К безопасности новым путем

Оживленные дебаты, развернувшиеся в профессиональном сообществе вокруг планирующихся изменений в законы, регулирующие деятельность экспертных организаций в области промышленной безопасности, свидетельствуют о том, что применявшиеся до сих пор схемы контроля устарели и нуждаются в полном изменении

Саяно-Шушенская ГЭС, шахты «Распадская» и «Алексиевская». Напоминать в подробностях о череде громких аварий, произошедших в последнее время на промышленных объектах Сибири, не нужно. И без того каждое из этих происшествий актуально по сей день, и до сих пор дальнейшее развитие событий на аварийных объектах привлекает пристальное внимание СМИ, вызывает соответствующую реакцию как бизнес-сообщества, так и государственных органов.

Речь не только о кадровых перестановках. Известно, что авария на Саяно-Шушенской ГЭС стоила места главе «РусГидро» Василию Зубакину, а взрыв на «Распадской» заставил уйти в отставку директора шахты Игоря Волкова. Но главное, что сегодня уже и федеральный центр начинает понимать несовершенство существующей системы контроля промышленной безопасности.

Закон как фактор безопасности

Не так давно в Госдуму РФ был внесен законопроект об изменениях в федеральные законы «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» и «О лицензировании отдельных видов деятельности», а также в отдельные законодательные акты РФ. Проект закона включает дополнение закона о промышленной безопасности нормами, регулирующими вопросы создания и деятельности саморегулируемых организаций (СРО), осуществляющих деятельность по проведению экспертизы промышленной безопасности опасных производственных объектов. В этой связи также вносятся изменения в ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». В частности, из перечня видов деятельности, на осуществление которых требуются лицензии, будет исключена деятельность по проведению экспертизы промышленной безопасности.

Все это, как говорят депутаты, позволит при сохранении государственного регулирования (через контроль за деятельностью СРО) решить существующие проблемы. Например, исключить условия для коррупции, которые есть сейчас, при осуществлении государственного регулирования (лицензирования), а также не допустить на рынок недобросовестных участников. Вследствие этого должен повыситься и уровень промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Профессиональное сообщество отреагировало на готовящиеся изменения незамедлительно. Одни посчитали, что еще одна надстройка в виде СРО для экспертных организаций приведет только к удорожанию услуг и снижению качества экспертных заключений. Ведь создаваемые СРО получат, по сути, полный контроль над рынком, соответственно, последствия, говорят противники изменений, будут плачевны.  Тем более что уже сейчас есть примеры практически полной монополизации рынка экспертных услуг «карманными» компаниями за счет административного ресурса, отмечают они. Другие же считают действия, направленные на изменение законодательной базы, своевременными и необходимыми. Ведь за счет этого прекратятся поборы со стороны работников Ростехнадзора. А что касается создания СРО, то они будут в состоянии самостоятельно решать вопросы обеспечения промышленной безопасности, так как в случае чего отвечать им придется собственным рублем (специально для покрытия такой ответственности в каждой СРО должен будет создан компенсационный фонд).

Как бы то ни было, проект находится на обсуждении в Госдуме. Уже ясно, что государство решило менять сложившуюся систему безопасности производства, и пути назад не будет. Другое дело, как новая система, предлагаемая законодательно, будет решать сложившиеся проблемы. И здесь есть над чем подумать.

Пора определиться

«Из чего появилась экспертиза промышленной безопасности? На этом не акцентируется внимание. Но в конце 1980-х годов, когда в стране сложилась очень тяжелая экономическая ситуация, промышленное оборудование практически перестали заменять новым, перестали проводить техническое перевооружение производства, назрела необходимость хотя бы в поддержании на плаву того, что еще осталось, — рассказывает Владимир Курафеев, директор ООО «Сибирская экспертная компания» (Новосибирск). — Встал вопрос продления ресурсов существующих мощностей, и по решению Ростехнадзора была создана система экспертизы промышленной безопасности. До сих пор на предприятиях самых разных отраслей продляются ресурсы оборудования, но бесконечно это продолжаться не может. Сейчас перед экономикой стоят другие задачи — модернизации, внедрения инноваций. И экспертиза промышленной безопасности может выполнять уже другую роль, подталкивая собственников к обновлению фондов». По словам Владимира Курафеева, эту задачу экспертные организации выполняют уже сейчас. В ходе проводимых на предприятиях обследований собственникам доносится мысль о необходимости модернизации оборудования, которое нельзя постоянно ремонтировать. Часто для этого приходится убеждать и спорить, предъявляя доказательства в виде фотографий, показаний приборов и данных экспертиз.

