Время пряника

В прошедшем году государству удалось объединить усилия компаний нефтегазового сектора мегапроектами федерального значения

Ровно год назад, когда кризис еще только начинался в России, ведущие экономисты предрекали нефтегазовому сектору сокращение объемов инвестиций и приостановку реализации проектов, не находящихся в сфере государственных приоритетов. Сейчас можно видеть несомненную правоту таких суждений. Основные громкие события в данном секторе так или иначе связаны именно с поддерживаемыми государством проектами.

Вокруг ВСТО

В Сибири год в отрасли прошел под знаком строительства первой очереди трубопровода Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО) — так или иначе крупнейшие проекты, реализуемые на территории СФО, связаны именно с ним.

В августе в Туруханском районе Красноярского края запущено в промышленную эксплуатацию Ванкорское нефтегазоносное месторождение. Его запуск компания «Роснефть», владеющая лицензией на разработку, задержала почти на год — планировалось, что ввод в эксплуатацию состоится еще осенью 2008 года. Но сроки были перенесены. По словам Сергея Богданчикова, главы «Роснефти», это позволило прирастить 60 млн тонн запасов нефти, а в будущем добыча будет увеличена с 21,5 млн до 25,5 млн тонн нефти в год.

Запасы месторождения составляют 520 млн тонн, общий объем инвестиций в проект — около 5 млрд долларов, выручка от его реализации ожидается на уровне 80 млрд долларов. В следующем году добыча на Ванкоре должна составить примерно 11 млн тонн. «Роснефть» также владеет лицензиями на 14 новых участков в Ванкорской нефтегазоносной провинции.

Нефть с месторождения пойдет по недавно построенному компанией трубопроводу Ванкор – Пурпе протяженностью 550 км, который соединяется с магистральным трубопроводом «Транснефти». Дальше нефть Ванкора сможет поставляться как по ВСТО, так и на Запад — по системе трубопроводов «Транснефти».

Что касается самого трубопровода ВСТО, то на конец декабря планируется запуск его первой очереди — это 2 694 км трубопровода Тайшет (Иркутская область) – Сковородино (Амурская область), откуда часть нефти предполагается направлять по ответвлению трубы в Китай, а часть — по железной дороге до побережья Тихого океана. Ветку в Китай, в соответствии с подписанным весной межправительственным соглашением, начали строить в мае этого года. Уже построен участок длиной 67 км от нефтеперекачивающей станции в Сковородино до границы с Китаем, далее предстоит возвести еще 900 км трубопровода до Дацина. Мощность системы составит 15 млн тонн нефти в год, стоимость строительства — около 600 млн долларов.  

В октябре на нефтяной терминал в районе дальневосточного порта Козьмино из Восточной Сибири, от станции Сковородино, был отправлен первый состав с технологической нефтью, которая нужна для заполнения хранилищ и нефтепровода — это один из этапов подготовки запуска первой очереди ВСТО. После поверки основного и вспомогательного оборудования нефтяного терминала в конце ноября в Козьмино поступила и первая партия товарной нефти, которая уже пойдет на экспорт. В будущем объемы доставки по железной дороге могут составить до 15 млн тонн нефти в год.

Такая схема трубопроводно-железнодорожной доставки нефти сохранится до введения в эксплуатацию второй очереди системы — участка нефтепровода от Сковородино до Козьмино протяженностью 2 100 км. После реализации этого этапа проекта мощность ВСТО составит 50 млн тонн в год, а в перспективе — 80 млн тонн (включая нефть, которая пойдет по ответвлению в Китай).

По словам Николая Токарева, президента «Транснефти», стоимость всех объектов, имеющих отношение к нефтепроводу, составляет сегодня 420 млрд рублей. Это уже превышает первоначально планировавшиеся затраты на реализацию всего проекта ВСТО (на начальной стадии проекта она составляла около 11 млрд долларов).

Тем не менее, несмотря на рост расходов, проект ВСТО по-прежнему остается главнейшим для государства, о чем свидетельствуют совсем недавние события, в частности обнуление с 1 декабря экспортных пошлин для 13 месторождений Восточной Сибири. Все это потенциальные источники наполнения ВСТО, среди которых наиболее близки к выходу на проектную мощность Ванкорское (разрабатывается «Роснефтью»), Верхнечонское (Иркутская область, «ТНК-ВР» и «Роснефть»), а также Талаканское (Якутия, «Сургутнефтегаз»). «Мы исходим из того, что 100 процентов нефти Восточной Сибири будет направляться на экспорт», — заявил  по этому поводу Сергей Шматко, министр энергетики РФ. По его словам, именно для этого были обнулены экспортные пошлины. В то же время вся остальная российская нефть с декабря облагается экспортной пошлиной в размере 271 доллара за тонну. Недопоступление доходов в госбюджет, связанное с обнулением пошлин, может составить в следующем году около 130 млрд рублей.

