Мысли года

26 декабря 2011, 00:00
  Сибирь

В течение года мы беседовали со многими людьми. Среди них было много бизнесменов и политиков, поменьше ученых и маркетологов. Был даже один настоящий бурильщик. Часть этих бесед потом была опубликована в журнале в виде интервью. Наиболее интересные мысли из этих текстов мы решили собрать на этом развороте

Евгений Ваганов sibir_316_012-1.jpg
Евгений Ваганов

Ректор Сибирского федерального универститета академик РАН Евгений Ваганов

Мне кажется, есть резон создавать в России конкурентную среду в области исследований. Но нужно четко определить, по какому пути двигаться. Или это германская модель, где существует общество Макса Планка. Это академия наук, но она не имеет 450 институтов в своем составе, как в России. Основная цель институтов Германии — фундаментальные исследования. Но там приглашают ведущих ученых со всего мира, отбирают лучших специалистов на посты директоров институтов. Во всей академии работают порядка 50 процентов иностранцев, а рабочий язык в основном английский. Или американская модель. Там крупные исследовательские центры работают при университетах. Проблема РАН сегодня заключается в том, что схема, которая работала в рамках решения крупных государственных задач в области космической техники и атомной промышленности, сегодня не действует. А ведь именно эти задачи сформировали сеть из 450 институтов. Но правда в том, что в научных институтах менее половины тех, кто реально создает научный продукт, остальные делают то, чему их когда-то научили.

(№ 11–12, «Американская мечта»)

Виктор Толоконский sibir_316_012-2.jpg
Виктор Толоконский

Полномочный представитель Президента РФ в СФО Виктор Толоконский

Что касается проведения крупных знаковых мероприятий типа Олимпиады или чемпионатов мира, то это сегодня напрямую зависит от наших собственных усилий, от активности наших регионов и городов. Ведь часто не хватает интересных проектов и идей… которые бы заражали людей, которые бы поддержала власть. Думаю, Сибири вполне по силам проведение Универсиады — у нас ведь много университетских центров. Пока Казань вырвалась вперед, этот город обладает такой инфраструктурой, которой нет нигде. Но не могу согласиться с тем, что сибирские города принципиально отстали от Казани. И Новосибирск, и Красноярск, и Омск, и Томск, и Иркутск могут быть центрами проведения крупных форумов — спортивных, научных, молодежных, деловых. И нужно стремиться именно в Сибири — центре России — проводить такие мероприятия. Тем самым мы усилим позиционирование нашего макрорегиона как территории, соединяющей восток и запад, юг и север. Территории, выступающей центром коммуникаций.

(№ 17–19, «Наши преимущества обязательно выстрелят»)

Михаил Тарковский sibir_316_012-3.jpg
Михаил Тарковский

Писатель Михаил Тарковский

Чтобы остановить отток людей с Востока, надо радикально изменить общую политику. А говоря проще — надо просто захотеть этого. И тогда можно, видимо, вкладывать деньги в регионы, делать так, чтобы люди хотели туда уехать, заселить эти удивительные места, на освоение которых наши предки потратили столько сил. Ведь мы помним лавину народа в 70-х, когда люди ехали работать и жить в Сибирь и на Дальний Восток. Все  же можно сделать.

(№ 35, «Говорящие на одном языке»)

Владислав Кошкин sibir_316_012-4.jpg
Владислав Кошкин

Генеральный директор ОАО «Сибмост» Владислав Кошкин

Практически все внеклассные мосты длиной около километра, построенные в последние годы, — через реку Чулым, Томь в Кемерове, Енисей в Красноярке за исключением разве что моста через Обь на Северном обходе в Новосибирске — на грани убыточности. Но для нас это в первую очередь лицо, проверка возможностей. Мы перестанем быть мостостроительной организацией, если не будем строить крупные мосты, то есть те, о которых говорят во всем мире. Без таких объектов инженерная мысль не будет работать. За счет мелких объектов, на которых может быть большая рентабельность, мы покрываем все расходы. В среднем же рентабельность по компании от трех до семи процентов. Семь — это уже очень хорошо. Достойный пример имиджевой составляющей в данном вопросе — изображение нашего моста, построенного в Красноярске, на десятирублевой купюре.

