Пережитки колониализма

Тема недели
Москва, 11.07.2011
«Эксперт Сибирь» №26-27 (298)

Экология по-прежнему второстепенна перед экономикой. Причем такое отношение характерно не только для собственников крупных предприятий. Их еще можно понять, философия бизнеса, которую они в большинстве своем исповедуют, высокой ответственности перед природой и человеком не содержит. Не страдают этим и государственные органы: назначение на должность начальника регионального экологического департамента сродни почетной ссылке. Что самое печальное, исповедуют эти идеи и сами сибиряки. Экология у нас стойко ассоциируется с маргинальными протестами немногочисленных «зеленых» и их не вполне понятными заявлениями, клеймящими позором всех и каждого.

Между тем экология городов — особенно в постиндустриальном обществе, которое мы вроде бы ускоренно стараемся построить, — важнейший показатель уровня социально-экономического и общественного развития той или иной территории. Особенно актуально это утверждение для Сибири, при освоении которой вопросам экологии никогда не уделялось должного внимания. От российской колонии государству необходимы были только ее богатейшие природные ресурсы. Сначала отсюда вывозились меха и золото, потом последовала советская индустриализация, и в Сибири настроили промышленных гигантов, соседствующих с не менее гигантскими гидроэлектростанциями и добывающими производствами. На севере это Норильский промышленный район, в Западной Сибири — Кузбасс с его грязными металлургическими производствами и открытыми угольными карьерами, восточнее — Красноярск с машиностроением и Иркутская область с алюминиевыми и глиноземными комбинатами. Индустриализация в Сибири не гнушалась ничем. Даже озеро Байкал, признанное ЮНЕСКО объектом всемирного наследия человечества, попало в группу риска. Сначала построенная Иркутская ГЭС подняла «священное море» на один метр выше естественного уровня, превратив легендарный шаман-камень в мизерный островок. Затем Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат начал сливать в озеро свои стоки.

Нельзя сказать, что Сибирь в этом отношении уникальна. Такой путь проходили многие территории мира, бывшие в свое время английскими, испанскими, португальскими или голландскими колониями. Смысл любого колониализма в выкачивании ресурсов с определенной территории без учета потребностей ее населения и тем более местных экосистем. Собственно, на таком неэквивалентном обмене (вместо ресурсов и промышленной продукции загрязнение и социально-культурная разруха) и зиждется колониальная политика, иначе она попросту неэффективна. Купцы метрополий получали драгоценные меха у индейцев Северной Америки в обмен на спиртные напитки, а у жителей Африки на «огненную воду» можно было выменять слоновую кость и рабов. Отсюда и бралась сверхприбыль.

На это, впрочем, могут возразить, что территория Сибири с экономической точки зрения несколько отличается от той же колониальной Индии. Если английских купцов на родине Будды встречал теплый климат и хорошая транспортная доступность по незамерзающему океану, то в Сибири — суровые зимы и неразвитая инфраструктура, фактически основанная на одном Транс­сибе и его немногочисленных ответвлениях. Поэтому, дескать, и приходится местным деятелям реального сектора снижать издержки (и понятно, экология в этом «черном списке» не на первом месте), чтобы оставаться хоть немного конкурентоспособными. Стоит ли удивляться, что в советские годы 70% промышленных предприятий в Сибири вообще не имели фильтрации выбросов.

Выход из такой ситуации в мировом опыте также имеется. Это диверсификация производства и выравнивание экспортно-импортного баланса. Из Сибири нужно вывозить не только угольный концентрат и алюминиевые чушки, но и высокотехнологичную продукцию. И не импортировать оборудование, а по возможности производить его на месте. Тем более что для этого здесь имеются и профессиональные кадры, и средства их воспроизводства — научные и образовательные центры. Примеры, на которые стоит равняться: Гонконг, из воплощения китайской зависимости от западных стран в эпоху опиумных войн (см. «Приход с профицитом» в «Эксперте» № 1 за 2008 год) ставший одним из мировых «экономических чудес». Или Бостон, где со знаменитого «бостонского чаепития» (суть которого — в преодолении импортной зависимости от Великобритании) началось развитие экономики с опорой на собственные силы.

Очевидно, что города Сибири отнюдь не обречены оставаться самыми грязными поселениями в России. Нужно только дать шанс тем, кто хочет здесь жить, сделать окружающие их территории чище и лучше. Вредные производства вполне по силам модернизировать так, чтобы их дымящие трубы не закрывали солнце. Кроме того, в Сибири должна вырасти «новая экономика», основанная не на сырьевой ренте. Ее двигателем является малый и средний бизнес, которому требуется усиленная поддержка. Год назад мы отмечали, что сибирякам нужно изжить в себе колонию. Цель эта еще долго будет актуальной.

Новости партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №26-27 (298) 11 июля 2011
    Экология
    Содержание:
    Идеология чистого города

    Города Сибири могут избавиться от обреченности быть самыми грязными поселениями в стране. Но для этого нужны не только миллиардные вложения национальных корпораций, но и закрепление в обществе «идеологии чистого города»

    Реклама