Свой бензинчик

Тема недели
Москва, 30.05.2011
«Эксперт Сибирь» №20-21 (295)
Топливный кризис показал, что Сибири нужны новые нефтеперерабатывающие мощности. Поскольку крупные нефтяные компании их строить не станут, надежда на «свой» бензин связана прежде всего с появлением независимых НПЗ

Фото: Виталий Волобуев

Иметь на своей территории нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) — «голубая мечта» руководителя любого региона. Если посмотреть на карту расположения НПЗ в России, легко заметить, что большинство заводов, построенных в советское время, располагается в европейской части России. И это вполне естественно — нефтеперерабатывающие мощности в СССР возникали либо в местах наибольшего потребления (НПЗ в Рязанской, Ярославской и Нижегородской областях были ориентированы на Центральный экономический район, завод в Киришах — на Ленинградский промузел, в Краснодарском крае — на густозаселенный Северный Кавказ, в Омской области и Ангарске — на потребности Сибири), либо неподалеку от нефтяных месторождений (башкирские, самарские, сургутский и бывший Грозненский НПЗ). Такая неравномерность привела к тому, что Самарской области и Башкирии, например, «досталось» сразу по три НПЗ. Большинству же регионов — ни одного.

Бензиновые кризисы, возникающие в России с пугающей регулярностью, казалось бы, давно уже должны были сподвигнуть регионы и нефтяные компании на строительство новых НПЗ, способных удовлетворять потребности как все возрастающего числа автомобилистов, так и экономики, сидящей на «нефтяной игле». Водители Самарской области, кстати, репортажи о «майском бензиновом голоде» на Алтае или в Кемерове смотрели с легкой оторопью — цены на АЗС здесь, конечно, тоже немного приподнялись, но очередей с канистрами в регионе, где работают Сызранский, Куйбышевский и Новокуйбышевский заводы «Роснефти», не видали уже лет двадцать.

Парадокс ситуации с бензином заключается в том, что все российские НПЗ сейчас не работают на полную. Их совокупная мощность по первичной переработке нефти, заложенная еще в советские времена, по оценке генерального директора компании «Инфотек-Терминал» Руслана Танкаева, составляет около 330 млн тонн нефти в год. В прошлом же году они переработали «всего» 248 млн тонн. Конечно, недозагруз заводов можно было бы списать на их устаревшее оборудование, на котором качественный бензин, требующийся сейчас автовладельцам, уже не сделать. Но известно, что в последние годы нефтяники вложили немало денег, чтобы модернизировать производство и переоборудовать его на выпуск высокооктанового бензина  под нормы и Евро-3, и Евро-4 (хотя это прежде всего коснулось НПЗ европейской части страны).

В Сибири заводы тоже до сих пор недозагружены, хотя данные компаний — их владельцев — расходятся в этом с источниками «Эксперта-Сибирь». Проектная мощность Омского НПЗ, например, по данным Росстата, на этапе его запуска в эксплуатацию составляла 26,8 млн тонн нефти. Сейчас же, по данным «Газпром нефти» (собственник предприятия), она составляет всего 19,5 млн тонн, на которых в 2010 году было переработано 18,9 млн тонн сырья. Проектная мощность Ангарской нефтехимической компании (НХК) — 23,1 млн тонн нефти. «Роснефть» утверждает, что 11 млн тонн (в прошлом году завод переработал 9,7 млн тонн нефти). И только Ачинский НПЗ «Роснефти» в Красноярском крае при проектной загрузке 7 млн тонн нефти в 2010 году переработал 7,5 млн тонн.

К сожалению, ни «Роснефть», ни «Газпром нефть» не ответили на запросы «Эксперта-Сибирь» по поводу работы своих сибирских НПЗ. Но неполную загрузку этих предприятий (кроме Ачинского НПЗ) можно объяснить диспропорцией между производством и потреблением нефтепродуктов в Сибири. В 2010 году три этих завода совокупно произвели более 6 млн тонн автомобильных бензинов и более 11 млн тонн дизельного топлива — это вдвое превысило потребности сибирского макрорегиона в этих нефтепродуктах. Да, Ачинский НПЗ, по данным правительства Тывы, в апреле этого года останавливался на ремонт. Но даже в этом случае продукции Омского НПЗ и Ангарской НХК должно было хватить для удовлетворения самых ненасытных сибиряков в топливе. То есть дефицита нефтепродуктов в макрорегионе не должно было случиться в принципе. Но в реальности получилось с точностью до наоборот. И причина этого кроется в том, что и Омский, и Ангарский, и Ачинский НПЗ работают не сами по себе, а встроены в структуру вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК). А интересы ВИНК бывают диаметрально противоположны интересам регионов.