Сегодня, если государство проявит волю и даст сигнал экспертному сообществу, а законодательная база будет проработана соответствующим образом, экспертные организации могут сыграть большую роль в обновлении экономики.

Но к благим намерениям зачастую у нас приходится идти непроторенной дорогой. «Уже достаточно долгое время работает закон о техническом регулировании, но работает не так, как хотелось бы, поскольку в дополнение к нему должны быть еще приняты технические регламенты, — комментирует ситуацию Владимир Павшок, к. т. н., генеральный директор Сибирского центра технической диагностики и экспертизы «ДИАСИБ» (Новосибирск). — В последнее время эта работа активизировалась, но все равно число принятых регламентов невелико, по сравнению с тем, что должно быть принято. Уже звучали, даже со стороны правительства, заявления о том, не пора ли нам использовать зарубежные наработки в этой области, например казахстанские регламенты — в этой стране в последнее время активно велась работа над ними. Отсутствие таких необходимых  составляющих процесса, как техрегламенты, тянет за собой еще множество вопросов. По закону о техническом регулировании они являются нормой, обязательной к исполнению. В то же время регламенты, в отличие от ГОСТов, не содержат информации, как решить ту или иную проблему, а только декларируют, что она должна быть решена. Должно быть обеспечено безопасное ведение работ, а как — нигде не прописано. Общество и наши технические специалисты не совсем к этому готовы, потому что мы много лет жили при прописанных до последней буквы технических правилах, и каждый инженер знал, где можно найти то или иное решение».

Технический регламент —  открытый документ, тем более непонятно, почему в этой области Россия по-прежнему отстает от всего мира, где все стандарты и правила давно разработаны. Но это только одна сторона вопроса, между тем спорные моменты в новых изменениях в федеральные законы этим не исчерпываются.

Притеснять или не притеснять

Как известно, процесс создания СРО полным ходом идет во многих видах деятельности — в частности, в строительстве, проектировании, изыскательских работах, адвокатской деятельности и ряде других. Но вот как будут работать СРО в такой щепетильной сфере, как обеспечение промышленной безопасности, — большой вопрос.

Сегодня в РФ экспертизу промбезопасности проводят организации по лицензии, выданной Ростехнадзором. А Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору осуществляет контроль за соблюдением экспертными организациями лицензионных требований и условий.

Введение СРО будет означать не только самостоятельный профессиональный контроль за работой экспертных центров, но и отказ от государственного лицензирования этого вида деятельности. Впрочем, уже сейчас, пока еще даже не отменены лицензии, начинается процесс создания некоммерческих партнерств экспертов в области промбезопасности, и профессиональное сообщество готовится к переходу на новые формы взаимоотношений между партнерами, государством и заказчиками.

«Формально сейчас процесс лицензирования, мягко говоря, очень прост. Одна из причин, по которой назревают соответствующие изменения в законы о промышленной безопасности и о лицензировании, — высокая степень коррупции в Ростехнадзоре, — говорит Владимир Павшок. — Ни для кого это уже не секрет, руководитель Ростехнадзора Николай Кутьин неоднократно обращал на это внимание в своих выступлениях. Сотрудники органа, который обязан следить за соблюдением норм безопасности, иногда «прикрывают глаза» на явные или неявные нарушения. Сейчас власти пытаются уменьшить коррупционную составляющую, избавить Ростехнадзор от одной из избыточных функций — утверждения заключений экспертизы промышленной безопасности, отсюда и призывы к созданию СРО».