(№ 26–27, «Я плохо запоминаю цифры»)

Николай Красников sibir_316_012-5.jpg
Николай Красников

Мэр наукограда Кольцово Николай Красников

Мы рассматриваем биотехнопарк как новый этап развития Кольцово. Для нас важна гармония инновационной экономики и комфортных условий для жизни и отдыха людей. Сама программа биотехнопарка направлена только на развитие бизнеса, но мы будем активно работать над социальной инфраструктурой. Это строительство жилья, создание парковых зон, того же общественно-делового центра. Мы бы не хотели крайностей, когда благополучная территория превращается исключительно в «спальный район», где комфортно жить, но нет рабочих мест. Или наоборот — когда вокруг сплошные рабочие места, а люди непонятно куда ездят получать услуги. Мы за гармоничное развитие наукограда, без социальных флюсов. Идея эта не нова, я думаю, что ей должны следовать все города.

(№ 28–29, «Город вокруг технопарка»)

Александр Филюрин sibir_316_012-6.jpg
Александр Филюрин

Директор новосибирского офиса рекламной группы «Мелехов и Филюрин», президент Городского объединения рекламистов Новосибирска (ГОРН) Александр Филюрин

Повторяю, нам нужно определиться, что мы будем продавать. В конечном счете со всеми оговорками город и регион можно рассматривать как отдельную бизнес-единицу. У нас постоянно говорят: «Оперный театр!». Но мы никогда не привлечем сюда людей как в центр оперного искусства, у нас не Милан и не Ла Скала. А москвичи еще спросят, не заходят ли в этот оперный театр медведи. Или говорим: «Часовня!» Да, для нас это здорово, но по России таких часовен сотни. Другое дело, когда мы говорим, например, что Новосибирск — это транспортный узел всей Сибири, и делаем ставку в коммуникациях именно на это. Инвестору это важно: если он построит здесь завод, то в качестве рынка сбыта получит всю Западную Сибирь и северный Казахстан.

(№ 30–32, «Надо перебороть культ самолетопоклонничества»)

Валерий Крюков sibir_316_013-1.jpg
Валерий Крюков

Доктор экономических наук, профессор Валерий Крюков

Нужно перестать бояться привлекать иностранные компании, заблаговременно выстраивать цепочки связей с местными заводами и повышать роль региональных властей в управлении недрами. У нас же все ограничивается триадой «нефть — налоги — рабочие места». О социально-экономических эффектах долговременного действия абсолютно не говорится… Тут вопрос не только денег, не только объемов буровых работ, тут вопрос подхода. Пока же в Восточной Сибири мы действуем по инерции — ищем и все не можем найти «новый Самотлор». Уместность такого подхода вызывает большие сомнения. В Восточной Сибири нам нужны не только и не столько нефть и газ, сколько рост социально-экономической ценности за счет тех выгод и эффектов, которые могут быть получены от комплексного освоения потенциала новой и уникальной ресурсной провинции.

(№ 35, «Извлечь из прошлого уроки и выгоду»)

Игорь Кокоуров sibir_316_013-2.jpg
Игорь Кокоуров

Председатель совета директоров группы компаний «Материк» Игорь Кокоуров

Сразу было понятно, что киоски рано или поздно начнут давить. И что правительство пойдет против курения и ограничит продажу алкоголя. Я начал думать, прикидывать, куда эволюционировать. Нельзя распивать на улице? Значит, людей надо собрать оттуда, с автобусных остановок, со скверов и автомобильных стоянок. Зачем человеку торчать с пивом на улице, нарушая закон? Нужно ему предложить более достойное времяпрепровождение за разумные деньги. Пусть посидит, послушает музыку, выпьет. Так родилась идея выстроить сеть пабов. Поскольку паб — традиция ирландская, решили создать соответствующий колорит. Так родился HARAT’S. В сущности, мы изобретаем велосипед. Раньше было огромное количество пивных, рюмочных, закусочных, и мы только возрождаем их, только на другом качественном уровне.

