Газовые закрома

Спецвыпуск
Москва, 29.08.2011
«Эксперт Сибирь» №33-34 (301)
Через некоторое время Сибирь может стать новым газовым центром России. Если Китай и другие страны АТР согласятся покупать российский газ по ценам «Газпрома»

Восточная Сибирь может стать новым центром газодобычи в России. Начальные суммарные ресурсы газа суши и шельфа этой части России (вместе с Дальним Востоком) превышают 67 трлн кубометров, что сопоставимо с запасами полуострова Ямал — на ближайшие пару десятилетий главной газодобывающей территории страны. Проблема в том, что интенсивное освоение газовых залежей Восточной Сибири сдерживается рядом экономических факторов: от необходимости серьезных вложений в подготовку огромных территорий к промышленной газодобыче до неурегулированных вопросов о цене газа, по которой часть его будет продаваться в страны АТР. Тем не менее процесс реализации Восточной газовой программы, утвержденной федеральным правительством в июне 2007 года, идет не только на Сахалине и Камчатке, но и на территории Восточной Сибири. Хотелось бы, чтобы «газовый узел» в нашем макрорегионе был завязан побыстрее.

Газовый узел

Необходимость развивать промышленную добычу природного газа к востоку от Уральского хребта вызвана минимум тремя причинами. Хотим мы того или нет, но с 1970-х федеральный бюджет страны во многом держится за счет дохода от экспорта газа в Европу. Европейское направление экспорта и сейчас остается важнейшим для «Газпрома», но вектор мировой экономики, как известно, уже сместился в сторону стран АТР. С 1970-го по 2006 год потребление газа в Японии выросло в 21 раз, в Южной Корее — в 34, в Китае — в 12 раз. И России, находящейся между Европой и Азией, было бы грех не воспользоваться такой возможностью. Тем более что традиционная ресурсная база российских газовиков — центр Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) — уже начала истощаться. И надо было смещать перспективный вектор газодобычи или севернее (на полуостров Ямал), или восточнее (в Восточную Сибирь и на Дальний Восток).

Кроме того, есть и внутренние причины развития промышленной добычи газа в восточной части страны. Наличие доступа к голубому топливу всегда меняет жизнь людей и регионов в лучшую сторону. А нынешний уровень газификации обширных территорий от Енисея до Тихого океана не превышает в среднем 6–7% — почти в десять раз меньше, чем в европейской части России. Поэтому четыре года назад правительство РФ и приняло «Программу создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газо­снабжения с учетом возможного экспорта газа на рынки Китая и других стран АТР» (ВГП, Восточная газовая программа), координатором которой назначен «Газпром». К 2030 году в пяти новых крупных газодобывающих центрах, которые должны быть созданы в рамках программы (Камчатского, Сахалинского, Якутского, Иркутского и Красноярского) должно добываться свыше 150 млрд кубометров газа в год (что сопоставимо с нынешними годовыми поставками российского газа в дальнее зарубежье). Эти центры со временем будут связаны единой газотранспортной системой, которая в свою очередь станет составной частью как единой системы газоснабжения России, так и только создаваемой евро-азиатской газопроводной системы.

Формирование такой системы — ключевой момент для развития газодобычи в Красноярском крае и Иркутской области. По мнению «Газпрома», в Красноярском крае сосредоточена почти половина газовых ресурсов восточной части страны на суше — 25 трлн кубометров. Однако разведаны они менее чем на 5%. В Иркутской области прогнозные ресурсы меньше — около 8 трлн кубометров. Но зато там сосредоточено 1,6 трлн кубометров газа по категории С1, которые можно разрабатывать уже в ближайшее время. «Этот газ — и Красноярского края, и Иркутской области — находится примерно в центре будущей создаваемой евро-азиатской Единой системы газоснабжения РФ. И как от западных потребителей, так и от восточных эти ресурсы, запасы находятся как раз в центре этой системы. И придерживаясь принципа равнодоходности, мы будем ориентироваться прежде всего на рынок, на его конъюнктуру, и поэтому направление потоков будет зависеть от того, какой рынок более комфортный для «Газпрома», — объяснил недавно журналистам специфику новых восточносибирских центров газодобычи зампред правления «Газпрома» Александр Ананенков.

