Уходит за сложностями

Общество
Москва, 31.10.2011
«Эксперт Сибирь» №43 (308)
Алексей Санников рассказал, почему он уходит из МДМ Банка, о конце эпохи региональных банков и о наиболее перспективных для финансового сектора отраслях экономики Сибири

Фото: Виталий Волобуев

Слухи о том, что руководитель Сибирского территориального банка МДМ-банка Алексей Санников (который работал на этом пост с 2009 года) уходит в отставку появились в конце августа. Остроту моменты подогревало то, что Санников – фактически последний топ-менеджер из команды Игоря Кима, работающий в банке. Остальные один за одним ушли из компании после объединения летом 2009 года Урса-банка и МДМ-банка, а летом 2010 года с поста председателя правления ушел и сам Ким. Сам Санников подтвердил информацию только через некоторое время, когда окончательное решение было принято, и разговор с «Экспертом-Сибирь» был посвящен подведению итогов работы одного из самых заметных топ-менеджеров финансового сектора в Сибири,  и оценке нынешнего состояния рынка.

— С чем связан ваш уход из МДМ-банка?

— Мы достаточно долго вели переговоры в банке. Ведь в Сибири развитие банка МДМ было определенным проектом, с определенными задачами и взаимными обязательствами, как со стороны менеджмента, так и со стороны банка. Нужно было обсудить следующие шаги, объемы, задачи, которые необходимо решать на новом этапе. Мне как менеджеру всегда интересно решать сложные задачи. Не могу сказать, что это самоцель, но решить то, что не могут другие, всегда определенный вызов. О новых зонах ответственности, о новых задачах мы и говорили с руководством. И в итоге я решил уйти. Это мое личное решение. После 10 лет работы в МДМ Банке я полностью реализовал себя здесь. С моей стороны документы подписаны, официально я в отпуске до 9 ноября текущего года. Безусловно, моя работа после будет связана с финансовой сферой. Я банковскую систему хорошо понимаю и чувствую. А потому уходить в другой сектор было бы странным шагом.

— Ваша следующая работа будет в государственном банке? Или вам ближе по духу банки частные?

— Вы правы, во многих частных банках больше децентрализации в принятии решений, менеджеры в них – не винтики в системе. Хотя в последнее десятилетие в банковской сфере вся компетенция из отделений на местах потихоньку высасывалась – что в госбанках, что в банках коммерческих. А ведь именно отделения работают с клиентами, особенно – с розницей, а также малым и средним бизнесом. Для банка эти клиенты – фундамент. Проблема в том, что в 2000-е годы ни один российский банк не имел развитой системы отделений и, следовательно, возможности нормально обслужить клиента. Был период роста, банки только создавались, открывали офисы, проводили географическую экспансию. Все это и порождало катастрофический дефицит кадров. Уровень компетенций в отделениях был низким. Поэтому все полномочия и передавались на уровень выше. Ведь любому клиенту комфортней работать с первыми лицами, которые имеют полномочия, а не объяснять все по двадцать раз каким-то менеджерам. Которые потом начнут то же самое объяснять через три ступеньки вверх. И не факт, что сделают это лучше самого клиента, который живет своей проблемой или своим бизнесом каждый день. Поэтому все филиальные сети со временем становятся узким горлышком при обслуживании клиентов. Центр принятия решений один, а если он не в регионе, а в Москве? Многие частные банки тоже уже ощутили эту проблему. С точки зрения банковской специфики сильных сетевых банков в России практически нет.

— А как же Альфа-банк?

— Модель Альфы работает там, где есть бизнес. А во многих регионах его нет. Да, Альфа-банк – крупный банк, но его география охватывает в основном крупные города. И они прежде всего работают с корпоративом, а не с «физиками».

— А есть ли в России вообще региональный банковский бизнес. По нашим расчетам, в Сибири на долю именно местных банков приходится всего 5-7% рынка. Остальное место под солнцем занимают филиалы и представительства столичных и иностранных банков. Они в глубинку не пойдут, им проще снимать сливки там, где есть хоть какой-то бизнес…

— А что вы подразумеваете под термином региональный банк?

— Если мы говорим о Новосибирской области, то это, к примеру, банк «Левобережный». Другими словами, это банк, который ориентирован на местный рынок. По нашим ощущениям, этот сегмент пока слабо удовлетворен банковскими услугами.

— Вы заблуждаетесь.

— Вы считаете иначе?

