Все уже было

Сибирь прошла те же ступени модернизации, что и вся Россия, но с отставанием от цен-тральных регионов на 50–70 лет и сильной зависимостью темпов и масштабов развития от капитала центра страны и развития транспорта

Первые мануфактуры появились в Сибири уже через несколько десятков лет после прихода сюда русских поселенцев в конце ХVI века. Через полторы сотни лет за Уралом существовали практически все отрасли тогдашней российской промышленности, обеспечивавшие потребности регионального рынка, а демидовские горнорудные и металлургические заводы были одними из крупнейших в России. Правда, «индустриализация» была принудительной: рудники и мануфактуры строились преимущественно на казенные средства (демидовская империя — исключение, но он сумел добиться беспрецедентных привилегий от казны, а в 1744 году передал свои заводы в ведение Кабинета), в промышленности широко использовался подневольный труд каторжан и бывших крестьян, которых «приписывали» к заводам.

Колониальный подход

Сибирь в обилии поставляла Кабинету драгоценные металлы с алтайских и нерчинских рудников, но в остальном ее промышленное развитие сдерживалось острой нехваткой рабочих рук и, главное,  отсутствием постоянного транспортного сообщения с центральной Россией, потому что иных рынков сбыта у нее не было — внутренние потребности региона слишком скромны, а приграничная торговля запрещена. К XIX веку, по мере истощения разрабатываемых месторождений, начало хиреть и «экспортно ориентированное» горнорудное производство. Мануфактурные технологии устаревали, модернизацией Кабинет не занимался. Знаменитая паровая машина Ползунова, созданная еще в 1760-х годах для облегчения «народной тягости» и повышения производительности труда на алтайских заводах, так и не была внедрена в производство. Феодальная индустриализация исчерпала себя.

Даже «золотая лихорадка» 1830–50-х годов, когда на глухие северные речушки устремились толпы искателей приключений, не спасла положения — золото все равно добывалось полукустарным способом и в слитках вывозилось на Большую землю. Но очевидно, именно тогда на богатый потенциал Сибири обратил внимание серьезный частный капитал. В 1850–1860-е годы в среде наиболее предприимчивых российских фабрикантов и купцов активно обсуждалась идея строительства железной или конно-железной магистрали, которая связала бы восточную окраину страны с ее центром. Но правительственную поддержку этот проект получил не ранее, чем возникло напряжение на восточных границах империи (Китай установил пароходное сообщение с Канадой, провел телеграфную связь и начал концентрировать войска на российской границе).

Первая волна

Строительство Великого Сибирского рельсового пути (Транссибирская магистраль) началось в 1891 году по плану, разработанному Сергеем Витте. Он предложил сооружать магистраль не всю разом, а отдельными участками, одновременно поощряя освоение прилегающих земель, развитие речного судоходства и горнозаводской промышленности. Для ускорения этого процесса всемерно стимулировалось переселение в Сибирь крестьян из центральных областей России. Если за период с 1861-го по 1881 год сюда переселились порядка 240 тыс. крестьян, то в 1895–1901 годах  ежегодно переезжали в среднем по 150 тыс. человек, а всего с момента открытия движения по Транссибу до 1916 года — около 4 млн человек, население Сибири удвоилось.

Железная дорога ускорила оборачиваемость капитала, способствовала развитию производства в регионе, сюда хлынули частные российские и иностранные инвестиции, несущие с собой более современные технологии. Уже к 1895 году число мануфактур и фабрик в Сибири вчетверо превысило уровень 1961 года, а объем производства за тот же период возрос в 2,5 раза, и теперь, как правило, это было уже не мануфактурное, а более продвинутое фабричное производство. В недолгий период с 1880-х до 1910 года уровень жизни в Сибири был выше, чем в центральной России, хотя экономически Сибирь оставалась «сырьевым придатком» метрополии, поставляя в Россию золото, цинк, свинец, медь, уголь, кожу, соль.

Советский прорыв

Новый этап модернизации Сибири приходится уже на советскую эпоху, когда сибирские регионы впервые в истории оказались вовлечены в общенациональную программу промышленного развития. В годы первых двух пятилеток (1928–1937 годы) в СССР было построено порядка 8 900 предприятий союзного значения, появились целые отрасли промышленности — станкостроительная, авиационная, тракторостроительная, автомобильная, химическая и другие. Тогда же началось масштабное освоение Кузнецкого угольного бассейна: за 23 месяца, чуть ли не вручную, был возведен Кузнецкий металлургический комбинат, в Новосибирске в 1930 году были заложены заводы «Сибкомбайн» (впоследствии ПО «Сибсельмаш») и горного оборудования (впоследствии НАПО им. В. П. Чкалова), на Оби и Иртыше появились судоверфи, начал строиться Красноярский машиностроительный завод. Примечательно, что все новые предприятия эпохи сталинской индустриализации оснащались самым современным на тот момент импортным оборудованием и технологиями мирового уровня. Параллельно строились электростанции и дороги.