Хорошие предпосылки

Поэтому в ряде сибирских регионов либо только разрабатываются, либо уже полным ходом реализуются проекты «своих», региональных НПЗ. Губернаторы прекрасно понимают, что у них нет никаких реальных рычагов воздействия на сбытовую политику федеральных гигантов. А потому единственным выходом из ситуации становится развитие альтернативной нефтепереработки.

Конечно, помимо чисто человеческого желания хоть что-то сделать с монополизмом «Роснефти» и «Газпром нефти», у появления новых нефтеперерабатывающих производств в Сибири есть и экономические предпосылки. Через 20 лет в нашей стране по-прежнему будет ежегодно добываться около 500 млн тонн нефти. Однако в самое ближайшее время вектор нефтедобычи из западных регионов страны сместится в сторону Восточной Сибири. К 2025 году в этом макрорегионе может добываться до 80 млн тонн нефти в год, она заместит в нефтяном балансе страны падающую добычу в истощающихся недрах Поволжья и Ханты-Мансий­ского автономного округа (ХМАО). Конечно, большую часть этой нефти ВИНК типа «Роснефти» сразу погонят по нефтепроводу Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО) в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Но часть перспективной сибирской нефти, особенно добываемой небольшими нефтяными компаниями, может стать сырьем для переработки независимыми от ВИНК заводами. «Перспективы строительства новых современных нефтеперерабатывающих заводов в Сибири очень хорошие, поскольку половину всей добываемой нефти из 505 млн тонн Россия экспортирует. Тем самым позволяет импортерам сырья перерабатывать нефть, создавать новые рабочие места, а также получать добавочную стоимость. Учитывая ввод ВСТО и перспективы увеличения добычи нефти в Сибири, строительство новых современных НПЗ может стать хорошей национальной идеей», — поддержал эту мысль в интервью «Эксперту-Сибирь» ведущий аналитик по нефтегазовому сектору ИК «ЦЕРИХ Кэпитал Менеджмент» Виктор Марков.

«Перспективы великолепные: во-пер­вых, сибирская нефть хорошая и ее не надо далеко тащить; во-вторых, транспортные издержки на более дорогой продукт ниже; в-третьих, Китай у границ с РФ активно нефтехимические кластеры отстраивает, и это очень серьезный экспортный канал готовых нефтепродуктов; в-четвертых, внутренний спрос не отстает. Не хватает только переработки», — воодушевленно говорит руководитель департамента оценки и инвестиционного проектирования АКГ «МЭФ-Аудит» Дмитрий Трофимов. Действительно, нефть, добываемая в Красноярском крае, а также Иркутской и Томской областях, имеет качественный состав. «Российская нефть марки ESPO, чье название происходит от английского названия нефтепроводной системы Восточная Сибирь – Тихий океан, в прошлом году произвела фурор на мировых рынках, сумев потеснить ближневосточную нефть в Азии. Качественные характеристики этого сорта нефти превосходят российскую Urals и эталонную прежде для стран АТР ближневосточную Dubai: по плотности и содержанию серы она на порядок лучше», — говорит ведущий аналитик портала topNeftegaz.ru Александр Дармин. Перерабатывать эту нефть, по оценкам специалистов, одно удовольствие. Из нее, например, выходит почти на четверть больше светлых нефтепродуктов, чем из Urals.

Мини или миди?

Главная проблема развития нефтепереработки в Сибири состоит в том, что ВИНК, которые задают тон в добыче и переработке в России, конкуренты в виде новых, независимых от них НПЗ не нужны. А строить завод, не имея собственной сырьевой базы — крайне рискованное и проблематичное занятие. К тому же мини-НПЗ, идея которых была весьма популярна на заре перестройки и которые существуют почти во всех регионах, конкуренции с большими заводами зачастую не выдерживают. «Мини-НПЗ строить не выгодно, поскольку у них будет хуже качество переработки, чем у крупных перерабатывающих предприятий, а также ниже глубина переработки. Топливо низкого качества не будет пользоваться спросом у большинства автомобилистов, поскольку в стране автомобильный парк движется к обновлению. Тем более что ведущие мировые страны сейчас стимулируют производство топлива высокого качества. Поэтому мини-НПЗ не смогут конкурировать с ВИНК в производстве топлива», — считает Виктор Марков.

