Привлекательность решает все!

Госбанки формируют львиную долю кредитного рынка СФО. Но главная надежда на возрождение регионального бизнеса — частные столичные и местные банки, готовые идти навстречу клиентам

В ходе быстрого перерастания финансового кризиса в экономический уже в IV квартале 2008 года правительство РФ столкнулось с ситуацией, когда даже истратив все средства резервных фондов, оно не смогло бы реально помочь регионам. С легкой душой отказавшись от этого безнадежного дела, оно сосредоточилось на масштабной помощи «системообразующим» корпорациям и банкам. В итоге через два с половиной года с начала кризиса, на фоне почти «нормальной температуры в среднем по больнице», обеспеченной частичным рефинансированием внешних корпоративных и банковских заимствований, а также стремительным ростом цен на нефть, большинство регионов страны остаются в глубокой депрессии. Впрочем, очень своевременное изменение Росстатом методики расчета индекса промышленного производства с января 2010 года уверенно отражает одновременный и бурный его всплеск как по РФ, так и отдельным регионам, в том числе — по Сибирскому федеральному округу (СФО).

Однако реальная экономическая ситуация в большинстве территорий, особенно в Сибири, совсем иная. Системное недоинвестирование не позволяет сколько-нибудь серьезно говорить о модернизации и повышении эффективности регио­нального производства. А накопленный уровень проблемных и безнадежных долгов свидетельствует о критическом падении кредитоспособности сумевшего выжить регионального бизнеса.

Экономический кризис в стране развивался на фоне дальнейшей «страновой» и международной глобализации рынка. Ведущие региональные предприятия в своем большинстве уже вошли (и продолжали входить) в состав крупнейших вертикально интегрированных холдингов федерального и международного масштаба и уже не занимаются реализацией своей продукции. Это приводит к радикальному истощению региональной ресурсной базы: при сохранении товарного оборота основные финансовые потоки (от реализации продукции крупнейших региональных предприятий) покидают регионы. В значительной мере такая «глобализация» подорвала и налого­облагаемую базу, что во многом лишило власти субъектов РФ возможности сколько-нибудь серьезно влиять на экономическую ситуацию за счет средств своих бюджетов.

В целом регионы СФО сегодня выраженно ресурсодефицитны. Денег сибирских предприятий хронически недостает ни для полноценного финансирования текущей деятельности, ни тем более для поддержания адекватного уровня инвестиций. При этом средний за 2010 год уровень доходов населения Сибири (около 14,5 тыс. рублей на человека в месяц) не превышал среднедушевой уровень доходов жителей наполовину безработного Северного Кавказа. Он оказался в полтора раза ниже среднегодовых доходов жителей Уральского и Дальневосточного округов и более чем втрое (в 3,2 раза) — среднего уровня доходов москвичей. Подобный уровень «благо­состояния» не оставляет потребительскому рынку Сибири никаких шансов стать драйвером ее экономического роста.

В таких условиях решающую роль и в восстановлении экономики, и в поддержании потребительского рынка регионов СФО мог бы сыграть банковский сектор, главной ценностью которого для населения и бизнеса Сибири является его кредитный потенциал, а важнейшей базовой функцией — кредитование. Но и он не стал локомотивом, вытаскивающим регионы из депрессии. Причем по вполне рыночным причинам.

Кто формировал кредитный рынок

Банковский сектор СФО сегодня представляют 57 региональных банков (+28 их «окружных» филиалов), а также 335 филиалов банков инорегиональных. При этом региональные и иногородние (преимущественно — столичные) кредитные организации имеют не только формальные, но и содержательные отличия. Прежде всего они сводятся к степени автономности в принятии решений и доступным источникам привлеченных средств. Кредитная и ресурсная политика «регионалов» в основном определяется их акционерами и, как правило, ограничена состоянием местного ресурсного рынка, а филиалов — кредитной политикой головных офисов, возможностями как местного ресурсного рынка, так и межрегионального перераспределения ресурсов.

