Время открыть заначку

Русский бизнес
Москва, 22.11.2010
«Эксперт Сибирь» №46 (284)
Правительство РФ решило ускорить разработку стратегических нефтяных месторождений Красноярского края. Для этого к ним с двух сторон протянут магистральные нефтепроводы

В начале ноября на совещании в Новокуйбышевске (Самарская область) Правительство РФ утвердило Генеральную схему развития нефтяной отрасли страны на ближайшие 10 лет. Федеральные власти надеются, что ежегодный уровень добычи нефти в рассматриваемый период останется на уровне 500 млн тонн. При этом министр энергетики Сергей Шматко заявил журналистам, что эти объемы в основном будут давать «старые» места нефтедобычи, в первую очередь Ханты-Мансийский автономный округ (ХМАО) и Поволжье с Оренбургской областью.

Но все прекрасно понимают, что начавшееся падение нефтедобычи в Западной Сибири нужно компенсировать уже сейчас. К тому же постоянный приток нужен самому глобальному постсоветскому нефтяному проекту — нефтепроводу Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО), первая очередь которого была запушена в эксплуатацию в конце прошлого года. Гигантская труба должна избавить Россию и ее нефтяные компании от капризов западных покупателей и открыть новые рынки — стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Эти два обстоятельства вызвали к жизни два новых трубопроводных проекта, которые должны вывести на просторы АТР нефть стратегических месторождений севера Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) и Красноярского края. Нефть там более плохого качества, чем в ХМАО, добывать ее тяжелее, но начальные суммарные ресурсы жидких углеводородов на севере Западной Сибири достигают 25,6 млрд тонн (в том числе 18 млрд тонн нефти). Если с по­мощью новых трубопроводов не раскупорить эту «заначку» сейчас, то нефтяное будущее России окажется под вопросом.

Настырный Ванкор

По количеству прогнозных ресурсов нефти, природного газа и конденсата Красноярский край занимает второе место в России после Тюменской области: по нефти — 8,2 млрд тонн, по свободному газу — 23,6 трлн кубометров, по растворенному в нефти газу — 638 млрд кубометров. Это половина углеводородных ресурсов восточных районов России. Основные стратегические нефтяные месторождения края расположены в Ванкорском нефтегазовом блоке (юг Таймыра) на границе с ЯНАО и в Юрубчено-Тохомской зоне (юг Эвенкии) на границе с Иркутской областью.

Ванкорское месторождение, расположенное в Туруханском районе Красноярского края, начали осваивать промышленным способом первым. «Мы можем уверенно говорить о планах добычи порядка 30 миллионов тонн нефти в год», — оценил в 2007 году промышленный потенциал Ванкора теперь уже экс-глава «Роснефти» Сергей Богданчиков. В тот момент госкомпания и власти края рассматривали три варианта транспортировки нефти с месторождения. Основным по инициативе краевой администрации считался маршрут через Дудинку до порта Диксон длиной 730 км и стоимостью 1,2 млрд долларов. При этом в Диксоне требовалось построить нефтехранилище емкостью 4 млн кубометров, из которого нефть танкерами должна была вывозиться на Мурманск по Северному морскому пути (СМП). Такой нефтепровод автоматически инициировал разработку небольших месторождений, лежащих севернее Ванкорской группы и создавал мультипликативный эффект для реанимации СМП. Был и противоположный по направлению вариант — 1,5 тыс. км трубы на юг до Ачинска, где нефть бы поступала в трубопроводную систему «Транснефти».

Тем временем государство в конце концов решило строить ВСТО. И поэтому у Ванкорской нефти остался единственный вариант транспортировки, который первоначально был «глубоко запасным» — западный. За 2008–2009 годы «Транснефть» построила нефтепровод длиной 543 км мощностью перекачки 25 млн тонн нефти в год, который связал месторождения этой группы с нефтеперекачивающей станцией (НПС) «Пурпе» в ЯНАО. Он-то и дал возможность в прошлом году запустить Ванкорское месторождение в промышленную эксплуатацию.

Но НПС «Пурпе» — конечная точка российских нефтепроводов в Западной Сибири — изначально строилась не для этого. Станция перекачивает нефть «Газпром нефти» и «Роснефти», которую те добывают на юге ЯНАО. Добыча, правда, там падающая — в 2004 году на Ямале было добыто 42 млн тонн нефти, в 2008-м — меньше 30 млн тонн. Это положение государство и соседний с Красноярским краем автономный округ намерены исправить, начав промышленную добычу на северных месторождениях ЯНАО — Русском, Заполярном, Восточно-, Западно-Мессояхском и других. Но пришедшая в прошлом году в НПС «Пурпе» нефть Ванкора фактически поставила крест на этих проектах, поскольку мощность отходящих на юг нефтепроводов не превышает 32 млн тонн в год.

