Бензин есть, но подороже

16 мая 2011, 00:00
  Сибирь
Фото: Виталий Волобуев
Ажиотаж на заправках спал, акции протеста были малолюдны. Но розничные цены на бензин выросли

Чиновники всех уровней усиленно рапортуют о том, что «бензиновый кризис», чуть не поразивший страну в конце апреля, преодолен. Между тем скакнувшие цены на бензин, продолжающиеся перебои с поставкой топлива независимым АЗС, закрытие некоторых заправок в регионах Сибири — следствие того, что власти всех уровней в очередной раз бросились в ручном режиме решать проблему, не разобравшись в ее причинах.

Автовладельцы Алтайского края, наи­более пострадавшего из всех регионов Сибири, до сих пор не понимают, почему бензиновый кризис вообще случился. «Возможно, это был сговор мелких нефтетрейдеров, которые решили поиграть на рынке, чтобы поднять цену на бензин и тем самым увеличить себе выручку. А может быть, причина в том, что госкомпании решили скупить мелкие АЗС. Перестали отпускать им бензин, чтобы разорить и скупить задешево», — перечисляет основные версии председатель Алтайского краевого отделения Федерации автовладельцев России Виктор Клепиков. Впрочем, масштабность кризиса, который в той или иной степени затронул все регионы России, а также вызвал дефицит даже на заправках государственных нефтяных компаний, эти версии не объясняют.

Как отмечал журнал «Эксперт», проблема лежит в чрезмерной зарегулированности отрасли. Последние полгода вертикально интегрированные нефтяные компании (ВИНК), контролирующие основные перерабатывающие мощности и имеющие собственную розницу, действовали с оглядкой на премьер-министра Владимира Путина. Сначала по его требованию они немного снизили цены на бензин, затем длительное время держали их на одном уровне, словно не замечая того, что мировые цены на нефть росли, а налоговая база с 1 января 2011 года изменилась (повышенный акциз прибавил популярным маркам около рубля стоимости). «Госрегулирование привело к тому, что ВИНКам стало выгоднее экспортировать топливо, чем в убыток себе продавать его на внутреннем рынке. Это признают все», — говорит руководитель ассоциации независимых нефтетрейдеров «Сибирь-ГСМ» Юлия Золотовская.

Данные Росстата за первый квартал 2011 года подтверждают: экспорт горюче-смазочных материалов ВИНКов вырос в полтора раза. Сокращение внутренних поставок при таком росте вполне объяснимо. Понятное дело, что пострадали при этом независимые АЗС, собственных мощностей по переработке не имеющие. Поэтому дефицит и ударил больнее всего по Алтайскому краю, где «Роснефть» и «Газпром нефть» не контролируют львиную долю розничных продаж. По задумке федеральных чиновников, независимые сети должны были уйти на биржу, сделки на которой могли бы возместить объемы топлива, недополучаемые от госкомпаний (по недавно принятым нормативам 15% от объема производства нефтепродуктов должны продаваться именно там). Но этого не случилось. «То, что продается на нефтебирже, недоступно независимым трейдерам из-за чрезмерно больших объемов лотов, — поясняет президент Алтайского топливного союза, владелец алтайской сети АЗС «Октан» Юрий Матвейко. — Недавно на бирже торговался лот в 14 тысяч тонн топлива — это двухнедельные потребности всего края». «На бирже неоправданно высокие цены: 33 тысячи рублей за тонну топлива, — подтверждает Юлия Золотовская. — Получается, биржевой литр бензина стоит больше 24 рублей. А продавать его по тем ограничениям, которые ввело правительство РФ, нужно не дороже 21 рубля за литр».

Опрошенные нами специалисты говорят: или в отрасли установятся по-настоящему рыночные отношения, когда никто никому не будет приказывать, по каким ценам продавать бензин, или же государство при регулировании станет обращать внимание не только на розничные, но и на оптовые цены. «Потому что сейчас оптовые цены складываются исходя из рыночных отношений, а розницу контролирует государство, — говорит Золотовская. — А в идеале для решения проблемы эти составляющие должны прийти к одному знаменателю».

Топливный дефицит в настоящее время спал в том числе и на Алтае. Но цены выросли. «Сейчас ситуация со стоимостью топлива в Барнауле выправилась на 100 процентов, — говорит Виктор Клепиков. — «Газпром нефть» и «Роснефть» немного повысили цены — до 22,10 и 21,65 рубля за литр соответственно, до кризиса 92-й стоил 21,1 рубля за литр. На независимых АЗС цены выросли в среднем до 23 рублей за литр». При этом независимые заправки сетуют, что не могут в полной мере обеспечить необходимые им запасы топлива. Между тем нефтяные монополии «Роснефть» и «Газпром нефть» уверяют, что не ограничивают поставки ГСМ для нефтетрейдеров. Пресс-служба «Газпром нефти», к примеру, сообщила, что «никаких специальных ограничений для независимых игроков топливного рынка не вводилось» и что «компания продает не менее 15 процентов производимых нефтепродуктов посредством биржевых торгов». Алтайское УФАС России тем не менее в конце апреля возбудило в отношении «Газпром нефти» и «Рос­нефти» дело по признакам картельного сговора. В начале мая на заседании комиссии ФАС представители «Газпромнефть-Алтай» обвинили в топливном кризисе «Роснефть-Алтайнефтепродукт», а те в свою очередь переложили вину на независимых участников рынка. УФАС вынуждено было перенести рассмотрение дела на три недели — для изучения новых данных, полученных в ходе заседания комиссии. Решение топливного кризиса на уровне государства в очередной раз застряло на во­просе «кто виноват?». А пора бы уже заняться поисками ответов на вопрос «что делать?».