Несмотря на постепенное «размывание» различий между «регионалами» и филиалами, мы по-прежнему различаем эти группы кредитных организаций как обладающие изначально разным потенциалом на региональном кредитном рынке и демонстрирующие различные модели поведения в разные периоды его развития. К сказанному остается добавить, что рыночная стратегия территориальных банков формально иногороднего Сбербанка в решающей мере связана с «разработкой» местных ресурсов. В этом отношении стратегия Сбербанка ближе к cтратегии «регионалов». Стратегия же формально «регионального» МДМ Банка — это стратегия одного из крупнейших «федеральных» сетевых банков, волей случая «прописанного» в СФО и рассматривающего Сибирь в качестве не более чем одного из сегментов национального банковского рынка.

В общем случае кредитный потенциал филиалов иногородних банков не ограничен местными ресурсами. И именно они за счет межрегиональных трансфертов в благополучные для банковского бизнеса периоды во многом определяют масштабы и темпы развития кредитования в регионах. Так, по итогам 2008 года темпы прироста их «сибирского» портфеля вдвое превосходили темпы прироста портфеля «регионалов». Однако в неблагоприятные периоды кредитная активность филиалов в регионах всецело зависит от положения на всем национальном банковском рынке и антикризисной политики головных офисов. В период кризиса сетевые банки способны обрушить региональный кредитный рынок, резко сократив объем трансфертов региональным филиалам. Что и наблюдалось в СФО в 2009 году.

До сих пор в качестве иллюстраций к обзорам банковского рынка Сибири журнал «Эксперт-Сибирь» использовал агрегированные показатели банков, зарегистрированных в регионе. Однако их доля на банковском рынке СФО весьма скромна, и потому они лишь в незначительной степени определяют общие тенденции развития окружного рынка.

По нашим оценкам, доля «регионалов» (включая головной офис и сибирские филиалы МДМ Банка) в окружном кредитном портфеле за минувший год сократилась с 15,7% до 13,2%. Если же исключить МДМ Банк из состава «регионалов», кредитный портфель последних по итогам 2010 года составил бы всего 7,4% портфеля банковского сектора СФО. И этот портфель в 2010 году лишь сокращался, в том числе в результате смены прописки, слияний и поглощений. Крупнейшими потерями в рядах «регионалов» в 2010 году стали Читапромстройбанк (сегодня — Читинский филиал ТрансКредитБанка), сменивший свою «прописку» крупнейший красноярский КБ «Кедр» и новосибирский Банк «Алемар», в результате слияния ставший Сибирской дирекцией «Алемар» Межтопэнергобанка.

Таким образом, почти на 93% весь кредитный портфель банковского сектора СФО был сформирован сетевыми банками (инорегиональными и формально «региональным» МДМ Банком), основные балансовые показатели которых, на наш взгляд, и должны служить иллюстрациями к обзору главных тенденций развития окружного рынка. Просто потому, что именно они эти общие тенденции и предопределяют. В настоящем обзоре эту группу операторов представляют 144 филиала 30 ведущих сетевых банков, вместе формирующих около 85% кредитного портфеля банковского сектора СФО (см. таблицу 1).

Группы «родовые», «типовые» и «масштабные»

Следует признать, что роль ведущих маркетмейкеров на банковском рынке СФО принадлежит не отдельным банкам, а группам кредитных организаций, имеющих разные происхождение и потенциал и неодинаково ведущих себя в тот или иной период. В предельном упрощении это «родовые» группы филиалов и самостоятельных кредитных организаций. Однако внутри каждой из «родовых» групп есть банки, способные играть роль, отличную от роли большинства представителей «родовой» группы. На банковском рынке СФО это «иногородний» Сбербанк России и «региональный» МДМ Банк, «сибирский» бизнес каждого из которых по своим масштабам соизмерим с бизнесом всех остальных представителей «иногородней» и «региональной» групп. Поэтому крупнейший государственный Сбербанк России, «прочие» иногородние сетевые банки, МДМ Банк и «прочие» региональные кредитные организации мы выделили в отдельные «типовые» группы операторов кредитного рынка СФО (см. график 1).