«Мини-НПЗ погоды не сделают. В качестве примера можно привести «Роснефть» — настолько мизерный объем, что может только локальные проблемы решить. «Роснефти» принадлежат четыре мини-НПЗ (в Западной и Восточной Сибири, Тимано-Печоре и на юге европейской части России) и 50-процентная доля в Стрежевском мини-НПЗ в Западной Сибири. Их суммарная мощность составляет всего 0,6 млн тонн нефти в год», — согласен с ним Дмитрий Трофимов. «Чем меньше завод, тем больше потери энергии. Поэтому себестоимость продукции на мини-НПЗ очень высокая. Они могут рентабельно работать в трех случаях. Первое — когда нефть принадлежит тому, кому принадлежит завод, и ему все равно, сколько стоит бензин, — ему надо обеспечивать собственное производство. Так работает самый старый отечественный мини-завод «Татнефти» — делает бензин для техники, работающей на нефтепромыслах. У «Томскнефти» тоже такой заводик есть. Второй случай, когда у мини-НПЗ есть прекрасный рынок сбыта. Например, «Трансбункер», который находится рядом с портом Советская Гавань, где идет бункеровка судов. Цены — любые, рынок — безграничный. Третий вариант, когда нефть для таких заводов просто воруют. К сожалению, таких заводов большинство», — подводит черту генеральный директор «Инфотэк-Терминал» Руслан Танкаев.

Тем не менее идея независимой нефтепереработки не оставляет сибирские регионы. Неожиданно она нашла поддержку вице-премьера Игоря Сечина, отвечающего в правительстве России за ТЭК. В интервью телеканалу «Вести» он сказал, что Россия изучает возможности создания независимой от ВИНК нефтеперерабатывающей компании прежде всего для предотвращения проблем с топливом. «Есть варианты, которые могут применяться для решения ситуации начиная с создания независимого нефтепереработчика. Такой вопрос тоже обсуждается», — сказал он. При этом забывается, что в России еще недавно был независимый нефтепереработчик — Уфимская группа НПЗ, которую контролировал Урал Рахимов, сын первого президента Башкирии Муртазы Рахимова. Мощность этих заводов — около 20 млн тонн нефти в год. За счет нефтяной компании «Башнефть», главой которой также был Урал Рахимов, эти заводы загружались сырьем лишь наполовину. Вторая половина закупалась по свободным ценам у нефтяных компаний в Западной Сибири. Поэтому лет 10–15 цены на нефтепродукты башкирских НПЗ являлись своеобразным индикатором справедливых цен на внутреннем рынке России. Но в 2009 году под давлением федеральных властей семья Рахимовых продала контроль над башкирским ТЭК АФК «Система». Последняя за два года превратила весь БашТЭК в еще одну ВИНК.

Неистовый Аман

Тем не менее скоро в Сибири появятся как минимум два независимых от ВИНК завода. Инициатором их строительства явился губернатор Кузбасса Аман Тулеев. «Практически все горючее мы завозим в Кузбасс по железной дороге и автомобильным транспортом. Грузим под ГСМ в год примерно 30 тысяч железнодорожных цистерн и 7 тысяч бензовозов. Расстояние — до одной тысячи километров. Если будем производить дизельное топливо здесь, практически на месте потребления, это позволит повысить экологическую без­опасность региона, а также исключить транспортные составляющие в цене ГСМ, долю которой эксперты оценивают в 15 процентов», — высказывал он уверенность (цены на бензин для потребителей в Кузбассе, кстати, и так сегодня ниже, чем в соседних регионах).

ЗАО «Нефтехимсервис», созданное бывшими владельцами угольной компании «Южкузбассуголь», уже инвестировало в строительство первой очереди Яйского нефтеперерабатывающего завода 5 млрд рублей. Еще 6 млрд для завершения строительства под гарантии областной администрации компании предоставляет Сибирский банк Сбербанка РФ. Яйский НПЗ мощностью по переработке 3 млн тонн нефти, который планируется запустить в эксплуатацию весной будущего года, сможет закрыть до 80% потребности региона в нефтепродуктах. «Мы планируем создать здоровую конкурентную среду в регионе. К тому же не надо забывать, что географическое положение завода позволит нам выйти на рынок Томской области и Алтайского края», — заявляет председатель совета директоров «Нефтехимсервиса» Юрий Кушнеров.