— Если говорить о корпоративном сегменте, то не забывайте, что ни одно юридическое лицо в России не может жить без расчетного счета. Значит, в каком-то банке оно все равно его откроет. И все банкиры следят за своими расчетными счетами. Когда банки начинали работать с «физиками», самым страшным месяцем был декабрь – люди за кредитами стояли в очередях. Переломный момент, когда в банках не стало очередей за кредитами, наступил в декабре 2006 года. Разобрали! Потом грянул кризис. И люди не то что бы испугались, они научились считать. У кого был испуг – за теми банки сейчас и «бегают», пытаясь взыскать выданные деньги. А кто выполнил свои кредитные обязательства, тот научился считать и теперь более осознанно делает свой выбор. Совокупные розничные портфели по банковской системе выросли на 15% (данные на 1 августа). Все-таки население кредитами пользуется.

— А вклады? Вот недавно АСВ сообщило, что из банков почти исчезли мелкие вкладчики. С чем связана эта тенденция? У людей нет излишков, им нечего в банк нести?

— Человек начинает тратить, когда не уверен в своем будущем. Тогда он начинает жить одним днем. Или же он поступает так, когда высокая инфляция. Цены на различные товары растут, это очевидно. Вполне возможно, что ту категорию людей, что сильно завязана на продуктовую корзину, такая волатильность цен и заставляет активнее тратить, а не копить деньги. Но на банковской системе отток мелких вкладчиков вряд ли серьезно отразится. Средняя сумма вклада – около 100 тысяч рублей. Это отразится на банках, ориентированных на работу с пенсионерами, которые работают в небольших городах. Возможность фондирования будет ограниченной.

— А в долгосрочной перспективе? Не кажется ли вам, что люди фактически отвыкнуть от общения с банками.

— Все зависит от банков. У каждого своя доля на рынке и свой сегмент. Кому-то мелкий вкладчик безусловно нужен. С точки зрения себестоимости такой вкладчик для банка безусловно дороже. Я не думаю, что все отвернутся от этого сегмента. Если банк умеет выстраивать долгосрочные отношения с клиентом, он не потеряет своей клиентской базы. Если не умеет, то в нем будет происходить лишь чистая транзакция: пришел-ушел. Не исключаю возможности, что люди будут платить коммунальные слуги в одном банке, как сейчас в Сбере, а деньги размещать в других кредитных организациях.

— На Ваш взгляд, в каких отраслях сейчас в Сибири происходит спрос на инвестиционное кредитование?

— Те отрасли, которые выделил для себя в качестве приоритетных МДМ-банк, показывают очень быстрое восстановление после кризиса. Автодилеры, к примеру, уже ожили. До кризиса эта отрасль была перекредитована, и в итоге многие игроки на этом рынке или ушли в прошлое или перешли в собственность банков. Спасает их быстро восстановившийся спрос на автомобили. В медицине многие учреждения даже среднего бизнеса начинают либо покупать помещения, либо заниматься их переоборудованием. Они и в кризис продолжали инвестировать. Очень интересный проект, который развивается в Новосибирской области – технопарк. Наукоемкие отрасли готовы инвестировать и развиваться. Еще в этом регионе традиционно сильна логистика. В широком понимании – склады, транспортные перевозки, дорожные строители и т.д. А вообще, для банка интересен любой проект, который не связан с криминалом, и позволяет заработать. Банк ведь занимается привлечением денег с рынка и размещением в экономике. Привлечь деньги и сидеть на них – бессмысленно.

— Ну, Сбербанк с этим неплохо справляется. Его топ-менеджеры постоянно сетуют, что деньги некуда вкладывать!

— Попробуйте в Сбере поменять условия кредитного договора.

— Вряд ли получится. Но ведь там и не скрывают, что условия жесткие. Получается, что Сбербанк собирает под собой достаточно уникальные проекты?

— Ну, и те, которые требуют солидного финансирования.

— А промышленность в Сибири спрос на инвестиции генерирует?

— Отдельные предприятия проводят перевооружение производств. Но по общим ощущениям, там пока нет бурного спроса.

— А где он есть? В свое время мы слышали от новосибирских банкиров такую оценку: на рынке есть всего 300 компаний, которые можно кредитовать. И рынок не расширяется.

— Да, это так. Ну, может, не 300 компаний, а больше... Новых игроков на рынке точно не возникло. Все банки одних и тех же клиентов уже по нескольку раз обработали.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №43 (308) 31 октября 2011
    Итоги дорожно-строительного сезона
    Содержание:
    Дорожные надежды

    Дорожные фонды, вводимые в действие с января следующего года, в разы увеличат региональное финансирование дорожного строительства. Что станет лишь первым шагом к преодолению стагнации в отрасли

    Реклама