Важно отметить, что в «типовую» группу «прочих» иногородних банков входит один из главных маркетмейкеров корпоративного сегмента регионального кредитного рынка — ВТБ, располагающий экономическими интересами и развитым бизнесом на всей территории России, в том числе — в девяти крупнейших регионах СФО. К сожалению, он в очередной раз не решился раскрыть свою региональную отчетность. Впрочем, по разности сводных показателей банковского сектора СФО и суммы показателей кредитных организаций, предоставивших региональную отчетность для обзора, нетрудно оценить, что на долю ВТБ приходится порядка 7% окружного кредитного рынка. При этом он вполне мог бы поспорить с РСХБ за лидерство в группе «средних кредиторов» (см. таблицу 1), а также «средних корпоративных кредиторов» (см. таблицу 3).

Но роль каждого из сетевых банков, представленных в обзоре, может быть качественно различна — от никакой до роли явного маркетмейкера. Поэтому «типовую» классификацию мы вполне субъективно дополнили классификацией «масштабной», полагаясь лишь на собственное представление о соразмерности бизнеса отдельных операторов. На роль крупнейшего кредитора в округе в единственном числе может претендовать лишь Сбербанк, кратно превосходящий остальных операторов по масштабам своего бизнеса (более 40% окружного рынка). При этом большую часть окружного кредитного рынка, оставшуюся от Сбербанка, формируют еще 11 кредитных организаций, по масштабам своего суммарного окружного портфеля соразмерных с ним. Их мы отнесли к группе «средних». К ней же, очевидно, относится и ВТБ. Остальных же операторов мы были вынуждены отнести к группе «малых». При этом между последними из «средних» и первыми из «малых» кредиторов нет принципиальных различий по масштабам их окружных портфелей (см. таблицу 1).

«Типовая» динамика

Свой кредитный портфель в 2010 году смогли нарастить лишь 18 из 30 участников обзора (см. таблицу 2). Однако, сохраняя идеологию обзора, необходимо выйти за рамки 2010 года и рассказать о наиболее общих тенденциях развития кредитного рынка Сибири за весь период с начала кризиса. Остановимся лишь на маркетмейкерах, тенденциозно повлиявших на состояние кредитного рынка Сибири. Как мы писали выше, кроме Сбербанка таковыми, по нашему мнению, являются не отдельные кредиторы, а их «типовые» группы.

Если до кризиса группа «прочих» инорегиональных банков наращивала свой сибирский портфель явно динамичнее остальных «типовых» групп, то в IV квартале 2008 года по темпам прироста она резко отстала от Сбербанка. А в условиях дальнейшего обострения кризиса стала интенсивно сокращать свой региональный портфель. При этом со второй половины 2009 года в лидеры по темпам сжатия кредитования вышел МДМ Банк, рискованные вложения которого заметно сократились в ходе консолидации бизнеса УРСА Банка и МДМ-банка. От еще большего сжатия кредитный портфель банковского сектора СФО тогда уберегли «типовые» группы Сбербанка и «прочих регионалов», сохранивших положительную динамику в самый тяжелый период кризиса.

Важно отметить, что в период острой фазы кризиса в IV квартале 2008 года и в первом полугодии 2009-го ключевую роль для кредитного рынка СФО сыграли государственные Сбербанк и ВТБ. В период тотальной «заморозки» именно они наращивали кредитование сибирских заемщиков, брали на себя повышенные риски и в конечном счете позволили выжить значительному числу региональных предприятий, терявших спрос на свою продукцию и финансовую поддержку со стороны традиционных кредиторов.