Глубина переработки первой очереди завода составит не менее 60%. На выходе это позволит получать 600 тыс. тонн дизельного топлива и 200 тыс. тонн прямо­гонного бензина. На 2013 год запланировано начало строительства второй очереди предприятия, с пуском которой за счет ввода дополнительных технологических установок (гидроочистка и установка замедленного коксования) глубина переработки нефти дойдет до 96%. В результате у завода появится возможность выпускать дизельное топливо, соответствующее стандарту Евро-4, а также нефтекокс, используемый в алюминиевом производстве (например, на Новокузнецком алюминиевом заводе ОК «Русал»), который сейчас завозится из Китая.

Рядом с Яйским НПЗ нефтеперерабатывающий комплекс на 2 млн тонн нефти в год строит и холдинговая компания «КЕМ-ОЙЛ», уже владеющая несколькими мини-НПЗ в Кемерове, оптовыми нефтебазами в Анжеро-Судженске, Кемерове, Киселевске и Междуреченске, а также сетью из 65 АЗС, рассредоточенных на территории всей области. «Это будет нефтеперерабатывающий комплекс нового поколения с максимальной автоматизацией технологических процессов, соответствующий современным требованиям промышленной и экологической безопасности, с новейшей системой пожарной безопасности, с выходом продукции, соответствующей стандартам Евро-3, Евро-4, а в перспективе Евро-5», — рассказывал журналистам председатель совета директоров и совладелец холдинга Александр Юган. Таким образом, Кузбасс в ближайшие годы сможет трансформироваться из угольно-металлургического в регион нефтехимический. И стать еще одной крупной нефтеперерабатывающей точкой на карте.

Примечательно, что сырье для нефтепереработки в Анжеро-Судженск будет поставляться из соседней Томской области от небольших добывающих компаний — ООО «Норд Империал», ОАО «Томская нефтегазовая компания» и ООО «Матюшинская вертикаль». Но заключены предварительные контракты и с «Сургутнефтегазом». И в этом, пожалуй, заключается главный залог успеха этих проектов — совместный бизнес независимых от ВИНК нефтепереработчиков и столь же независимых региональных добытчиков нефти.

Нефтяной симбиоз

Катализатором появления в Сибири новых нефтеперерабатывающих производств является все та же труба ВСТО, первая очередь которой была запущена в конце 2009 года. Конечно, она в первую очередь предназначена для транспортировки продукции «Роснефти» с Ванкорского месторождения, расположенного в Красноярском крае. Но этот проект вызвал взрыв энтузиазма и у малых и средних нефтяных компаний, работающих в Томской и Иркутской областях. Львиную долю (67%) томской нефти по-прежнему добывает «Томскнефть-ВНК», принадлежащая на паритетных началах «Роснефти» и «Газпром нефти». Но ее с каждым годом все больше теснят на региональном рынке независимые нефтедобытчики.

«Общую ситуацию в томской нефтедобыче характеризуют две тенденции, имеющие разную направленность. С одной стороны, идет снижение объемов добычи в «Томскнефти», это самый крупный недропользователь в регионе. С другой стороны, падение добычи там удается компенсировать за счет роста у малых компаний. Название это условное, отчасти оно уже устарело, поскольку некоторые из таких предприятий осуществили значительный прирост. Так, компания «Газпром нефть–Восток» добыла в 2010 году без малого миллион тонн нефти. Близка к этому рубежу и Imperial Energy, ее добыча составила почти 753 тысячи тонн. Общая добыча малых недропользователей увеличилась в прошлом году на 866 тысяч тонн, а их доля в совокупной добыче превысила 20 процентов. При этом доля «Томскнефти» упала, хотя в 2010 году это предприятие перекрыло годовое задание, добыв на территории области 7,2 миллиона тонн нефти. Общий же результат заключается в том, что томские нефтяники удерживают объемы добычи на уровне 10 миллионов тонн и даже обеспечивают прирост», — подсчитал «Эксперту-Сибирь» нефтяной баланс Томской области заместитель губернатора региона Владимир Емешев.

