Гарантия на полвека

30 января 2012, 00:00
  Сибирь
Перспективы переработки ядерного топливав Железногорске пока туманны

Группа «Е4» Михаила Абызова закончила строительство на горно-химическом комбинате (ГХК) в Железногорске (Красноярский край) первой очереди «сухого» хранилища отработанного ядерного топлива для основных типов реакторов, использующихся сегодня на российских атомных станциях — РБМК-1000 и ВВЭР-1000. «Благодаря применению современных систем контроля радиационной безопасности новое хранилище позволит абсолютно безопасно хранить ядерное топливо на протяжении более 50 лет», — заявил по этому поводу глава «Росатома» (заказчик строительства хранилища) Сергей Кириенко.

Новое российское хранилище отработанного ядерного топлива (ОЯТ) состоит из двух отделений — хранения и запеналивания — и сможет вместить 38 тыс. тонн отходов. По словам генподрядчика — «Групы «Е4», при проектировании и строительстве объекта были использованы уникальные инженерные решения. «В частности, впервые применена технология охлаждения ОЯТ путем естественной конвекции воздуха. Это максимально снижает эксплуатационные затраты по сравнению с использованием «мокрых» хранилищ. Прием, обработка, переработка отходов происходят в полностью автоматизированном режиме под контролем человека», — подчеркнул председатель совета директоров «Группы «Е4» Михаил Абызов.

Ввод в эксплуатацию первой очереди «сухого» хранилища ОЯТ в Железногорске, строительство которого началось еще в 2004 году силами спецподразделений самого «Росатома», дает возможность продолжить нормальную работу как минимум трем российским АЭС. «Если бы мы не ввели этот объект, то уже в ближайшие полгода стоял бы вопрос о приостановке Ленинградской АЭС, так как пристанционное хранилище у нее практически полностью заполнено, потом Курской, потом Смоленской АЭС. Ввод в эксплуатацию объекта на ГХК обозначает обеспечение ядерной и энергетической безопасности России», — заметил еще до нового года по этому поводу генеральный директор ГХК Петр Гаврилов. При этом, видимо, на новый «ядерный склад» в Железногорске будут поступать ОЯТ не только с российских, но и с зарубежных станций, построенных по российским проектам и работающих на нашем топливе, например, с проектируемой АЭС в Белоруссии.

Правда, как-то «в тень» уходит ответ на вопрос о том, будет ли наконец на базе Железногорского ГХК реализована идея строительства в России второго (после «Маяка» в Челябинской области) завода по переработке ОЯТ. Эта идея родилась еще в советские времена, когда ГХК вовсю вырабатывал оружейный плутоний. И в принципе, понятно, почему строительство этого завода было остановлено в 1989 году — в экономике времен Перестройки он был лишним (как лишними показались и полтора десятка новых атомных энергоблоков, строящихся в то время). Но сейчас у «Рос­атома» есть и деньги, и потребность, чтобы стать «больше». Однако российская атомная корпорация своей первоочередной задачей в последние несколько лет видит не развитие в нашей стране технологий по соз­данию замкнутого ядерно-топливного цикла в промышленных масштабах, а скупку месторождений исходного сырья — урана — по всему миру (Танзании, Мозамбике, Нигере и так далее).

Тем не менее Петр Гаврилов накануне Нового года сообщил журналистам, что Железногорский ГХК планирует в 2015–2017 годах ввести в эксплуатацию опытно-демонстрационный центр (ОДЦ) по переработке ОЯТ. «По существу, это будет опытно-промышленное производство с производительностью 250 тонн в год по тяжелому металлу с последующим разделением на фракции: уран, плутоний, отходы (высоко-, средне-, низкоактивные)», — сказал глава ГХК. Отработанные на базе ОДЦ технологии и лягут в дальнейшем в основу «полномасштабного завода по обращению с ОЯТ». А вот когда это будет, по-прежнему неизвестно.