Кадры сельской жизни

Влияние внешних факторов в агробизнесе можно нивелировать разумной диверсификацией производства. Но пока на селе не появятся грамотные управленцы, сельхозпроизводители так и будут жаловаться на неурожай, сезон-ность производства и просить помощи у государства

Перефразируя классика, можно сказать, что каждое успешное хозяйство успешно по-своему, в то время как все неуспешные похожи друг на друга. Мысли и разговоры у руководителей таких хозяйств аналогичны — вспоминают СССР и жалуются, что сегодня наше государство не ценит труд селян. «Один руководитель сельхозпредприятия, уже более 20 лет находящийся на этой должности, сетовал: зачем учиться финансам и маркетингу, лучше заниматься своим прямым делом, а государство нам помогало бы, — вспоминает Игорь Дорогов, генеральный директор новосибирской управляющей компании «Агротехнопарк». — Ему задают вопрос: что значит «государство помогало бы?». Отвечает: в советские времена он знал, что каждый год по разнарядке получит 4–5 новых комбайнов. А если не удавалось сделать это вовремя, следовали серьезные разбирательства в райкоме, райсовете и так далее. А проблема выдачи зарплаты сводилась к своевременному посещению банка и оформлению кредита, который в конце года «прощался» государством. Соответственно, не было необходимости и в серьезном отношении к обслуживанию техники — в будущем году дадут новую. В результате такого хозяйствования мы получили абсолютно развращенных людей, не следивших за техникой, разучившихся считать деньги. Они и теперь думают: если работают на земле — этого достаточно, чтобы общество на них молилось. Но сейчас другие времена».

Рискованное управление

Наш разговор с Игорем Михайловичем возник, как говорится, не на пустом месте. У него есть собственный опыт вывода агробизнеса из кризиса. Вот уже почти год в Тогучинском районе Новосибирской области возглавляемая им компания «Агротехнопарк» управляет сельхозпредприятием «Никольское». Компания создавалась как одно из структурных подразделений проекта аграрного технопарка СО РАСХН. Интерес для нее представляет управление неэффективными активами академических опытно-производственных хозяйств — сегодня из шести десятков на плаву осталось менее половины. Специалисты компании даже подготовили целую программу их развития. «Таким образом, есть основания надеяться, что хозяйство Никольское — только пилотный проект обширной программы обновления АПК», — отмечает Игорь Дорогов.

— Правильно ли я понимаю: по вашему мнению, АПК наибольшим образом страдает именно от недостатков управления?

— Да. Год назад УК «Агротехнопарк» приступила к реализации образовательной программы подготовки руководителей сельскохозяйственных предприятий «Управление персоналом и бизнес-планирование». Обучение было организовано совместно с московской Высшей школой экономики — возможно, лучшим учебным заведением этого профиля в нашей стране. Первоначально с помощью Департамента сельского хозяйства администрации Новосибирской области к участию в программе удалось привлечь глав 27 хозяйств Тогучинского района. После проведения  установочной сессии в марте 2009 года около половины участников отсеялись в силу непригодности к обучению (неспособности воспринимать предлагаемый материал). Из оставшихся полутора десятков руководителей и дополнительно привлеченных 10 человек из других районов области диплом защитил только один. Один! За обучение всех этих людей УК «Агротехнопарк» были заплачены немалые деньги, но уровень подготовки современных руководителей сельскохозяйственных предприятий таков, что они не в состоянии усвоить программы обучения.

Я думаю, пришло время для выработки государственной политики, направленной на подготовку управленцев для сельского хозяйства, на региональном или федеральном уровне. В противном случае, учитывая прочие проблемы сельского хозяйства, нас ждет невеселое будущее. Задумайтесь: для того чтобы получить права на управление автомобилем, необходимо пройти курс обучения и сдать экзамен, а для того чтобы управлять таким сложнейшим механизмом, как современное сельхозпредприятие, — не нужно ничего.

Сейчас есть альтернатива. Человек, чувствующий себя уверенно в жизни, имеющий высокую самооценку, выбирает, где жить: в городе — и зарабатывать, не прилагая особых усилий, 15–17 тысяч рублей в месяц, или в тяжелых условиях на селе — и трудиться с утра до ночи за гораздо меньшие деньги. В большинстве хозяйств даже близкого к Новосибирску Тогучинского района средняя зарплата составляет 2–4 тысячи. Люди бегут из деревни.

— Каковы риски непрофессионализма в управлении сельхозпредприятием?

— Недавно разговаривали с собственниками одного из хозяйств Алтайского края, которые  прошли примерно такой же путь, какой мы проходим сейчас. Они попытались привлечь для сопровождения деятельности предприятия якобы научных специалистов, которым не хватило профессионализма, и коровы у них погибли.

Казалось бы, дело нехитрое: возделывать землю, растить зерно и содержать животных. Но есть огромное количество нюансов и тонкостей, которые необходимо знать и постигать.

Применив новые технологии в Никольском, нам удалось увеличить надои по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в три раза. Мы обратились к ученым аграрного университета, заключили договоры о научном сопровождении производственной деятельности по основным  направлениям. Они изучили наше стадо и пришли к выводу, что генетический потенциал животных — 4–4,5 тысячи литров в год. Затем посчитали, какие компоненты необходимо ввести в рацион коров для роста продуктивности. Уже через три месяца наше скромное стадо начало давать в три раза больше молока. Сейчас коровы выдают уже по 5 тысяч литров в год. Это удивительно: мы достигли результата, на который в общем-то не рассчитывали. И это только начало.

