Кому нужен сибирский атом?

16 мая 2011, 00:00
  Сибирь

Редакционная статья

Для того чтобы делать золото, надо иметь немного золота, говорили алхимики. То есть для того чтобы сделать какой-то прорывной, высокоэффективный проект, нужна некая база научных разработок, инженерный потенциал, технологии соответствующего уровня и мотивация людей, работающих над этим проектом.

В России говорить о модернизации и инновациях сейчас — признак хорошего тона. Но тут часто упускают из виду, что из всего многообразия научно-технического задела, доставшегося России от СССР, реально конкурировать с другими странами на мировой арене мы можем только в области средств доставки грузов и космонавтов на околоземную орбиту (ракета-носитель «Союз»). А также в атомной энергетике. Случилось так потому, что и в ракетно-космической, и в атомной отраслях был сохранен единый научный, инженерный и технологический комплекс, который и сейчас продолжает выдавать «на-гора» идеи и решения. В случае с атомом — это госкорпорация «Росатом», которая не только собирается строить новые и модернизировать действующие в стране АЭС, но и осваивает зарубежные рынки, а также вкладывается в новые технологии.

Парадокс в том, что часть идей и людей, работавших над ними, Россия может потерять уже сейчас, когда, казалось бы, «время потрясений» для атомной отрасли осталось в прошлом. Так исторически сложилось, что главная научная и конструкторская база советской ядерной программы размещалась в европейской части страны —  Нижегородской области, Подмосковье, Санкт-Петербурге и Ульяновске. Производственная же база «оружейки» была упрятана поглубже в Сибирь — Северск, Железногорск, Ангарск, Новосибирск… Положительным результатом такой политики следует считать формирование здесь пула высококвалифицированных кадров и специфической наукоемкой инфраструктуры. К негативным последствиям следует отнести появление большого количества отходов атомного производства. Сейчас эта проблема наиболее актуальна для Ангарска, химический комбинат в котором превратился в «ядерную помойку». А вот Новосибирску повезло: расположенный здесь завод химконцентратов стоит на «вершине» топливной пирамиды — делает конечную продукцию, которая загружается прямо в реакторы. Без топлива АЭС работать не смогут, поэтому у завода хорошие перспективы.

Можно сколько угодно спорить о том, права ли была Москва, останавливая в начале 1990-х по требованию Вашингтона оружейные реакторы на Сибирском химическом комбинате в Северске (Томская область) и Горно-химическом комбинате в Железногорске (Красноярский край). Казалось бы, рачительный хозяин попытается быстро перенаправить накопленный инженерно-технический опыт на другие направления, однако в Сибири пока происходит по-иному. В Северске «Росатом» в лучших традициях капитализма собирается чуть ли не втрое «оптимизировать» численность работников химкомбината — градообразующего предприятия закрытого города. ГХК, играющий в Железногорске аналогичную роль, по сути, превращается в «ядерный могильник».

Создается впечатление, что ни у государства, ни у «Росатома» нет четкой и ясной программы в отношении сибирских ядерных предприятий. Если б она была, новые реакторы в нашем макрорегионе были бы построены еще пять лет назад. Сейчас же даже проект строительства новой атомной электростанции в Северске прочно окружен завесой молчания. Конечно, АЭС в Томской области — это хорошо. Но построена она будет в лучшем случае лет через девять. За это время ряд носителей уникального ядерного опыта и в Железногорске, и в Северске может заметно поредеть, другие потеряют квалификацию. И Россия, имея, казалось бы, неоспоримые конкурентные преимущества, вновь, возможно, неожиданно окажется в хвосте мирового рынка.