В свою очередь государство ждет, что нефтяные компании в ответ приложат максимум усилий для разработки месторождений и наполнения трубопровода.

Далеко идущие

Для газодобывающего сектора смещение приоритетов в сторону Восточной Сибири, Дальнего Востока, а также северных территорий видно особенно четко. Беда только в том, что для транспортировки добытого газа в этих регионах практически отсутствует нужная инфраструктура. Строительство газопроводов станет также одним из приоритетов в ближайшее время — например, чтобы вывести газ с Бованенковского месторождения на Ямале в Единую систему газоснабжения России, придется закладывать в расходы возведение 2,5 тыс. км газоопровода. Но без развития инфраструктуры не обойтись, и летом этого года «Газпром» уже приступил к строительству другой газотранспортной системы (ГТС) —  Сахалин – Хабаровск – Владивосток. Протяженность первого пускового комплекса ГТС составит 1 350 км, его планируется ввести в эксплуатацию в третьем квартале 2011 года. Он должен обеспечить газоснабжение Владивостока и ввод генерирующих мощностей в Приморском крае, в том числе к саммиту АТЭС 2012 года. В дальнейшем общая протяженность газопровода составит около 1,8 тыс км, система сможет обеспечить транспортировку около 30 млрд кубометров газа.

Менее масштабные, но не менее значимые проекты реализовывали также и дочерние компании газового монополиста. В мае 2009 года в Томской области ОАО «Востокгазпром» ввело в эксплуатацию Казанское нефтегазоконденсатное месторождение в Парабельском районе. До этого времени компания не занималась добычей нефти, эксплуатируя Мыльджинское и Северо-Васюганское газоконденсатные месторождения (за 10 лет компанией добыто более 30 млрд кубометров газа и свыше 3 млн тонн газового конденсата).

С вводом в эксплуатацию Казанского месторождения «Востокгазпром» начал промышленную добычу нефти и планирует довести ее уровень к 2012 году до 1 млн тонн с сохранением прежнего объема добычи газа. Утвержденные запасы нефти месторождения составляют 32 млн тонн, конденсата — более 2 млн тонн и газа — 25 млрд кубометров.

Надо отметить, что для транспортировки добытой нефти также введен в эксплуатацию нефтепровод, который идет от Казанского нефтегазоконденсатного через Северо-Останинское нефтяное до Лугинецкого нефтегазоконденсатного месторождения. Протяженность трубы составляет 120 км.

Ввод в действие Казанского месторождения — лишь начальный этап предстоящих работ по доразведке месторождения. В 2010 году в планах введение в эксплуатацию Северо-Останинского нефтяного месторождения, в 2011 году — нефтегазоконденсатных Останинского и Мирного, в 2012-м — нефтяных Рыбального и Пинд-жинского месторождений. Все это малые и средние месторождения, но и они имеют ценность для крупнейшего российского монополиста — компании «Газпром», для которой при общих масштабах добычи и экспорта газа уже становится актуальной проблема восполнения запасов углеводородного сырья.

Найти стимул

В целом восполнение запасов актуально сегодня для всего добывающего сектора. Падение мировых цен на сырье не добавляет им желания инвестировать в геологоразведочные работы (ГРР). Между тем, по словам Александра Неволько, руководителя департамента недропользования по СФО (Сибнедра), сегодня применительно к нефти и газу уровень разведанности запасов невелик и составляет несколько процентов. «Соответственно, и добыча углеводородного сырья к настоящему времени не развернута в полном объеме, на который было нацелено геологическое изучение, — отмечает он. — Дальнейшее наращивание запасов углеводородного сырья на территории СФО — одна из приоритетных задач. Но геологоразведка сегодня поставлена в условия регулирования закона о госзакупках: она покупается примерно так же, как мешок сахара.

В результате — резко снижается эффективность госинвестиций в ГРР».

Вот уже много лет идут дебаты о необходимости осуществлять ГРР как за счет госинвестиций, так и за счет недропользователей. Для этого нужно разработать и принять закон о геологическом изучении недр, который бы определил правовые аспекты ГРР и условия государственного и частного участия в них. Пока этот вопрос находится в подвешенном состоянии, а между тем именно сейчас было бы самое время государству сделать еще один шаг навстречу добывающим компаниям. Первый — обнуление пошлин на экспорт нефти Восточной Сибири — уже сделан.