Вовлечение и мотивация

13 июня 2011, 00:00

Редакционная статья

Фото: Илья Донягин

Однажды некто заметил, что Томск — это, по сути, «сибирский Макондо». Вопреки времени, войнам, наводнениям, начальству, безденежью, нефти, провинциалам, инновациям и тупиковой железнодорожной ветке — вопреки всему этому город хранит себя. Если выйти из мифологической плоскости, то причина томского феномена видится не только в историческом самосознании. Основная причина — относительно случайно дарованная вечная молодость в виде университета. Сначала одного, потом другого и т.д.

Студенты первого набора императорского университета, которых было 72 человека, не могли и представить себе, что в XXI веке студентов в Томске станет в 1 100 раз больше, а их концентрация в общей массе населения станет настолько заметной, что Томск начнут называть городом студентов. Последние давно стали для Томска неиссякаемым золотым прииском, большинство из них, заметим, приезжают сюда из других городов и даже стран. Удивительно, но исторические пропорции сохранились. Из 72 студентов первого набора 1888 года 44 приехали из-за Урала. Это 61%. И сегодня, в 2011 году, в Томске учится ровно 61% иногородних студентов. Такая вот историческая математика!

Благодаря студентам Томск превратился в своеобразный эталон, изучая который можно с той или иной погрешностью говорить о молодежи любого университетского города не только в Сибири, но и за ее пределами. А поскольку ставка на молодежь в современном мире — одна из самых высоких, то исследований на темы интересов, жизненных ориентиров и ценностей молодых людей становится все больше. Общество хочет понять параметры, свойства и характеристики этой движущей силы. И самое главное — куда она нас движет. Результаты исследования настроений российской молодежи, проведенные по инициативе Института общественного проектирования, были опубликованы в журнале «Эксперт», «Их настоящие мечты», (№ 6 за 2011 год). Сегодня же мы представляем результаты исследования «Социальный портрет молодежи города Томска», проведенного по заказу мэрии Томска и по инициативе журнала «Эксперт-Сибирь» кафедрой социологии Томского государственного университета.

У двух этих работ есть определенные параллели. Например, одна из основных жизненных целей томского студенчества — материальное благополучие, абсолютно аналогична тому, чего хочет вся российская молодежь. Материальная обеспеченность, то есть зарплата, становится для студенчества средством достижения достойной жизни и положения в обществе. Однако в этом обобщении есть одна немаловажная деталь. Томское студенчество ставит счастливую семейную жизнь на уровень выше материального достатка и карьеры. Хотя честолюбивые устремления томской молодежи тоже налицо.

Оба исследования также показали, что говорить о молодежи как об одной большой однородной социальной группе на самом деле не совсем верно. Молодые люди имеют разные жизненные и трудовые ценности, материальный достаток. Активную жизненную позицию в обоих исследованиях нельзя назвать приоритетом молодежи. Очевиден также низкий политический потенциал современных молодых людей, но четверть опрошенных либо уже занимались политикой, либо хотят этого. А томские студенты хотя и пытаются проявить себя в общественно-политической жизни города, по всей видимости, пока не имеют для этого серьезной мотивации.

Все это совершенно не значит, что нынешняя молодежь пассивна, индифферентна и не готова к созидательной деятельности. Напротив, число неравнодушных и неэгоистичных прагматиков в ней очень велико. Тем более очевидно, что властям как федеральным, так и томским предстоит серьезная перестройка молодежной политики, системы вовлечения студентов и молодых людей в современные общественные процессы. Если говорить о Томске, то здесь наблюдается явная недостаточность каналов для реализации интереса студентов к общественной и политической жизни. Думается, подобная ситуация типична для всей Сибири. В связи с этим исследование томичей вполне можно использовать для понимания интересов молодежной среды и в других городах макрорегиона. Конечно, делая поправку на местную специфику, уровень депрессивности и развития экономики.

В конечном итоге самая серьезная болезнь сегодняшнего студенчества — это не отсутствие денег или возможности проведения полноценного досуга. Это невовлечение и демотивация, которые в первую очередь связаны с высоким уровнем ожиданий от жизни и несоответствием этих ожиданий действительности. Жизнь, как известно, ничего не преподносит просто так. Но социальный портрет томского студенчества говорит о том, что молодежь готова взять от жизни то, что ей нужно. Причем зачастую взять так, как государству вряд ли понравится. Вопрос в том, создаст ли оно условия для использования этого потенциала молодежи «в мирных целях».