Форсированная индустриализация позволила СССР достичь экономической независимости, прекратился ввоз из-за рубежа более 100 видов промышленной продукции. По абсолютным объемам промышленного производства СССР в 1937 году вышел на второе место после США, страна из аграрной превратилась в индустриальную. Правда, политика индустриализации мало затронула строительство, легкую промышленность, аграрный сектор. Сельское хозяйство пришло едва ли не в упадок. Сильно отставала в развитии и жилищно-коммунальная инфраструктура.

Но окончательно и бесповоротно Сибирь вписалась в общенациональную экономическую структуру только в ходе Великой Отечественной войны, когда сюда были эвакуированы многие сотни промышленных предприятий из европейской части России. Для развития индустриального потенциала региона это стало мощнейшим толчком, энергии которого хватило не на один десяток лет. В послевоенные годы Сибирь стала местом многих крупнейших всесоюзных строек — Ангаро-Енисейского каскада ГЭС, гигантов алюминиевой, целлюлозно-бумажной и нефтехимической промышленности, черной и цветной металлургии. Продукция многих из этих предприятий направлялась не только на внутренний рынок СССР, но и за рубеж. В середине 1950-х появился новосибирский Академгородок, ставший научным центром мирового масштаба, а в 60–70-е годы регион превратился в один из мировых центров нефтегазовой промышленности. Параллельно с производственным и научным потенциалом развивалась социальная инфраструктура: строились дороги, благо-устраивались города, развивался аграрный сектор. Короткий период с 1950-го по 1980-е годы стал эпохой наиболее планомерного и гармоничного развития региона, опиравшегося на самые современные на тот момент технологии. Отставание Сибири в социально-экономическом развитии от европейской части страны тогда было сведено к минимуму. Но к концу 1980-х деньги у государства закончились, концепция развития Сибири вновь изменилась.

Назад в прошлое

В постсоветское время сибирские регионы в очередной раз оказались предоставлены сами себе. Вплоть до конца 1990-х региональная промышленность существовала в лихорадочном режиме бесконечных переделов собственности и выстраивания новых хозяйственных связей взамен разрушенных реформами. Те, кому повезло быстрее найти серьезных инвесторов, сумели довольно быстро модернизировать производство, нарастить эффективность и занять достойное место на внутрироссийском и даже мировом рынке. Это относится практически ко всем предприятиям нефтегазового и нефтехимического комплекса, угольной промышленности, а также предприятиям черной и цветной металлургии.

Сложнее обстоит дело в несырьевых отраслях. Пищевые отрасли, сельхозобработка, строительство, ориентированные на конечное потребление, относительно быстро адаптировались к новым условиям. Гораздо сложнее пришлось предприятиям среднего передела, которые оказались отрезанными от прежних рынков сбыта и поставщиков комплектующих. Кто-то из них выжил, кто-то нет. Кому-то пришлось кардинально сменить ориентацию (например, на заводе «Экран», прежде выпускавшем кинескопы, сегодня делают стеклобутылки). Удачные примеры преодоления трудностей и модернизации старых предприятий высокотехнологичного сектора можно пересчитать по пальцам. Прежде всего это корпорация «Иркут», Новосибирский и Комсомольский авиазаводы, ОАО «ЭЛСИБ», Новосибирский приборостроительный завод им. Ленина, ПО «Полет», Улан-Удэнский авиаремонтный завод. Все эти предприятия — уникальные в своем роде, практически не имеющие конкурентов в Российской Федерации.

Наконец, в постсоветское время на передовые позиции сибирской экономики вышел целый ряд относительно новых отраслей. Это IT, финансово-банковский сектор, услуги связи. Ряд из них ориентирован на внутрисибирский рынок, некоторые компании играют заметную роль в общероссийском масштабе. В итоге к 2010 году экономика Сибири подошла более-менее диверсифицированной.  В большинстве промышленно развитых регионов спад валового регионального продукта был ниже, чем в среднем в России. Зато ряд территорий, в том числе обладающих богатым природным потенциалом, сегодня являются глубоко депрессивными, и несмотря на огромные дотации из центра, уровень жизни населения в них существенно отстает от среднероссийского уровня. Сегодня все их надежды связаны с реализацией государственной программы развития Сибири и Дальнего Востока, которая должна дать импульс к развитию всего Зауралья.