Общий объем инвестиций в ВГП оценивается в двадцатилетней перспективе в 2,4 трлн рублей. Совокупный макроэкономический эффект от ее реализации – более 27,8 триллиона. Только налоговые поступления в федеральный и региональные бюджеты за весь период реализации программы составят почти 3,8 триллиона. Кроме того, реализация ВГП в период с 2015-го по 2030 год обеспечит дополнительный рост ВВП на Востоке России от 3,5 до 13,4% в год. Объем экспорта природного газа по трубопроводам должен составить около 50 млрд кубометров газа в год, объемы экспортных поставок сжиженного природного газа — не менее 28 млрд кубометров ежегодно. При всей магии этих цифр восточный газ нужно еще добыть и доставить потребителю.

Километры тундры и тайги

Первая сложность разработки восточных газовых месторождений — их малая изученность. Разведанность газового потенциала Восточной Сибири и Дальнего Востока, по мнению «Газпрома», составляет 7,3% на суше и 6% на шельфе (в Западной Сибири изучено более 90% территории). Поэтому промышленная добыча газа и началась на наиболее подготовленных к эксплуатации месторождениях шельфа острова Сахалин (проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2»), ресурсы которого оцениваются в 3,6 трлн кубометров. Планируемый уровень годовой добычи газа к 2020 году — 59,4 млрд кубометров. Территории же Красноярского края и Иркутской области, где через 10 лет должно добываться 11,6 и 39,5 млрд кубометров газа в год соответственно, по мнению национального газового концерна, следует изучить более внимательно.

С этой целью «Газпром» еще в 2002 году создал на востоке ряд дочерних предприятий, которые за неполные десять лет увеличили запасы газа национального концерна по категории А+В+С1 с 5 млрд до 978 млрд кубометров, а по категории С2 — с 4 млрд до 2,3 трлн кубометров. В Красноярском крае в результате геологоразведочных работ были открыты Берямбинское газоконденсатное и Камовское нефтяное месторождения. В Иркутской области в 2006 году на Южно-Ковыктинском участке было открыто Чиканское газоконденсатное месторождение, которое спустя два года было введено в опытно-промышленную эксплуатацию. Его газом могут быть запитаны Саянск, Ангарск и Иркутск. В 2007 году в сотрудничестве с независимыми производителями «Газпром» в этом регионе ввел в эксплуатацию Братское месторождение и построил от него до 45 микрорайона Братска газопровод.

По словам начальника департамента по добыче газа, газового конденсата и нефти «Газпрома» Всеволода Черепанова, в 2010–2012 годах на территории участков в Красноярском крае, Иркутской области, Якутии, на Камчатке и шельфе Охотского моря газовый концерн и его «дочки» пробурят порядка 248 тыс. м горных пород, выполнят десятки тысяч погонных километров сейсморазведочных работ, затратив на геологоразведку восточных территорий в общей сложности 114 млрд рублей. Это даст возможность «Газпрому» к 2030 году нарастить свои запасы в этих регионах в рамках ВГК на 5 трлн кубометров.

В это же время разрешилась и интрига вокруг крупнейшего восточносибирского газоконденсатного месторождения – Ковыктинского (Иркутская область, см. «Все для Китая» в «Эксперте-Сибирь» № 9–10 за 2011 год).  С получением лицензии на Ковыкту «Газпром» будет прорабатывать вопрос о комплексной разработке группы месторождений, которая включает в себя, помимо Чиканского, Ковыктинское месторождение с запасами примерно 1,6 трлн кубометров газа, и Хандинский участок с примерными запасами более 400 млрд кубометров. Однако это не означает, что завтра газ из Иркутской области пойдет в другие регионы и за рубеж.

