Бизнес с овчинку

У нашего малого и среднего бизнеса особенная стать. Повышенное внимание государства его представителей пока скорее пугает, чем радует

Поддержка малого и среднего бизнеса (МСБ) провозглашается сегодня одним из приоритетных направлений государственной политики. Признаки этого можно найти в высказываниях чиновников самого высокого ранга. Естественно, первое, что приходит на ум из этого разряда, — ставший уже притчей во языцех посыл президента Дмитрия Медведева, призвавшего год назад «не кошмарить бизнес» и не мучать его необоснованными проверками. Реальных дел, подтверждающих разворот государства в сторону всемерной поддержки малого предпринимательства, тоже вроде бы много.

Слабость в силе

Повышенное внимание властей к сегменту МСБ вполне понятно. Изначально везде и всегда этот сегмент является одной из самых динамичных составляющих экономики. По различным оценкам, среднегодовые темпы роста оборота и инвестиций в основной капитал на предприятиях МСБ по России составлял в 2005–2007 годах не менее 15%. В 2008 году кризис снизил этот показатель вдвое. Что будет с малым бизнесом дальше — не может предсказать никто.

В наибольшей степени последствия кризиса сегодня испытывают предприятия перекредитованной строительной отрасли и торговли. В торговой отрасли проблемы возникли прежде всего у тех, кто занимался оптовыми поставками товаров не первой необходимости, предметами роскоши премиум-класса, а также торговлей автомобилями. Пострадали от кризиса и предприятия производственной сферы,  в частности в тех отраслях, которые существенно зависят от государственных заказов, либо в тех, чья продукция является эксклюзивной и предназначена для определенной группы потребителей. Предприятиям МСБ пришлось предпринимать определенные меры для стабилизации своего положения. Многим пришлось пересмотреть статьи расходов, оптимизировать затраты, изменить схему и сроки расчетов с поставщиками и покупателями, а кому-то — и вовсе уйти с рынка.

Нет смысла перечислять в подробностях все программы поддержки МСБ, существующие в регионах. Все они находятся в открытом доступе, так же открыто ведутся и реестры предприятий, получивших господдержку. «Те, кто хочет и соответствует заданным параметрам, спокойно могут получить господдержку, — считает Георгий Сутягин, директор завода сухих строительных смесей «Дюна» (Алтайский край). — Мы тоже участвовали в программе по компенсации двух третей банковской процентной ставки. Брали людей, стоящих на учете в центрах занятости населения, и государство нам доплачивало за их трудоустройство. Это очень удобно. Смысл участвовать в подобных программах поддержки есть. За счет этих программ можно минимизировать затраты при кредитовании. Для нас важны оборотные средства перед началом сезона. Покупатели требуют большой отсрочки за поставляемую продукцию, а товарный запас необходимо создавать перед началом сезона».

Но несмотря на это, предприниматели не очень активно стремятся получить госпомощь и имеют собственное мнение о том, какой она должна быть. «Мне кажется, стоит в еще большей степени снизить давление со стороны контролирующих органов, — отмечает Георгий Сутягин. — Да, с 1 января вступает в действие закон, который ограничивает контролеров, но это касается только плановых проверок — внеплановые так и будут проходить в свободном режиме. Пришел в прокуратуру человек, настучал, что нет огнетушителя в компании (хотя он существует) — и все, внеплановая проверка обеспечена. Кроме того, мне кажется, нужно более четкое регулирование государством товарных рынков. Конечно, конкуренция нужна. Но часто мы необоснованно мешаем друг другу — в принципе, на местном уровне региональным производителям не помешал бы и умеренный протекционизм».

Ольга Тимохина, исполнительный директор ООО «Бюро путешествий «Гран-Тур» (Новосибирск) не планирует прибегать к помощи государства, предлагаемой в рамках программ по поддержке малого бизнеса. «Мы не занимаемся въездным и внутренним туризмом, где бы эти деньги пригодились, — говорит она, — но знаем людей, которым эти деньги необходимы. Например, есть уже почти готовый отель на 75 человек, его владельцы готовы даже продать долю, чтобы закончить проект. Но то, что предлагается правительством, получить нереально — слишком много требований, пунктов, которые невозможно исполнить. В начале кризиса говорилось о том, чтобы работодатели берегли рабочих, не увольняли их. Но в то же время государство не посулило никаких налоговых послаблений тем компаниям, которые готовы на это пойти».

Андрей Деулин, владелец фирмы «Такси-Сити» (Барнаул), помощи от государства вообще не ждет. «Я знаю, что существует возможность компенсировать ставку рефинансирования — и все. Коллеги-предприниматели рассказывают, что получить разрешение на компенсацию — весьма трудоемкий процесс, — рассказывает он. — Самая большая проблема сейчас — высокая ставка кредита, которая в коммерческих банках стартует от 22 процентов. Да и банки особенно-то денег не дают. В этом году я вообще не кредитовался. Все инвестиционные программы на предприятии пришлось заморозить. Пока держимся на «старом жиру». Цены на проезд в такси упали, объем заказов тоже, а значит — и прибыль снизилась. А ставки по заемным деньгам, напротив, выросли. Кредитоваться сегодня неэффективно. Знаю, что некоторые конкуренты стали закупать не новые, а подержанные машины. Я пока смысла в этом не вижу. Подержанная машина — это всегда кот в мешке, особенно с учетом интенсивности ее эксплуатации в службе такси».

Дело в желании

Поддержка от государства на деле зачастую оказывается для бизнеса ненужной обузой. Опрошенные нами предприниматели основной проблемой, мешающей развиваться сегодня их бизнесу, называют недоступность кредитных ресурсов. В то же время некоторые отметили, что предлагаемая государством помощь в получении кредита, компенсировании части процентной ставки и другие меры едва окупают расходы на сбор пакета документов и прохождение всех инстанций для получения этой помощи. Многие говорят о том, что малому бизнесу легче просто не показывать доходов — тогда и помощь не нужна, тем более такая мизерная. К сожалению, все больше предпринимателей выбирают именно такой путь.

Самый динамичный сегмент экономики оказался в период экономического спада и самым уязвимым. Он не располагает достаточным для противостояния негативным факторам запасом финансовых ресурсов, и получить их тоже не может, поскольку кредитные ресурсы становятся недоступными прежде всего именно этому сегменту. А его накопленный за долгие годы кадровый потенциал в одночасье становится балластом, сбросить который жизненно необходимо для оптимизации расходов. В общем, малому и среднему бизнесу приходится сегодня несладко — об этом говорят и сами предприниматели. Бизнес готов принимать от государства помощь, но кроме помощи есть еще и контроль — а вот подобного внимания малый бизнес как раз не хочет.

Это значит, что любая провозглашаемая государством помощь будет неэффективна, пока не будут разработаны простые и понятные схемы контроля МСБ и финансовой политики в его отношении. Если малый бизнес является приоритетом, как это говорится с высоких трибун, это должно быть подкреплено и в правовом аспекте, в том числе в сфере налогообложения и законотворчества. По большому счету поддержку сегмента малого и среднего бизнеса следует начинать именно с этого.