Труба на север

Ситуация сложилась, вообще-то, нелепая. Желание государства и его главной нефтяной компании побыстрее запустить разработку Ванкорского месторождения понятно — его нефть считается главным «наполнителем» ВСТО. Но в масштабах страны нужна разработка месторождений и севера Красноярского края, и севера Ямала. Гигантское, с запасами более миллиарда тонн тяжелой нефти, месторождение Русское, например, было открыто в автономном округе еще в 1968 году, и, по расчетам ТНК-ВР, которая сейчас владеет лицензией на его разработку, могло бы ежегодно выдавать по 10–20 млн тонн нефти. Но транспортировать ее можно только машинами по «зимнику», потому российско-британская нефтяная компания в первом квартале текущего года извлекла из недр этого месторождения всего 25 тыс. тонн.

Следующий шаг напрашивался сам собой. Весной этого года «Транснефтью» был сварен первый стык нового нефтепровода НПС «Пурпе» – НПС «Самотлор» длиной 429 км, который специально предназначен для приема нефти с Ванкорской группы и дальнейшей ее транспортировки до площадки приема и смешения нефти на НПС «Самотлор» (ХМАО). Этот нефтепровод должен выйти на проектную мощность (25 млн тонн нефти в год с перспективой увеличения до 50 млн тонн) в 2012 году, когда «Роснефть» выведет Ванкор на плановый уровень добычи.

Однако и эта труба не решает проблему разработки северных месторождений ЯНАО, а лишь создает условия для полноценной добычи на Ванкоре и продолжения ее на юге округа. Поэтому в начале ноября на совещании в Самарской области премьер-министр страны Владимир Путин объявил о том, что 28 октября подписал распоряжение о строительстве нефтепровода Заполярное–Пурпе проектной пропускной способностью до 45 млн тонн и длиной около 500 км, который к 2016 году должен дотянуться до Тазовского района Ямала. Стоимость первой очереди строительства нефтепровода мощностью 12 млн тонн в год оценивается в 60 млрд рублей. Интересно, что схема финансирования проекта наравне с государственными и заемными деньгами предполагает участие капитала нефтедобытчиков Ямала — «ЛУКойла», «Газпром нефти» и ТНК-BP. «Транснефть» еще в середине октября учредила свою 100-процентную «дочку» — ОАО «Заполярье». Новая компания займется строительством данного нефтепровода и в дальнейшем проведет допэмиссию в пользу ТНК-BP, «Газпром нефти» и «ЛУКойла». Таким образом, часть денег вложит само «Заполярье», часть будет получена за счет доп­эмиссии. С 2016 года «Транснефть» будет выкупать у нефтяных компаний акции данного ОАО, причем стоимость долей будет равна затратам на строительство с учетом процентов за пользование средствами. Предполагается поэтапный ввод нефтепровода в эксплуатацию: первый — в декабре 2013 года, второй и третий этапы — через год и два соответственно.

«Заявленная модель финансирования нефтепровода позволит снизить риски, связанные с реализацией проекта, и в дальнейшем вернуть нефтяным компаниям вложенные средства. Таким образом, Заполярное–Пурпе является позитивным проектом как с точки зрения новаторской схемы финансирования, так и с точки зрения наполнения ВСТО», — считает ведущий аналитик ИА Neftegaz.ru Александр Дармин. «В том, что нефтепровод Заполярное–Пурпе будет построен, не остается сомнений. Он станет ключевым подводом к ВСТО и выступит гарантом заполнения трубы на полную мощность», — заявил и член комитета Российского союза промышленников и предпринимателей по энергетической политике Евгений Махортов.

Нефтепроводы Заполярное–Пурпе и Пурпе–Самотлор общей стоимостью 146 млрд рублей, которые должны работать в едином технологическом режиме, как раз и позволят начать полноценное промышленное освоение нефтяных запасов как севера Ямала, так и севера Красноярского края со стороны Таймыра.

Длинный рукав

С разработкой Юрубчено-Тохомского нефтегазового блока (ЮТБ), расположенного на юге Эвенкии, в междуречье Ангары и Подкаменной Тунгуски, по сути, приключилась та же история, что и с Ванкором. К его освоению начали готовиться еще в конце прошлого века, но процесс затормозился как из-за судебного преследования основного разработчика — нефтяной компании «ЮКОС», так и из-за отсутствия понятной схемы транспортировки. Эти месторождения находятся на неосвоенных территориях, где полностью отсутствует какая-либо инфраструктура.

