Городу и миру

В Новосибирской области, в отличие от многих регионов, по-прежнему работают предприятия легкой промышленности. Говорить бурном росте пока не приходится, но у отрасли есть все шансы занять свое место под солнцем

Фото: Виталий Волобуев
Дефицит квалифицированных швей ощущают все производства

Легкая промышленность в нашей стране, пожалуй, единственная из десятков отраслей экономики никогда не переживала свой «золотой век». Во времена Советского Союза отрасль никто специально не развивал, этот сегмент имел скорее прикладной характер, способствующий масштабным промышленным планам и обороне. Тем не менее комбинаты по производству шерстяных и хлопчатобумажных тканей выпускали качественную по тем временам продукцию, а кожевенники шили обувь. Не модельную, конечно, зато «основательную», советскую...

После распада СССР, в 1990-е годы, объемы производства в легкой промышленности сократились стремительно и существенно, вплоть до 85%. В начале перестройки в отрасли сложилась экстремальная ситуация, когда предприятия были вынуждены перепродавать имеющееся и завезенное в страну оборудование, а также сырье в Турцию и Китай, где тогда начинался бум развития легпрома. Это, как мы помним, в свою очередь, послужило началом формирования непрозрачного, неконкурентоспособного и нецивилизованного рынка челноков и карго-перевозок. В этот период множество предприятий разорились. Явные признаки коллапса можно проследить по динамике объемов выпускаемых в стране тканей. Анализ показал, что начиная с 90-х годов, когда произошло резкое падение объемов производства во всей легкой промышленности страны, выпуск сырья неуклонно снижался.

В результате с середины 90-х состояние отрасли неизменно оценивалось как критическое, несмотря на то что в конце 80-х и самом начале 1990-х государство вложило в техническое перевооружение предприятий около 2 млрд долларов. Куда ушли эти деньги — можно только догадываться. После кризиса 1998 года в течение двух лет отрасль демонстрировала рост производства за счет эффекта импортозамещения и девальвации рубля, но в последующие годы не смогла удержать позитивный тренд. Сегодня, по данным официальной статистики, объем производства легкой промышленности в России в общем объеме составляет всего 0,08% — показатель, мягко говоря, не утешительный.

Сибирская засада

В Сибирском федеральном округе (СФО) в силу транспортной удаленности от традиционных и главных российских текстильных центров, а также из-за отсутствия собственной сырьевой базы легкая промышленность находилась в еще более затруднительном положении, чем в европейской части страны. Кроме того, на регион оказывает огромное влияние близость Китая, чья продукция всегда была дешевой, а потому являлась мощным фактором давления на рынок товаров легкой промышленности. Теперь она стала еще и качественной.

Сегодня доля легкой промышленности в общей структуре производства в нашем макрорегионе не превышает 11%. При этом текстильные, швейные, обувные и кожгалантерейные производства на территории Сибири идут далеко не в фарватере мировых тенденций (не говоря уже мировой моде), а уровень их экономического развития специалисты оценивают просто как невысокий.

Сокращается и область присутствия текстильного производства в регионе. Если в 1990 году текстиль выпускали в девяти областях нынешнего СФО, то к 2007 году — всего в пяти, да и здесь они теряются на фоне колоссальных оборотов добывающей и перерабатывающей промышленности (см. графики 1,2). В результате мы пришли к историческому парадоксу — сегодня, как и до революции 1917 года, рынок легкой промышленности Сибири представляет собой фактически разрозненные кустарные предприятия.

В частности, легкая промышленность Новосибирской области, насчитывающая ранее около трех десятков крупных и средних предприятий, сегодня за редким исключением представлена множеством мелких обособленных фабрик, которые ни по объемам продукции, ни по ее качеству не могут составить серьезной конкуренции импортным товарам, заполнившим рынок. Впрочем, новосибирцам не стоит грустить: большинство соседей не имеют и этого.

Оставшихся на рынке крупных производителей можно пересчитать по пальцам, да и те в той или иной мере сократили объемы производств одежды, обуви и других товаров. Кризис 2008 года, по нашим подсчетам, сжал рынок на 3%. В результате сегодня на долю сектора предприятий легкой промышленности Новосибирской области приходится только 1% объема отгруженных товаров собственного производства. Подобная рецессия отразилась и на прибыли некоторых предприятий. Так, в швейном производстве в целом по региону по итогам первого квартала 2011 года прибыль составила только 6,5 млн рублей, но и эта незначительная цифра меньше уровня прошлого года на 3%. При этом убытки неэффективно работающих швейных предприятий равны 1,5 млн рублей. Подобные цифры по понятным причинам вызывают определенное недоумение. В то же время инвестиции в рынок есть, но они настолько незначительные, что не представляется очевидным, что за счет них можно осуществить какие-то глобальные преобразования отрасли. Так, за первый квартал 2010 года в основной капитал предприятий легкой промышленности региона было инвестировано всего 13,5 млн рублей.

Кому это удалось

Вместе с тем, несмотря на столь негативную картину развития рынка в целом, в Новосибирской области есть предприятия, которым удается не только выживать, но и добиваться определенных успехов. Так, созданная в 1992 году фабрика «Приз» превратилась сегодня в крупнейший холдинг по производству и реализации одежды. По результатам деятельности «Приз» включен в число 500 лучших предприятий России. «Синар» продолжает удерживать свои позиции и по-преж­нему входит в двадцатку крупнейших предприятий России (см. «Мы постоянно в поиске» на стр. 28). «Корс» остается местным лидером обувной отрасли (обувь под этой маркой продается в 45 регионах России — от Сахалина до Санкт-Петербурга). Одним из ведущих предприятий в сегменте легкой промышленности остается компания «Бердчанка» и торговый бренд «Лиски», который производит в основном детскую одежду. Специалисты обычно отмечают еще такие предприятия и марки, как «Северянка», «Сибирская кожгалантерея», «Кларино», «Эллин», «Полынь», «Эвелон», «Детская одежда», «ПЭЛС», «Исток — Сибирские пуховые товары». Часть произведенной продукции компаний реализуется через собственные сети фирменных магазинов. По данным правительства региона, в Новосибирской области предприятиями легкой промышленности открыто более 69 магазинов и 11 отделов.