Лицензию на ведение экспертной деятельности получить очень легко, подтверждает Владимир Курафеев: «Сегодня в стране установка на недопущение притеснения малого бизнеса. С другой стороны, если предприятие малого бизнеса представляет собой экспертную организацию, как найти необходимый баланс контроля и свободы? Процесс лицензирования, чтобы не притеснять малый бизнес, упростили до предела. Для получения лицензии на проведение экспертизы промбезопасности сейчас достаточно просто подать документы, прописать в них, что в штате организации находится хотя бы один эксперт в этой области, — и в назначенный срок лицензия будет выдана».

Что происходит дальше, объяснять вряд ли необходимо. Новоиспеченная экспертная организация, не обладающая ни диагностическим оборудованием, ни необходимыми методиками, ни системой управления качеством и многими другими необходимыми элементами качественной экспертизы, начинает демпинговать в стремлении получить хоть какие-то заказы на рынке, и заказчики на такие услуги непременно найдутся. «У недальновидных хозяев  все построено на выкачивании максимума прибыли из производства при минимальных затратах, — уточняет Владимир Павшок. — Поэтому заказчик, а точнее, собственник предприятия, часто ищет организации, которые окажут услуги подешевле, не обращая внимания на качество экспертизы. Тут дело не только в злом умысле владельца производства. Дело в том, что в последнее время мы видим неутешительную тенденцию вымывания из руководства предприятий технических специалистов. Приходят к руководству экономисты и юристы, которые техническими вопросами владеют хуже. Есть опасность, что при таком подходе экспертиза вообще превратится непонятно во что. Потому и создаются такие экспертные организации, которые, как китайские автопроизводители, внешнее впечатление создавать более-менее научились, а с внутренним содержанием проблемы. Работают такие конторы три года, потом меняют вывеску — и продолжают в том же духе».

То, что нарисованная схема организации малого экспертного предприятия-однодневки — не мираж, может подтвердить тот факт, что на территории СФО на сегодня зарегистрировано около 350 экспертных организаций. Это очень много. И настоящие экспертные организации готовы даже к ужесточению требований со стороны государства — лишь бы не было дискредитации профессии.

Как надо

Эксперты в области промышленной безопасности сегодня рады любому опыту, который будет способен прояснить тонкости их деятельности после создания СРО. Внимательно смотрят они на опыт строительных организаций, где уже идет процесс вымывания из бизнеса мелких игроков. Безусловно, создание СРО — путь прогрессивный, причем прежде всего для самого государства, которому не нужно будет брать на себя ответственность за ошибки экспертов (как фактически происходит сейчас, когда инспекторы Ростехнадзора утверждают заключения экспертизы промышленной безопасности), а лишь осуществлять надзор за СРО. Но как таковые новые правила не заработают без более серьезных, глубинных изменений сложившейся системы контроля в сфере промышленной безопасности.

«Плохо, что даже в соответствии с изменениями в закон по-прежнему остается система, когда заказчик сам выбирает для себя исполнителей экспертизы. В развитых странах заказчик заключает договор со страховой компанией, страхует свое производство (причем стоимость страховки зависит от степени его опасности), а уже страховая компания, заинтересованная в объективной информации о предприятии, обращается к настоящим экспертам — иначе это обернется для нее многомиллионными убытками. Такая система будет правильной, и лучше прописать законодательно именно такую цепочку», — уверен Владимир Павшок.

Закон о страховании опасных промышленных объектов так же давно рассматривается в Госдуме. Он мог бы, вкупе с изменениями в федеральные законы «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» и «О лицензировании отдельных видов деятельности», стать реальным механизмом улучшения системы промбезопасности. Ведь страховые платежи, способные покрыть убытки от аварий, составят миллиарды рублей — этого хватит на восстановление производства в случае аварии. Да и не в авариях и ущербе по большому счету дело — главное, что огромные страховые платежи, которые должен будет вносить хозяин устаревшего оборудования, заставят его подумать об обновлении предприятия.