Что делать с гелием?

В восточносибирском газе (включая Чаяндинское месторождение в Якутии), в отличие от западносибирского, высоко содержание этана, пропана, бутана и гелия. Эти компоненты могут быть отделены от основного газа — метана — только на специальных газоперерабатывающих и газохимических заводах. Гелий, например, широко используется в ядерной энергетике и электронике. Поэтому развитие в Восточной Сибири газохимии является одной из основных целей ВГП. К 2030 году, согласно программе, новые химпредприятия должны выпускать из восточносибирского газа не менее 13,6 млн тонн продукции «высоких переделов» в год.

По этой причине, кстати, «Газпром» настаивает на том, чтобы по газопроводу «Алтай», который должен дать российский газ Китаю, пошел газ с Ямала, а не из Иркутской области или Якутии. «Месторождения Западной Сибири — огромная ресурсная база, которой обладает РФ, включая, конечно, и Ямальскую группу месторождений. Поэтому это достаточно перспективное направление, это приоритетный, первый возможный проект поставки газа в Китай. Почему именно «Алтай» является первым проектом? Потому что он реализуется быстрее по времени, потому что здесь не нужно строить газохимических комплексов — дорогостоящих, требующих достаточно большой материалоемкости, трудозатрат и времени на их создание. В составе газа Западной Сибири нет гелия, поэтому нет проблемы его вывода на рынок. Если говорить о Ковыктинском и Чаяндинском месторождениях, мы не можем этот газ — метан — подавать из этих месторождений, хотя там большие запасы, не извлекая и не храня гелий. Лучше бы его было вывести на рынок, конечно, который к этому времени все-таки не потребит весь гелий, который будет добываться на Чаянде и Ковыкте — это совершенно однозначно. Есть расчеты, когда и какие объемы гелия могут выходить на рынок. Поэтому, конечно, гелий придется хранить», — заявил недавно журналистам Александр Ананенков.

Сказанное означает, что интенсивное освоение газовых месторождений Восточной Сибири вплотную увязывается со строительством здесь газохимических мощностей. Но сегодня национальный газовый концерн называет только одну площадку газохимии — «Саянскхимпласт» в Иркутской области, где, «возможно», будет строиться новый комплекс по переработке газа Чиканского и Ковыктинского месторождений. По блоку якутских месторождений топ-менеджеры «Газпрома» обещают обнародовать планы по газохимии только после того, как будет завершено технико-экономическое обоснование всего проекта, который уже в 2014 году должен дать первую нефть, а в 2016-м — первый газ. Схожая история и с газом Красноярского края. Малая степень ясности в перспективах газохимических проектов ВГП, возможно, объясняется тем, что на их реализацию нужны деньги, сопоставимые с вложениями в разработку самих месторождений. А бизнес этот, как показывает практика, национальному газовому концерну не так понятен, как, например, торговля первичным продуктом — природным газом. Поэтому естественно желание «Газпрома» не торопиться с добычей газа, содержащего много гелия, а тщательно проработать этот вопрос с участием отечественных и зарубежных нефте- и газохимиков. Один из них — крупнейший отечественный нефтехимический холдинг СИБУР Леонида Михельсона. «В Томской области мы изучаем совместно с недропользователями возможность участия в строительстве газоперерабатывающего завода для сбора и переработки существующих в регионе объемов попутного нефтяного и жирного природных газов. СИБУР разработал технико-экономические соображения по возможному строительству газоперерабатывающих и нефтехимических производств в Эвенкии, Иркутской области и на Дальнем Востоке (совместно с «Газпромом»). В настоящее время компания совместно с недропользователями определяет ключевые условия для реализации проектов, анализируются в том числе инфраструктурные ограничения», — сообщили «Эксперту-Сибирь» в компании.