Визитной карточкой Новосибирской области когда-то была и обувная фабрика «Вестфалика». Однако в декабре 2008 года швейный и раскройный цеха в Новосибирске были закрыты и основное производство переведено в Китай. В Новосибирске же остались сборочное производство и выпуск подошв. Тогда руководитель компании «Обувь России» (в состав которой теперь входит «Вестфалика») Антон Титов объяснил это тем, что себестоимость этих операций в Поднебесной на четверть ниже, чем в Ново­сибирске.

Лён всемогущий

Среди перспективных направлений развития различных подотраслей легкой промышленности в Новосибирской области принято выделять производство льняных изделий. Активно эта отрасль сегодня развивается в Искитимском, Тогучинском, Колыванском и Маслянинском районах региона, в последнем этим летом после длительного простоя открылся льнозавод, которым теперь управляет ЗАО «Корпорация «Хорс» (см. «Лён и камень» в «Эксперте-Сибирь» № 31–32 за 2011 год).

Эта отрасль тоже имеет свою печальную историю. Дело в том, что с распадом Советского Союза текстильная промышленность нашей страны лишилась сырья для производства хлопчатобумажных тканей, которое ранее поставлялось из Средней Азии. Покупать хлопок по мировым ценам стало дорого и неэффективно, исходя даже только из логистических затрат. Альтернативой хлопку является лен, который, как показывает практика, можно успешно разводить на территории ряда сибирских областей. Выращиванию льна способствует сама природа — благоприятная почва и климат предгорий. Новосибирская область вошла в первую тройку регионов по производству льна (впереди только Вологодская область и Алтайский край). Посевы льна в регионе в этом году составили 5,8 тыс. гектаров, валовой сбор — более 10 тыс. тонн. На развитие льноводства Новосибирская область получила 250 млн рублей.

Никто не гарантирует легкой промышленности легкой жизни, но перспективные отрасли для развития есть sibir_314_030-1.jpg Фото: Виталий Волобуев
Никто не гарантирует легкой промышленности легкой жизни, но перспективные отрасли для развития есть
Фото: Виталий Волобуев

Лен — сырье хлопотное, оборотная культура. Это означает, что на одном и том же поле его можно сеять только через шесть лет. При этом всего лишь из тридцати процентов массы, привезенной с поля, можно получить технологическое сырье, длинное волокно или нити. Однако именно в Маслянинском районе были найдены способы безотходного использования этой сельскохозяйственной продукции. Из льна кроме тканей по уникальным технологиям производят топливные брикеты, паклю, льняной войлок, утеплители для стен, муку для удобрений. Продукция отправляется в различные регионы России.

Более того, сегодня в Новосибирске существует еще и реальная основа для развития ткацкого производства льняных тканей. В 2001 году была основана Новосибирская хлопко-льняная компания, дочернее предприятие старейшего в Сибири Новосибирского хлопчатобумажного комбината. Потенциал предприятия позволяет производить разнообразную продукцию из волокон хлопка, льна, вискозы, сиблона, лавсана, а также пряжу кольцевого способа прядения: хлопко-льняную, хлопчато-бумажную и смесовую. Эксперты рынка считают, что в настоящее время компания стала одной из ведущих по выпуску тканей технического и бытового назначения за Уралом, а по выпуску полульняных костюмно-плательных тканей — единственной. География поставок не ограничивается Россией, ведется успешная работа с Голландией, Швецией, США. Налаживаются контакты с Китаем, Литвой.

Открытость стимулирует

Кроме наращивания сырьевой базы, участники рынка связывают экономическое развитие области в секторе легкой промышленности еще с двумя уже фактически свершившимися событиями. Речь идет о создании Таможенного союза и предстоящем вступлении России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Экономический эффект от создания Таможенного союза, согласно планам правительства, мы сможем наблюдать уже в 2015 году. Для России ожидаемый прирост должен составить 400 млрд долларов, для Беларуси и Казахстана — более 16 млрд долларов.

По заявлению президента Союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности России Бориса Фомина на пресс-конференции в Москве, сегодня 50% рынка текстильной и легкой промышленности в стране составляет контрабанда. В случае вступления в указанные интеграционные проекты (его мнение разделяют большинство отраслевых экспертов) появляется надежда, что таможенные органы смогут заставить контрабандистов платить и НДС, и ввозную пошлину. Вероятно, эти меры могут ослабить давление иностранных дешевых рынков на отрасль, и таким образом сегмент сможет нарастить обороты.

Правда, эта же открытость будет стимулировать и активную работу предприятий легкой промышленности над качеством и актуальностью своей продукции. Так, на заседании Торгово-промышленной палаты России 28 октября этого года премьер-министр России Владимир Путин справедливо заметил, что в случае вступления страны в ВТО «достаточно сложно» будет защищать отечественную легкую промышленность от «китайского ширпотреба». Таким образом, никто не гарантирует легкой промышленности легкой жизни — поработать придется основательно.