«Там, где больше имитации, там меньше свободы»

Общество
Москва, 31.10.2011
«Эксперт Сибирь» №43 (308)
Кандидат архитектуры, профессор кафедры архитектуры гражданских зданий Новосибирской государственной архитектурно-художественной академии Ангелина Правоторова считает, что для кардинального изменения окружающей нас действительности должно пройти 300 лет

Фото: Виталий Волобуев

Ангелина Правоторова окончила НИСИ им. В. В. Куйбышева в Новосибирске и аспирантуру ЦНИИП градостроительства в Москве. На протяжении нескольких десятилетий Ангелина Анатольевна исследует феномен крупных городов и их пространственной организации в социокультурном и историческом контекстах. Этой теме посвящено несколько ее монографий. Правоторова также участвовала во многих социально значимых проектах. К примеру, в проекте голландского правительственного фонда MATRA «Принципы хорошего управления городом», направленного на содействие процессам общественного преобразования в странах Центральной и Восточной Европы. С 1980 года под ее научным руководством защитились десятки архитекторов, которые успешно работают как в российских городах, так и за границей. Огромный опыт, феноменальная начитанность ученого позволяют Ангелине Анатольевне быть экспертом в вопросах современного градостроительства и муниципального управления. Поэтому поговорить о пространственной среде городов Сибири мы решили именно с ней, для чего отправились в обычный профессорский кабинет НГАХА.

— Ангелина Анатольевна, о каких городах Сибири, на ваш взгляд, можно сказать, что в них удачно организована жизнь?

— Очень правильная постановка вопроса — удачно организована жизнь. Современные российские города, история которых скрыта за их сегодняшним лицом, отличаются друг от друга не только архитектурой, рисунком улиц и площадей. То, что естественно для жителя Санкт-Петербурга, может быть затруднительным для новосибирца. Сибирские города в сравнении с европейскими российскими городами вроде бы на первый взгляд похожи. Однако и между ними есть различия. Что же определяет удачность организации городской жизни? Я бы выделила два обстоятельства.

Первое относится к социально-культурному статусу города, к его не историческому, а культурному возрасту. Ведь каждый город — это особая конфигурация, включающая в себя несколько отдельных «культур». Являясь носителем той или иной культуры, каждый человек живет в соответствии с доминирующей для нее жизнестроительной идеей, реализует ту систему ценностей, которая соответствует этой идее и соблюдает адекватные ей нормы поведения. Так, жители города могут следовать распространяющейся сейчас в России идее коммерциализации, то есть встраиваются в рыночные отношения и принимают ценности, обеспечивающие их коммерческие интересы. В то же время в городе живут люди, реализующие ценности, сформировавшиеся в советский период, и они не хотят или не могут их поменять. Часть городского населения входит в различного вида конфессии. И соотношение этих культур в каждом городе свое. А зрелость города определяется не только разнообразием культур, но, и это самое главное, характером их взаимодействия.

Второе обстоятельство — характер отношений между властью и населением, то есть теми, кто принимает решения, и теми, кто влеком этой властью в каком-то направлении. Поэтому чтобы ответить на вопрос об удачности организации жизни в сибирских городах, сначала нужно определить культурный возраст города, а потом понять, как это взаимодействие устроено.

Из сибирских по этим показателям можно выделить как наиболее зрелые Красноярск и Омск. В них лучше выстроена схема взаимодействия власти и населения. Буфером выступают различные общественные советы, которые принимают решения, связанные с организацией жизни в городе и в которые входят профессионалы из различных сфер — ученые, промышленники, архитекторы, банкиры и др. Решения, которые там принимаются, результативны. Не просто создаются структуры, которые содействуют взаимоотношениям номинально, там действуют рабочие группы, которые прорабатывают проекты для развития города — и его пространственной среды, и его инфраструктуры. Благодаря таким структурам было создано несколько площадок. Например, детский лагерь «Нооген» в Красноярске вовлекает школьников в принятие решений. В Омске открыт Общественный пресс-центр, который не только информирует, но и привлекает внимание прессы к социально значимым мероприятиям и проектам общественных организаций.

— А что можно сказать в связи с этим о столице Сибири — Новосибирске?

— По количеству общественных организаций он на первом месте, а по эффективности их работы — на последнем. В Новосибирске тоже, как и в других городах, существует ряд мероприятий, но они больше похожи на имитацию. К примеру, Градостроительный форум — прекрасное мероприятие, призванное собирать людей, способных придумать, как соединить деньги и инициативы. У нас в городе есть и то и другое, но существуют они по отдельности. На этом форуме единственное, что требуется — услышать и понять друг друга, после чего совместно выработать какое-то решение. Но к сожалению, ничего пока не получилось. Да и вообще я пока не вижу в Новосибирске ни одной практически полезной акции, которая включала бы людей в обсуждение того, что в городе что-то не ладно. Трудности обнажаются лишь на пикетах возле мэрии. Между властью и населением пока существует стена, и она крепче пресловутой берлинской. Прозрачность, которая является для европейцев естественным состоянием, здесь нужно организовывать с огромнейшими усилиями.

— В чем специфика других городов Сибири?