Увеличить добычу нефти в регионе может и проект по освоению нефтяного правобережья Оби, который давно и упорно лоббирует руководство Томской области. Правда, по мнению Владимира Емешева, ход выполнения федеральной программы геологоразведочных работ на побережье Оби вызывает озабоченность: «Специалисты продолжают вести там работы, но темпами, не отвечающими интересам региона». «В целом в программу Правобережья, на которую уже затрачено около 3 миллиардов рублей, предстоит вложить еще 4–5 миллиардов», — говорит начальник управления по недропользованию по Томской области Александр Комаров. Тем не менее на правобережье в первую очередь пошли частные инвесторы из среды все тех же малых недропользователей, рискнувших вложить собственные средства в геологоразведку новых участков. Лицензионный участок, на котором был получен нефтяной фонтан, принадлежит компании «Норд Империал», относящейся к группе Imperial Energy. Еще одно открытие нефти на правобережье принадлежит другому частному недропользователю — компании «Стимул-Т». «Томскнефть» же предпочитает концентрироваться на доразведке близлежащих месторождений, а также на совершенствовании технологии гидроразрыва пласта, повышающей нефтеотдачу оскудевших скважин.

Аналогичная история происходит и с нефтеперерабокой. У «Томскнефти» есть свой Стрежевской НПЗ мощностью до 300 тыс. тонн нефти в год, закрывающий потребности самой компании, двух районов Томской области и части территории соседнего ХМАО в бензине и дизельном топливе. Остальное — идеи частного бизнеса. ООО «Нефтепереработка» («внучка» шведской компании Malka oil AB) запустила в регионе первую очередь нефтеперерабатывающего завода мощностью 300 тыс. тонн в год, который сейчас производит дизельное топливо, мазут, нафту и бензин марки АИ-80. В планах — строительство второй очереди НПЗ для глубокой переработки мазута и производства дорожных битумов, а также вторичной переработки светлых фракций и получения высокооктановых бензинов. В прошлом году в Томской области был презентован и более масштабный проект строительства Западно-Сибирского НПЗ. Но пока он только прорабатывается.

Поэтому пока реально предположить, что нефть других небольших, но бурно развивающихся нефтяных компаний Томской области будет использоваться в качестве сырья для работы двух НПЗ в Кузбассе совокупным объемом нефтепереработки 5 млн тонн нефти в год. И именно по такому пути — сотрудничество малых и средних нефтедобытчиков и организация небольших — на 2–3 млн тонн — независимых НПЗ, видимо, и пойдет развитие нефтеперерабатывающих мощностей Сибири. Конечно, они вряд ли составят глобальную конкуренцию ВИНК, но на уровне отдельных регионов смогут внести немалую лепту в предотвращение бензиновых кризисов и развитие демонополизации на топливном рынке. С другой стороны, не исключено, что в капитале этих НПЗ появится и доля некоторых ВИНК, например, «Сургутнефтегаза», диверсифицирующего таким образом поставки своей нефти. В любом случае, как было сказано в истории — «Карфаген должен быть разрушен!» Сибирь может выступить пионером изменения сложившейся системы нефтепереработки и сбыта нефтепродуктов, при которой ВИНК блюдут свои интересы, а регионы минимум два раза в год — весной и осенью — вынуждены выступать в роли просителей бензина, который на их же территории и производится.       

Редакция выражает благодарность в подготовке материала кандидату экономических наук научному сотруднику Института экономики и организации промышленного производства Сергею Заболотскому.

В подготовке материала принимал участие Владислав Михайлов.

Нефтеперерабатывающие предприятия
Сибирские НПЗ в 2010 году произвели вдвое больше бензина, чем требовалось макрорегиону
Сибирские НПЗ в 2010 году произвели почти втрое больше дизельного топлива, чем потребовалось макрорегиону
Российскую переработку нефти контролируют восемь крупных вертикально интегрированных нефтегазовых компаний (ВИНК)
Производство основных нефтепродуктов, 2010 год, млн тонн
Нефтеперерабатывающие заводы России

Новости партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №20-21 (295) 30 мая 2011
    Нефтепереработка
    Содержание:
    Свой бензинчик

    Топливный кризис показал, что Сибири нужны новые нефтеперерабатывающие мощности. Поскольку крупные нефтяные компании их строить не станут, надежда на «свой» бензин связана прежде всего с появлением независимых НПЗ

    Реклама