Тем не менее кусок-то лакомый — оценка суммарных запасов и ресурсов категорий С1+С2+СЗ ЮТБ колеблется в интервале 800–1200 млн тонн нефти и свыше 2 трлн кубометров газа. Объем нефтедобычи может достигать 25–50 млн тонн в год. Поэтому еще «ЮКОС» начал разрабатывать варианты строительства двух нефтепроводов, которые бы связали ЮТБ либо напрямую с Китаем, либо со странами АТР через дальневосточный порт Находка. Но потом лицензия на Юрубченский блок вместе с его разработчиком — «Восточно-Сибирской нефтегазовой компанией» (ВСНК) — перешла к «Роснефти», а в начале ноября этого года глава «Транснефти» Николай Токарев сообщил журналистам, что две государственные компании прорабатывают вопрос строительства нефтепровода от Юрубчено-Тохомского и Куюбинского месторождений до ВСТО. Его стоимость оценивается в 63 млрд рублей.

По словам главы «Транснефти», нефтепровод будет пропускать 18 млн тонн нефти в год. Проект предусматривает прокладку 600-километровой трубы через Нижнеингашский и Богучанский районы Красноярского края до Тайшета в Иркутской области преимущественно вдали от населенных пунктов. Планируется также строительство автодорог постоянного и сезонного пользования, линий электропередачи, НПС и других объектов промышленного и социального назначения. По результатам общественных слушаний, которые ВСНК провела в начале октября, стало известно, что весь нефтепровод предполагается проложить под землей, а пересечение рек осуществить при помощи наклонно-направленного бурения: нефтепровод пройдет под руслами и не сможет оказать негативного влияния на биологический баланс.

Сроки строительства нефтепровода Юрубчен–Тайшет еще не определены, но ясно, что, в отличие от предыдущих проектов транспортировки нефти ЮТБ, он будет построен максимум в течение ближайших трех–четырех лет. Главной причиной этого является, видимо, тот факт, что ВСТО ждать не может — он требует нефти. Николай Токарев недавно уже заявил о том, что «Транснефть» может завершить реализацию второй очереди ВСТО, которая увеличит его пропускную способность вдвое — до 50 млн тонн нефти в год, на год раньше срока. По его словам, уже сейчас сварено 800 из 2 046 км ВСТО-2 и построена треть НПС. В начале ноября началось заполнение нефтью отвода ВСТО на китайский Дацин, который был запущен в эксплуатацию в конце сентября. По нему ежегодно будет прокачиваться 15 млн тонн нефти, но китайцы уже год настойчиво требуют от российского правительства вдвое увеличить поставки.

Увеличить объем импорта российской нефти марки ESPO намерена и Япония, которая в Иркутской области в конце октября запустила совместный с Россией проект по нефтедобыче ежегодным объемом двух–трех миллионов тонн. «Привлечение японских инвестиций и технологий для России очень выгодно и отвечает интересам обеих сторон. Россия получает возможность развивать перспективный сектор и региональную экономику, а Япония — доступ к российским нефтегазовым ресурсам, необходимым для удовлетворения собственных потребностей. Закупки нефти, транспортируемой по ВСТО, интересны этой стране по ряду причин: понятная логистика, приемлемая стоимость ресурсов, экономия времени», — считает управляющий фондом «Финам Нефтегаз» Роман Беседовский. На очереди — импортеры ESPO из Вьетнама и Южной Кореи.

Все это говорит о том, что новые нефтепроводы, которые сейчас строятся в Сибири для подводки нефти к мега-трубе ВСТО, не останутся пустыми. И если даже у «Роснефти» начнутся какие-то проблемы с выходом на плановую мощность Ванкорского и Юрубченского месторождений, ее место в трубе, не задумываясь, займут другие компании, разрабатывающие менее масштабные месторождения. Для Красноярского же края заполнение труб Ванкор–Пурпе и Юрубчен–Тайшет нефтью в количестве 40 млн тонн в год означает ежегодную прибавку в региональный бюджет около 28 млрд рублей. Ради этого стоит подсуетиться и с оформлением земли под новое строительство, и с подбором местных подрядчиков, и с рабочей силой на новые стройки. Губернатор Красноярского края Лев Кузнецов еще в октябре заявил, что правительство региона в рамках модернизации краевой промышленности готово помогать местным предприятиям в промышленной кооперации с крупными добывающими компаниями. «Обратите внимание на нефтяников и газовиков. Надо максимально использовать в интересах края появление новой отрасли. Это огромный портфель заказов на сервисное оборудование и обслуживание. Это ниша, которая на территории края еще не занята нашими конкурентами. Второе направление — повышение глубины переработки сырья. В традиционных для нас отраслях — в лесном комплексе, цветной металлургии и в новых производствах, связанных с добычей нефти и газа», — отметил губернатор. Он также добавил, что «с запуском Ванкора в крае появилась нефтегазовая отрасль общероссийского масштаба. На очереди — добыча и переработка углеводородов на юге Эвенкии. Предприятия «Газпрома» и «Роснефти» уже ведут разведку и подготовку к промышленной разработке месторождений этой территории».

Новости партнеров

    Реклама