(№ 42, «Зачем красить болты в красный цвет?»)

Ангелина Правоторова sibir_316_013-3.jpg
Ангелина Правоторова

Кандидат архитектуры, профессор кафедры архитектуры гражданских зданий Новосибир­ской государственной архитектурно-художес­твенной академии Ангелина Правоторова

На мой взгляд, самые свободные люди живут в Омске. У меня, правда, не самые свежие впечатления, но когда я там бывала, это было именно так. Не знаю, что тому причиной. Любовь к своей истории? Акции, которые они устраивают? К примеру, они проводят день цветов — последний осенний день перед заморозками, в который жители города имеют право сорвать с общественных клумб столько цветов, сколько смогут унести. Много конкурсов, связанных с озеленением, на высоком уровне организованы пенсионные сообщества. В Новосибирске этого нет, здесь больше чувствуется процесс коммерциализации, превращения всего, что делается, в товар, деньги. Все здесь загруженные, занятые, напряженные. Ощущение такое, что люди находятся на каком-то предельном ресурсном уровне.

(№ 43, «Там, где больше имитации, там меньше свободы»)

Константин Григоричев sibir_316_013-4.jpg
Константин Григоричев

Директор Межрегионального института общественных наук при Иркутском государственном университете, кандидат исторических наук Константин Григоричев

Некоторые политики продолжают тешить себя тем, что у нас много безработных. Если повысить мобильность внутри страны, думают они, например, до европейского уровня, то проблема будет решена. Рациональное зерно здесь, конечно, есть, однако эта идея противоречит другим установкам внутренней российской политики. Например, разговорам о том, что нужно всеми силами закреплять в составе России регионы Сибири и Дальнего Востока. На самом-то деле речь идет уже чуть ли не о повторном заселении этих территорий, но дело в данном случае не в этом. Если мы начинаем повышать мобильность населения, то скорость его оттока из регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока в финансовые и экономические центры Западной Сибири и Центральной России только увеличится.

(№ 46, «Мигрант мигранту рознь?»)

Николай Новичков sibir_316_013-5.jpg
Николай Новичков

Министр культуры Пермского края, руководитель «Культурного альянса» Николай Новичков

Изменяя отношение к жизни, изменяя настроение, мы внушаем людям пассионарность (термин, введенный в научный оборот Гумилевым для характеристики непреодолимого стремления людей к осуществлению своих идеалов). Она расширяет горизонты человека. Вот вчера он ходил по серому городу, а сегодня — по красивому. Чуть-чуть уже настроение поднялось, и он, может, пойдет и создаст свой бизнес. Самореализация — это творческий процесс, мы все хотим чего-то, но не все доводим до реализации. Самореализация в науке, бизнесе, творчестве — это один и тот же энергетический обмен. Помочь самореализоваться — это тоже задача культуры. И со временем что-нибудь да поменяется.

(№ 48, «Нам нужно хотя бы заборы перекрасить!»)

Алексей Красовский sibir_316_013-6.jpg
Алексей Красовский

Генеральный директор сети магазинов «Посуда Центр» Алексей Красовский

Ведь многие компании чем занимались? Они создавались для продажи. Многие собственники бизнеса, с которыми я беседовал, говорили, что они займут долю рынка и продадут ее, поскольку понимали, что будет трудно конкурировать и выживать рядом с крупными федеральными сетями. Поэтому они берут кредиты, мало беспокоясь о рентабельности бизнеса. А вся прибыль закладывается в будущей продаже компании. Но в 2008–2009 годах выяснилось, что никто никого покупать не собирается. А нас — тем более, потому что у нас уникальный формат. Ко мне однажды приходил человек устраиваться на должность директора розничной сети. Первый его вопрос был следующим: «А где ваш западный аналог?». Я ему говорю: «Да я и сам хотел бы его увидеть, его просто нет». Он говорит: «Да? Странно! А на что вы вообще рассчитываете?». А все очень просто — у нас бизнес строится как бизнес, а не как захват.

(№ 49, «Чисто сибирский бизнес»)