Разнонаправленная динамика сохранилась и в 2010 году. МДМ Банк не смог найти в округе достаточного числа заемщиков, приемлемых с точки зрения кредитоспособности, и изменить тенденцию по сокращению «сибирского» портфеля (-8 млрд или -9%), а сокращение портфеля в группе «прочих регионалов» (-4 млрд или -4%) в основном объяснялось слияниями или сменой «прописки». При этом положительную динамику совокупному портфелю банковского сектора округа обеспечили Сбербанк (+53 млрд или +11%) и крупнейшая «типовая» группа «прочих» иногородних банков (+99 млрд или 19% годового прироста), многие из которых преодолели негативные тенденции кризисного года в условиях постепенного улучшения возвратности кредитов. Именно эти «типовые» группы и способствовали возрождению кредитования в СФО, обеспечив положительную динамику окружному портфелю. Добавим, что наращивать рисковые вложения многих операторов стимулировало критическое падение доходности в условиях отвлечения значительных средств на создание дополнительных резервов по ссудам и условным обязательствам кредитного характера.

Сегментные лидеры

В данном обзоре мы не станем детально описывать успехи и неудачи отдельных кредитных организаций на банковском рынке Сибири. С долей отдельных кредиторов на окружном кредитном рынке (см. таблицу 1), ведущими кредиторами юридических (см. таблицу 3) и физических (см. таблицу 4) лиц, самыми популярными банками у населения (см. таблицу 5) и активных субъектов экономики (см. таблицу 6), а также крупнейшими «донорами» и «акцепторами» банковского сектора СФО (см. таблицу 7) читатель может ознакомиться самостоятельно.

Ресурсы

Ресурсную базу банковского сектора СФО в основном формируют средства местных клиентов и нетто-трансферты головных банков своим региональным филиалам (пассивное сальдо по межфилиальным расчетам). При этом структура ресурсной базы с начала кризиса претерпела разительные изменения, которые наблюдались и в 2010 году. На фоне уверенного годового прироста вкладов (+178 млрд или +34%) и средств, привлеченных у юридических лиц (+71 млрд или +25%) шло последовательное сокращение нетто-трансфертов, которые являются ключевым источником средств для кредитования заемщиков ресурсодефицитных регионов СФО (см. график 2).

К сожалению, Банк России не публикует данных о межфилиальных (межрегиональных) расчетах. Что касается участников обзора (85% кредитного рынка СФО), то, судя по их филиальной отчетности, трансферты, поступившие на баланс сибирских филиалов участвующих в обзоре инорегиональных банков, за прошлый год сократились с 260 млрд до 161 млрд рублей (-99 млрд рублей). Таким образом, можно уверенно сделать вывод о сохранении очень низкой привлекательности сибирских клиентов в качестве заемщиков для иногородних банков.

Персонально главным «виновником» сокращения суммарных трансфертов стал Сбербанк, который в 2010 году из «донора» банковского сектора СФО превратился в «канал утечки» ресурсов, привлеченных с его территории. Совокупное пассивное сальдо по межфилиальным расчетам его сибирских тербанков за год сократилось с 63 млрд до -15 млрд рублей. Однако обвинить крупнейший госбанк в «подрыве» ресурсной базы банковского сектора СФО не поднимется рука ни у кого. Просто абсолютное сокращение пассивного сальдо по межфилиальным расчетам (-78 млрд рублей) в 2010 году он с лихвой компенсировал за счет эффективного привлечения средств местных клиентов (+113 млрд рублей), что в итоге позволило окружному банковскому сектору существенно нарастить ресурсную базу, а Сбербанку — стать безапелляционным лидером по приросту портфеля кредитов, выданных предприятиям и населению Сибири.

«Глобализация» банковского рынка

Главной тенденцией развития регионального бизнеса ведущих российских сетевых банков сегодня становится открытие не филиалов, а удаленных офисов, а также трансформация в офисы (дополнительные, операционные, кредитно-кассовые) действующих филиалов. В результате количество филиалов, открытых в регионах России ведущими сетевыми банками, по объективным причинам заметно сокращается. За два последних года оно уменьшилось почти на три с половиной сотни, в том числе почти на пять десятков (с 384 до 335) — в банковском секторе СФО. Содержать удаленные офисы оказалось рентабельнее, чем филиалы.

