Федералы пришли

Важную роль в формировании нынешнего облика Сибири сыграл крупный и средний бизнес. Несмотря на существенные различия в динамике его развития по отраслям и годам, можно четко проследить по меньшей мере несколько основных тенденций, которые за прошедшую декаду нового века кардинально изменили диспозицию на ключевых рынках Сибири

Дмитрий Докин продал свою компанию на самом подъеме

Первая тенденция — продажа самостоятельных региональных компаний федеральным или даже мировым игрокам. Эта тенденция, имевшая место по всей стране, в Сибири проявилась особенно отчетливо в силу соотношения в экономике регионов СФО различных отраслей в пользу оборонки, добывающего комплекса и пищевой промышленности. Объединение компаний в федеральные интегрированные структуры происходило независимо от формы собственности, отраслей и регионов. Так, именно в этот период были созданы в нынешнем виде государственные Объединенная авиастроительная корпорация, «Росатом», «Роснефть». И именно в этот период в разных регионах Сибири создавались межрегиональные компании («Сибирский деловой союз» в Кузбассе, угольный «Белон», РАТМ, СУЭК), а сколько-нибудь привлекательные производственные активы вливались в структуру федеральных (или даже образовывающихся международных) компаний, таких как «Русал», Evraz Group, Группа Е4.

Интеграция в федеральные структуры, очевидно, приносит пользу всем, поскольку единая производственная и сбытовая сеть в совокупности с ростом потребления на деле означает снижение издержек и рост прибылей. Из этого определения выпадает только переход в федеральную собственность структур ЮКОСа и «Сибнефти» в 2005 году, который был продиктован явно не рыночными предпосылками. Тем не менее именно этот уход продемонстрировал, как могут «просесть» местные и региональные бюджеты из-за перехода ключевых налогоплательщиков в федеральную вотчину. Так, аналитики часто говорят о том, что перемещение «Сибнефти» из Омска стало причиной пробуксовок в строительстве городского метро, а из-за того, что Томск покинул ЮКОС, город и регион в течение как минимум двух лет испытывали серьезные трудности.

В целом же крупнейшей и наиболее символичной сделкой в этом направлении (за исключением передачи металлургических, сырьевых и энергетических активов, которая, как уже было сказано, стоит особняком во всех процессах) можно назвать прежде всего продажу в 2008 году новосибирского производителя мороженного «Инмарко» одному из крупнейших мировых холдингов Unilever. Крупнейшей — потому что компания была продана на подъеме за сумму, которая, по разным оценкам, составила около 200 млн долларов. Символичной — потому что именно энциклопедический пример «Инмарко», компании, основанной Дмитрием Докиным в Новосибирске в 1993 году, показывает, как следует развивать и продавать успешного регионального игрока. Антипримером, очевидно, станет грядущая продажа крупнейшей книготорговой компании России «Топ-Книга» топ-менеджерам продуктовой сети «Копейка» (которые уже продали саму сеть X5 Retail Group). Ее основатель Георгий Лямин фактически ушел от управления компанией, оставив с убытками, на дне своих финансовых возможностей.

Нельзя не отметить и действия компании «Юнимилк», которая буквально за несколько лет (2005–2007 годы) консолидировала в своих руках ключевые молочные производства Западной Сибири (в 2005 году — томский молочный холдинг «Том-Мас» и молочный завод «Новосибирский», позже — Кемеровский молочный комбинат). При этом консолидация объяснялась сугубо прагматично — в пищевой продукции интеграция позволяет снижать операционные издержки и увеличивать эффективность производства. И действительно, уже через полгода на заводе в Кемерове объемы переработки молока увеличились с 62 до 70 тонн в сутки за счет дополнительных поставок сырья из Новосибирской области и Красноярского края. В декабре 2010 года «Юнимилк» и компания Danone объединили свои молочные активы, по сути, началась постепенная продажа российского производителя международному игроку (планируется, что Danone будет контролировать по меньшей мере 57,5% акций компании «Юнимилк»). Аналогичные процессы сейчас наблюдаются и в другом крупном холдинге — «Вимм-Биль-Дан», который переходит под контроль PepsiCo.

Однако тренд перехода сибирских компаний в руки транснациональных корпораций в будущем можно относить только к незначительной части отраслей, считает доцент кафедры национальной экономики Томского государственного университета Раиса Эльморзаева. «В Сибири гарантированный доход и быстрая окупаемость инвестиций возможна в нескольких отраслях — пищевой промышленности, торговле, общественном питании и добывающей отрасли. На деле это означает концентрацию инвестиционных ресурсов в ограниченном круге отраслей, усиление отраслевых и региональных диспропорций, а также закрытие экономики Сибири для внешнего рынка, поскольку та же пищевая промышленность, которая приносит наибольшую прибыльность для инвестиций, ориентирована исключительно на российский рынок», — констатирует исследователь.