Отдельно взятое хозяйство

— Какие шаги вам необходимо было сделать, когда вы пришли в Никольское?

— Первое — нужно было решить проблему рентабельности производства. Был период, когда зерно поднялось в цене до 6,5 тысячи рублей за тонну, и все бросились его производить. В результате текущая рыночная цена на зерно — 2 тысячи рублей, практически на уровне себестоимости. Но при этом ГСМ мы получаем по рыночной цене, а стоимость электроэнергии — вообще бич для сельхозпроизводителя. Получается, что вроде живем мы в рыночной среде, а возможностей для увеличения выручки не имеем — рентабельность настолько низкая, что едва сводим концы с концами.

Тогда мы поставили перед собой задачу смоделировать некий экономический механизм, который бы использовал имеющиеся природные ресурсы по максимуму. В эту холодную зиму платежи за электро-энергию составляли 500–600 тысяч рублей в месяц. Никакая рентабельность не покроет таких расходов.

Какой выход? Отказаться от дорогого электричества и создать собственную генерацию. Начали думать, как это сделать. Можно поставить дизель-генератор или газогенерацию, которая будет работать на газе, вырабатываемом в результате разложения навоза. Оказалось, опыт в этой области есть. Связались с производителями оборудования. Поскольку импортное — очень дорогое, нашли наше, в Кировской области. Кроме того, сейчас размещаем заказ на смоленском предприятии, где для нас изготовят биореактор. Таким образом мы надеемся не только решить проблему переработки отходов, но и получить газ для газогенерации.

Но и это не покроет всех нужд, требуется более серьезный энергетический источник. Потребность хозяйства — 500–600 кВт•ч. Это уже турбина, если мы хотим дешевое электричество. На чем она может работать? Дров не хватит. Оказалось, совсем рядом торфяные месторождения. Обратились в департамент природных ресурсов, приобрели документацию по характеристикам торфяников. Сейчас мы проектируем энергетическую установку, которая будет включать топливный котел, работающий на торфе, и турбину, производящую электричество. Мы откажемся от дорогой электроэнергии и сразу получим экономическое преимущество, которое позволит реинвестировать освободившиеся средства.

То же касается и лесопереработки. У нас около 1 000 га леса на землях сельскохозяйственного назначения. Длительное время ими никто не занимался. Сейчас там можно заготавливать лес, приводя наши земли в соответствие законному назначению.

Столкнулись мы и с проблемой переработки молока. Сегодня крупные переработчики принимают его у селян по цене 10–12 рублей за литр. В период большого молока, думаю, цена опять упадет до 6–7 рублей. При этом в магазине она только растет. Заработок переработчика иной раз составляет 200–400 процентов. Зачем делиться этой прибылью, если можно перерабатывать самим? Сейчас у нас есть временная переработка — мы арендуем цех. Но для того чтобы застраховать себя от различных негативных факторов, принято решение построить на территории хозяйства собственное производство по переработке молока. Специалистами управляющей компании было проведено маркетинговое исследование, выбран поставщик оборудования, заключен договор о поставке и монтаже. Думаю, в июне запустим молокозавод производительностью 10 тонн в смену. Будем перерабатывать и свое молоко, и соседних предприятий.

Готовых рецептов нет

— Как предприятие АПК должно, на ваш взгляд, реагировать на ситуацию на рынке? Производить только то, что наиболее выгодно?

— Этого не угадаешь. На урожай, например, влияет погода. В сельском хозяйстве всегда уместна разумная диверсификация производства. Конечно, не надо распылять силы чрезмерно, но обязательно нужно заниматься мясом, молоком, посильными видами переработки ресурсов, которые есть в наличии. Пилить свой лес, если есть возможность, а не покупать по 4–5 тысяч за кубометр, перейти на мини-энергетику — ты будешь автономен. У нас много наработок по всем направлениям, и все весьма недорогие, если серьезно посчитать расходы и доходы. В каждом случае надо разбираться и находить варианты. Но при этом всегда нужно думать о каналах сбыта — это «узкое место» во многих регионах. Конечно, этими вопросами должно заниматься не отдельное хозяйство, а государственные структуры, на уровне регионов.

— Являются ли панацеей для АПК новые технологии?

— Все создано давно.  Думаю, когда мы говорим о технологиях, надо брать в расчет те из них, что можно применить. Мы, например, когда пытались использовать технологию No-till (системная энергосберегающая технология самовосстанавливающегося земледелия), столкнулись с проблемами. Необходим был дорогущий трактор, посевной комплекс плюс масса дополнительной техники — выровнять поля, подготовить мульчирующий слой. Возник вопрос, где взять людей, которые будут работать на этой технике? Для того чтобы привлечь их в село, нужно жилье. Первый вопрос любого специалиста —  «где я буду жить?». Если руководителю ответить ему нечего, разговоры о любых технологиях в сельском хозяйстве бесполезны.

Для решения острой кадровой проблемы в ООО «Никольское» УК «Агротехнопарк» реализует проект строительства жилья, в соответствии с ним в Никольском уже в этом году будет построено 20 жилых домов. Аналогичные планы и на будущий год. В перспективе — строительство культурного центра, школы, детского сада, детского лагеря отдыха и православного храма.