не завершена, и формирование ряда вертикально интегрированных структур (ВИС) продолжается. Однако для некоторых предприятий омского куста оборонки новая организационная форма стала своего рода вовремя поданным спасжилетом. Так, на ФГУП «ОМО имени Баранова» в 2006 году гособоронзаказ не превышал 3%. Портфель заказов начал ежегодно расти в объемах после того, как было принято решение о создании на базе ФГУП «ММПП «Салют» (Москва) федерального научно-производственного центра газотурбостроения и вступлении в него омского завода. В 2009 году суммарная емкость контрактов составит порядка 3 млрд рублей. За три года общий объем производства увеличился почти в четыре раза, доля госзаказа — до 50%. Как считает генеральный директор ФГУП «ОМО имени П. И. Баранова» Андрей Шутов, кооперация московского и омского заводов строится на взаимовыгодной основе. На «Салюте» сосредоточен мозговой центр, в котором разрабатываются новые направления и темы (сегодня таких около ста). На омском заводе занимаются завершающей конструкторской доработкой продукции и ее серийным производством. По мнению генерального директора ФГУП «Салют» Юрия Елисеева, укрупнение принесет свои дивиденды, но это не будет сиюминутной выгодой: «Стоимость одного станка 0,5 миллиона долларов, а таких мы передали в Омск не один десяток. Завод был в тяжелом состоянии. На восстановление предприятия в федеральном бюджете средств не предусмотрено. Но мы понимаем, что срок окупаемости технологически сложной, инновационной продукции не год и не два. Чтобы получить эффект в будущем, нужно вкладываться сегодня».

К уплотнению договорного портфеля привело и вхождение ПО «Полет» в ГКНПЦ имени Хруничева. В 2008 году за счет переданной с головного предприятия тематики омский завод набрал в оборотах 50%. Пусть небольшой, но все же рост в объемах отмечается и на Омском заводе транспортного машиностроения. После слияния КБТМ и «Уралвагонзавода» в рамках бронетанкового холдинга на мощностях омского предприятия, имеющего пятилетний стаж банкротства, было создано новое производство специализированных вагонов малых серий, восстановлен металлургический цех, цех стального литья. Вместе с тематикой партнеры передают на омские площадки технологии, оборудование.

По мнению исполнительного директора Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» (МАСС) Владимира Иванкова, корректному сближению участников способствовала заинтересованная позиция региональной власти: «В свое время приватизация привела к тому, что часть предприятий ОПК прекратили свое существование. Так случилось в Иркутской области. В западном крыле Сибири, несмотря на экономические перепады, руководителям Омской, Томской областей удалось выдержать преемственность существовавших приоритетов и, как следствие, сохранить промышленный потенциал. Восстанавливается он сегодня и в Красноярском крае, Новосибирской области». Для ускорения технологического прогресса МАСС предлагает, кроме ВИС, кооперироваться по межрегиональному принципу в рамках инновационной программы «Сибирское машиностроение», презентация которой прошла также во время ВТТВ.

Вместе с тем результат от сложения не всегда оказывается плюсовым. Так, в ОАО «Сибирские приборы и системы», в 2007 году вошедшем в состав ОАО «Информационные спутниковые системы имени академика М. Ф. Решетнева» (Красноярск), изменений не заметили. Аналогичная ситуация и на ОАО «Автоматика», вошедшем в Корпорацию «Тактическое ракетное вооружение». По мнению генерального директора ОАО «КБТМ» Игоря Шумакова, создание любой промышленной группы преследует конкретную цель — извлечение прибыли. Но немаловажно, где тот конечный кошелек, в который эта прибыль падает. Например, КБТМ, как и ОАО «НПК «Уралвагонзавод», основные налоги перечисляет по месту регистрации — в Санкт-Петербург.

Опоздание с опережением

Финансовый кризис обострил проблемные участки в ОПК. Сбой произошел в системе оплаты гособоронзаказа. Буксовали почти полгода. Так, первый транш на ПО «Иртыш» поступил в мае. К тому времени накопленная с начала 2009 года задолженность по авансированию и расчету за изготовленную продукцию составила 234 млн рублей. Кредитование «влетает» оборонке в золотой рубль. «В 2008 году пять месяцев мы работали без кредита, и совокупные затраты на оплату процентных ставок по кредитам составили 6 миллионов рублей. В 2009-м пришлось кредитоваться с начала года, и за четыре месяца процентов набежало уже на 12 миллионов рублей», — комментирует ситуацию заместитель генерального директора по экономике и финансам ПО «Иртыш» Владимир Полев. Ряд оборонных предприятий были отнесены банками в категорию отказников. Чтобы выполнить гособоронзаказ, который в текущем году вырос вдвое, ОАО «Омское моторостроительное КБ» пришлось обратиться за помощью в головное по тематической кооперации КБ «Новатор» (Екатеринбург). «Коллега» оформил заем на себя и передал омскому предприятию под расчет изготовленной продукцией. По мнению генерального директора ОАО «ЦКБА» Эдуарда Седунова, ситуацию ухудшает несвоевременность заключения контрактов: «Живем, как в цирковом мире: берешь кредит, выпускаешь аппаратуру опережающими темпами, а контракта нет. К тому времени, когда контракт созрел, кредитный портфель вырос, ты весь в долгах, платишь неустойку».

Авансирование предприятий ОПК составляет 15–20% от необходимого объема. Как отмечает Валерий Лось, недофинансирование и тяжелые условия кредитования привели к ухудшению взаиморасчетов участников технологического процесса, росту дебиторско-кредиторской задолженности. «Федеральные ведомства не в полной мере использовали бюджетные средства в качестве антикризисного ресурса. При отсутствии реальной возможности взять кредит под несоизмеримые проценты бюджет должен работать максимально эффективно», — комментирует заместитель министра промышленности и торговли РФ Юрий Борисов. По его мнению, необходим диалог оборонки с Министерством обороны РФ. С одной стороны, реформа Вооруженных сил России требует от промышленности серьезных усилий и обновленного отношения к изготовлению спецпродукции. С другой — без соответствующего финансового обеспечения требования госзаказчика не могут быть выполнены. «Взаимное недопонимание может привести к тому, что вооружение будем закупать у вероятных противников», — резюмировал Борисов. По его словам, прошедшая ВТТВ — это возможность услышать друг друга, открыто обсудить проблемы и найти варианты решения.