Смена поколений

Другим несомненным трендом уходящего десятилетия, очевидно, следует считать тотальную смену менеджмента ключевых бизнес-структур. Из управления постепенно вышли так называемые красные директора, которые встали во главе крупнейших компаний в начале 1990-х (подчас именно они и проводили приватизацию этих предприятий). На их место пришли новые менеджеры, которые чаще всего уже не являются собственниками управляемых компаний. Причем это утверждение применимо как, скажем, к металлургическим активам, входящим в международные компании (во главе которых стоят «исполнительные директора»), так и к самостоятельным игрокам рынка.

Если рассматривать регионы Сибири с запада на восток, можно увидеть, что подобные ключевые назначения произошли повсеместно. Так, генеральным директором ОАО «Радиозавод им. А. С. Попова» — одного из ключевых оборонных предприятий Омска — в 2005 году был назначен Иван Поляков, который в различных интервью прямо высказывает крамольную для руководителя старой формации мысль: «В Омске я бываю крайне редко. Фактор местонахождения директора в XXI веке далеко не определяющий». Пост президента компании СИБУР с 2006 года занимает Дмитрий Конов, начавший трудовую деятельность уже в современных финансово-промышленных компаниях. Одно из ключевых новосибирских предприятий — НПО «ЭЛСИБ» — с 2007 года возглавляет Корней Гиберт, начавший свою карьеру в Новосибирске с того, что современными методами менеджмента вывел из кризиса «Новосибирскэнерго». Генеральным директором «Красмаша» с 2005 года является Владимир Колмыков. Предприятия металлургической отрасли Красноярского края и Иркутской области (Братский и Иркутский алюминиевые заводы, ГМК «Норильский никель») и вовсе возглавляют практически исключительно наемные менеджеры в возрасте 35–40 лет. Генеральным директором «Иркутскэнерго» с июня 2010 года стал бывший топ-менеджер «Русала» 32-летний Евгений Федоров.

Косвенно это может свидетельствовать о том, что стратегически собственники ключевых предприятий выбирают современную мировую модель развития. Понятно, что сегодняшний менеджмент и продолжающаяся консолидация активов в руках крупных игроков не может не свидетельствовать о том, что компании Сибири в обозримом будущем станут открываться мировой экономике прежде всего за счет возможностей иностранного инвестирования. Предпосылки для этого в России уже есть — 80 из 100 организаций, определяемых ЮНКТАД (конференция ООН по торговле и развитию) как транснациональные компании, уже присутствуют в отечественной экономике и активно развивают свою экспансию. «Однако и здесь мы наблюдаем региональные диспропорции. В Москву и Московскую область инвестируется столько же, сколько в целом в СФО, ДФО, СЗФО, ПФО и ЮФО. Есть и другая тенденция: 70 процентов иностранного капитала — это торговые и прочие кредиты, прямых иностранных инвестиций нет и половины в общем объеме. При этом основной корпоративный долг формируется в Сибири небольшим числом предприятий в основном нефтегазового сектора. Поскольку государство является основным владельцем акций этих компаний, растущий долг — угроза для экономической безопасности страны», — подчеркивает Раиса Эльморзаева. О том, что прямые иностранные инвестиции в Сибирь пока действительно находятся на крайне низком уровне, говорили и представители PricawaterhouseCoopers на конференции журнала «Эксперт Сибирь» «Успешный бизнес. Богатая Сибирь», прошедшей 23 ноября 2010 года в Новосибирске.

Другая перспектива — создание кластеров, несмотря на то что эта форма объединения усилий отдельных предприятий серьезно дискредитирована некоторыми регионами. Очевидно, что выстраивание производственного процесса от разработки продукта до доведения его до потребителя дает высокий синергетический эффект и позволяет сконцентрировать внимание не на спасении отдельных предприятий, а на развитии отрасли (или производственной цепочки) в целом, включая поставщиков, переработчиков, производителей, финансовые институты, исследовательские и образовательные организации. По сути, мировая система бизнес-процессов еще не изобрела другого способа эффективного взаимодействия между корпорациями, малым и средним бизнесом, и инновационной сферой. Основная ответственность за это направление в свою очередь ложится на разработчиков программ социально-экономического развития регионов, то есть на региональные администрации.