Но массовая ликвидация филиалов чревата потерей управляемости, поэтому еще одной тенденцией развития сетевыми банками своего регионального бизнеса стало формирование «кустовых» филиалов или межрегиональных дирекций. При этом оптимальная управляемость достигалась в рамках одного, максимум — двух федеральных округов. Наиболее активно сокращали свои филиалы в СФО (с переводом региональных оборотов на баланс «кустовых» филиалов, расположенных в столице округа) Альфа-банк, ВТБ 24, Банк Москвы, Банк Интеза и Русь-банк. А судя по обнулению портфеля кредитов в отдельных регионах, на очереди в этом процессе стоят Райффайзенбанк и Юниаструм Банк.

Таким образом, значительная часть региональных заемщиков фактически не являются клиентами банковских систем «домашних» регионов. Благодаря наличию «кустовых» филиалов, на балансе которых учитываются обороты региональных офисов ряда ведущих сетевых банков, расположенных в других регионах Сибири, банковский сектор Новосибирской области уже стал гораздо шире регионального кредитного рынка (в соотношении 1,54:1), а банковский сектор остальных территорий СФО — существенно уже. Однако львиная доля банковского оборота сибирских клиентов, обслуживающихся не в филиалах, а в удаленных офисах, не покидает пределов СФО. Поэтому размеры кредитного портфеля по банковскому сектору федерального округа примерно адекватны окружному кредитному рынку. Впрочем, некоторая часть розничного оборота (региональных кредитно-кассовых офисов Альфа-банка, региональных офисов специализированных розничных банков «Русский Стандарт», ХКФ, «Русфинанс» и т.п.) уже учитывается на балансе головных офисов, расположенных в столице.

Вместо «Итого»

Безусловно, в обзоре банковского рынка Сибири можно было бы ограничиться описанием того, кто из кредиторов «самый толстый». Однако, как мы показали выше, затяжная депрессия на региональном банковском рынке — следствие не слабости отдельных операторов или региональных банковских систем, преимущественно сформированных ведущими сетевыми банками России. Это показатель депрессии в региональной экономике, низкой кредитоспособности местных предприятий и платежеспособности населения, следствием которых и стала низкая привлекательность региональных рынков для кредитования. Наглядным подтверждением тому служит кратное сокращение трансфертов головных офисов сетевых банков своим региональным филиалам. Таким образом, решение проблемы развития регионального кредитного рынка не в компетенции  банков, а в наличии (или отсутствии) эффективной региональной экономической политики.

В условиях «глобализации» и «вымывания» крупнейших заемщиков из регионов главной задачей такой политики должна была бы стать всемерная поддержка малого и среднего регионального бизнеса, а также инвестиции в развитие его инфраструктуры. Однако пока правительство РФ демонстрирует обратное, отменяя ЕСН и повышая страховые взносы. Набившие оскомину слова о конкурентоспособности свидетельствуют лишь о том, что в недалеком будущем в регионах останется лишь инфраструктура «трубы» для выкачивания «конкурентоспособных» нефти и газа, для поддержания функционирования которой нужно гораздо меньше населения, чем до сих пор там проживает. Промышленное производство в России, а тем более в Сибири, никогда не будет конкурентоспособным — в силу климата, размеров территории, разности потенциалов и слабой горизонтальной интеграции между регионами. Однако это федеральные власти то ли вовсе не волнует, то ли их компетенции хватает для управления одной столицей и ручного разруливания коллапса в одном из 300 моногородов. Наглядным показателем этой компетенции служат и многолетние титанические усилия по вступлению страны в ВТО, которое с неизбежностью гарантирует тотальное вымирание производства, ориентированного на внутренний спрос, и массовую безработицу.

При подготовке материала использованы данные ЦБ РФ (www.cbr.ru), бюллетени региональных ГУ ЦБ РФ, Росстата (www.gks.ru), Минэкономразвития (www.economy.gov.ru), а также оборотные ведомости (ф.0409101), любезно предоставленные участниками обзора.