— Там, где больше имитации и демагогии, там, конечно, меньше свободы. На мой взгляд, самые свободные люди живут в Омске. У меня, правда, не самые свежие впечатления, но когда я там бывала, это было именно так. Не знаю, что тому причиной. Любовь к своей истории? Акции, которые они устраивают? К примеру, они проводят день цветов — последний осенний день перед заморозками, в который жители города имеют право сорвать с общественных клумб столько цветов, сколько смогут унести. Много конкурсов, связанных с озеленением, на высоком уровне организованы пенсионные сообщества. В Новосибирске этого нет, здесь больше чувствуется процесс коммерциализации, превращения всего, что делается, в товар, деньги. Все здесь загруженные, занятые, напряженные. Ощущение такое, что люди находятся на каком-то предельном ресурсном уровне. Хотя могу привести как пример удачного исключения Бюро актуальной культуры, которое объединяет много интересных культурных инициатив. Но это элитарная среда. Вообще, в Новосибирске сформировалась интеллектуальная элита, которая живет сама по себе. Как своеобразный андеграунд.

— Получается, что в Новосибирске постоянно выстраиваются какие-то вертикали — власть и население, интеллектуальная элита и общество, а горизонтальных связей нет. В Омске, в Красноярске есть, а здесь нет?

— Да, это верно. Европейский город построен по принципу горизонтальных связей. А вертикаль существует постольку, поскольку нужно обслуживать горизонтали. У нас вертикаль все время курирует горизонтальные новообразования, контролирует и изолирует их друг от друга. Вот приезжали к нам голландцы в рамках проекта GOOD GOVERNANCE («Хорошее управление городом»). Их принимали в администрации одного из районов Новосибирска, там куратору соответствующего подразделения был задан вопрос — а как у вас с общественными организациями? Ответ достоин настоящего чиновника — да мы их каждый месяц сюда, на ковер, чтобы они отчитывались! Понимаете? А ведь это очень важный показатель взаимоотношений между властью и общественностью. Это как ножки стула: если все равны, на нем можно сидеть, если хотя бы одна окажется короче, сиденьем пользоваться по назначению нельзя. А город — это три сектора: государственный, общественный и частный. Если они будут участвовать в решении городских проблем на равных, тогда можно говорить о партнерстве между властью и населением.

— Искусственно ничего не может возникнуть. Нужна личность, которая сформирует сильную горизонталь?

— Да, конечно, если под искусственным понимать решения, спускающиеся «сверху». Для активизации городской жизни нужны сильные, авторитетные, инициативные и умелые люди. Вот жил некоторое время назад в нашем городе режиссер театра «Красный факел» Алексей Серов. Он реализовал много инициатив в театре, ориентированных на город, в том числе создал ассоциацию зрителей, устроил в день театра бесплатный театральный марафон, был автором оформления театральной улицы и многое другое. Именно он придумал Сибирский фестиваль бега. До этого проводился просто марафон, а он наполнил его разными сопутствующими мероприятиями. Понимаете, личность, которая держит горизонталь, аккумулирует в себе много разных векторов. У нас очень много общественных инициатив, но мало тех, кто может преодолеть препоны власти. Но люди у нас еще верят в то, что будет лучше.

— Что же нужно предпринимать, чтобы ситуация в городе изменилась в целом?

— Есть анекдот. Американцы решили выращивать английские газоны. Купили оборудование, семена, технологию. Стали выращивать, но ничего не получается. Послали своего человека в Англию, он там понаблюдал, вернулся, все так же стал делать — снова не получается. Тогда американцы попросили, чтобы англичане прислали своего специалиста. Он приехал, все показал и говорит — и вот так 300 лет. Что же нам предпринять? Во-первых, я думаю, что те, кто понимает, что делать нужно, а у нас такие люди есть, должны создавать этакие горизонтальные островки в рамках своей компетенции. Это может быть уровень подъезда жилого дома, кафедры, института, фирмы, отдела. И на этих островках выстраивать горизонтальную интеграцию. Люди могут понимать друг друга в большинстве случаев только участвуя в каком-то процессе, решая общую проблему. Сегодня благодарной, впитывающей аудиторией стали студенты и в целом молодежь. Вот там можно развивать инициативную среду, чтобы они учились совместно принимать решения.

Во-вторых, мне кажется, нужно не информировать, а обсуждать с населением реализацию предполагаемых проектов, и в первую очередь многочисленные дорогостоящие акции — от «Интерры» до Градостроительного форума. Нужно делать эти мероприятия прозрачными для всех жителей города. Пока складывается впечатление, что деньги выбрасываются на ветер. Конечно, там есть что-то хорошее, но программа таких мероприятий должна носить в первую очередь практический характер. Для нормального функционирования города людям, его населяющим, необходимо чувство сопричастности к происходящему, особенно к принятию решений, поскольку если этого не будет, то люди потеряют ощущение, что город принадлежит им. Только так может предъявляться гражданское общество, только при таких условиях могут возникать и, самое главное, реализовываться гражданские инициативы. Понятно, что изменить существующую систему очень трудно, но если эти «островки» будут расширяться и множиться, может быть, через 300 лет мы заживем иначе. Пока же нужно концентрироваться на этих островках. Нужно создавать им паблисити, чтобы об их жизни, инициативах знали в городе. Они есть, о них просто надо рассказывать.  

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №43 (308) 31 октября 2011
    Итоги дорожно-строительного сезона
    Содержание:
    Дорожные надежды

    Дорожные фонды, вводимые в действие с января следующего года, в разы увеличат региональное финансирование дорожного строительства. Что станет лишь первым шагом к преодолению стагнации в отрасли

    Реклама