В тоже время топ-менеджмент «Газпрома» подчеркнул, что в освоении газо­химического потенциала Восточной Сибири будут принимать участие и иностранные компании. «Мы уже активно работаем с группой японских компаний, например, по Собинскому месторождению в Красноярском крае. Мы разработали ТЭО проекта и близко подошли к тому, чтобы принимать по нему решение. Это небольшой, но пионерный проект. Возможность участия зарубежных компаний в освоении и создании мощностей по газохимии существует и по Чаяндинскому, и по Ковыктинскому месторождениям. Причем участие иностранных инвесторов в газохимическом производстве позволит ускорить ввод этих месторождений. Работаем также в этом направлении и с корейскими, и с китайскими компаниями», — сказал недавно журналистам Александр Ананенков. Уточнив, что поставки дополнительно 38 млрд кубометров газа в год Китаю по «восточному» маршруту (по западному — «Алтаю» — «Газпром» готов ежегодно снабжать Поднебесную 30 млрд кубометрами ямальского газа) могут быть осуществлены только после создания в Восточной Сибири соответствующих газохимических производств.

Развернуться в Россию

Гораздо больше ясности, чем с газохимией, есть у программы по газификации российских регионов, которая также осуществляется в рамках ВГП. В принципе, «Газпром» это направление работы устраивает как по социальным, так и по экономическим соображениям, поскольку с каждым годом цена газа на внутреннем рынке России приближается к средне­европейской. Из четырнадцати регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока с одиннадцатью «Газпром» уже подписал соглашения о сотрудничестве, а с девятью — договоры о газификации.

Очевидно, в ближайшее время это направление работы «Газпрома» еще более усилится, поскольку в марте премьер-министр России Владимир Путин поручил Минэнерго и Минприроды совместно с газовым концерном и восточными регионами подготовить предложения по корректировке ВГП. Премьер подчеркнул, что приоритетом для газа Восточной Сибири и Дальнего Востока является внутренний рынок. «Газ должен стать ресурсной базой для создания высокотехнологичных производств, для модернизации энергетики и ЖКХ, снижения экологических рисков», — отметил глава правительства. Уточнив, что при этом «цена на энергетические ресурсы, на природный газ не должна подрывать конкурентоспособность региона, порождать дополнительную нагрузку для местных бюджетов, бизнеса и граждан.

«Газпром» в свою очередь заявил, что готов удовлетворить потребности восточных регионов страны в природном газе к 2020 году в объеме порядка 40 млрд кубометров в год. При этом компания не только намерена подавать газ потребителям по трубопроводам, но и создать систему автономного газоснабжения с использованием сжиженного углеводородного газа (СУГ) и сжиженного природного газа. Так, генеральными схемами газо­снабжения предусматривается газификация СУГ Забайкальского края, а также Республик Бурятия, Тыва и Хакасия.

Конечно, газификация российских регионов не заменит газохимические заводы, которые нужно построить для полноценной реализации ВГП. Но она может несколько ускорить принятие решений по их строительству, поскольку топить газом с гелием печи и котельные  расточительно даже по меркам нашей страны. Создание химзаводов, соответственно, будет стимулировать газовиков к наращиванию объемов добычи газа в Восточной Сибири и дальнейшему протягиванию единой газотранспортной системы на восток страны (сейчас она заканчивается в районе Проскоково в Кемеровской области). И тогда, вполне возможно, и наступит момент, когда топ-менеджмент «Газпрома» всерьез будет обсуждать вопрос о том, куда направить красноярский газ — в Японию, Германию или Москву.

Нефть и газ Восточной Сибири
Потребление котельно-печного топлива по Восточной Сибири и Дальнему Востоку

Новости партнеров

«Эксперт Сибирь»
№33-34 (301) 29 августа 2011
Итоги приемной кампании
Содержание:
Западный вектор

Абитуриенты Сибири продолжают мигрировать с востока на запад. Это создает дефицит качественных специалистов в отдельных регионах и подчеркивает важность укрепления крупных университетских центров

Реклама