«Была такая машина по фамилии Полежаев»

Марат Исангазин
27 февраля 2012, 00:00
  Сибирь

Леонид Полежаев руководит Омской областью с 1991 года. В мае, с окончанием срока полномочий, он покинет свой пост. Чем запомнились региону эти два десятилетия?

Полномочия губернатора Омской области Леонида Полежаева заканчиваются в мае этого года

В заголовок этой статьи вынесена фраза, сказанная губернатором Омской области Леонидом Полежаевым на пресс-конференции летом 2010 года. Отвечая тогда на вопрос, почему он согласился рассказать о своей жизни в интервью одной из местных газет, Полежаев сказал: «Я согласился на это интервью, касающееся моей частной жизни только потому, что пройдет время и никто так и не узнает, что был такой человек — Полежаев». И далее упомянул о машине, которая «работала, работала в течение двадцати лет, пока не сломалась. А что было внутри этой машины, так и останется за кадром». Недавно омский губернатор, срок полномочий которого истекает в мае текущего года, заявил, что не будет претендовать на следующую пятилетку. Это значит, что и в Омской области подходит к концу собственная политическая эпоха — «эпоха Полежаева». В связи с этим «Эксперт-Сибирь» решил кратко очертить путь, пройденный во власти Леонидом Константиновичем.

Как пришел

Леонид Полежаев приехал в Омскую область из Казахстана в 1987 году, возглавив областное управление мелиорации и водного хозяйства. В братской республике, с которой регион имеет ныне самую протяженную границу, он с 1982 года работал первым заместителем председателя Карагандинского облисполкома, а до того — с 1976 года — начальником управления строительства «Иртышканалстроя». По собственным воспоминаниям, в марте 1987-го республиканское ЦК КП Казахстана настоятельно рекомендовал Полежаеву «поехать в глушь» — в Гурьевский обком — секретарем по строительству, что было явным понижением статуса. Отказавшись, он стал искать возможности перебраться на родину в Омск. О причинах столь радикального расхождения с линией партии гадать сегодня сложно, но сам омский губернатор на пресс-конференции, проведенной 2 февраля 2012 года, заявил, что всю жизнь руководствовался старинной восточной пословицей: лучше быть головой мухи, чем задницей слона. Впрочем, время тогда в Казахстане начиналось сложное — во всяком случае Нурсултан Назарбаев власть в своих руках тогда еще не сосредоточил и националисты поднимали голову.

В 1989-м году Полежаев стал первым зампредом облисполкома и одновременно руководителем регионального Госплана, а уже через год поднялся на вершину иерархии. Дальше — августовский путч 1991 года, сразу после которого представителем президента РСФСР в Омской области был назначен демократ Александр Минжуренко — активный сторонник Бориса Ельцина. Именно он и должен был предложить президенту кандидатуру будущего губернатора. «С точки зрения лояльности, я должен был предложить демократа. По этому критерию предложений поступило много. «В финал» от этой категории явно выходил Владимир Исправников — народный депутат РСФСР, кандидат экономических наук. Но смог бы доцент кафедры политэкономии, теоретик, не имеющий ни малейшего опыта управления территориями, справиться в области с ситуацией, которая с каждым днем осложнялась? По другому критерию — «компетентность» — на первое место выходил председатель исполкома Леонид Полежаев. За ним опыт и явные данные сильного лидера», — вспоминал позже Минжуренко, объясняя, почему в итоге выбрал компетентность.

«Сибнефть»

24 августа 1995 года Борис Ельцин подписал Указ № 872 «Об учреждении открытого акционерного общества «Сибирская нефтяная компания». Этой компании изначально не должно было возникнуть. Правительство страны ранее озвучило состав будущих нефтяных холдингов: «Ноябрьскнефтегаз» и Омский НПЗ отходили «Роснефти». Леонид Полежаев, по его собственным словам, дважды разговаривал с президентом страны о «Сибнефти» — 15 и 28 августа 1995 года, до и после указа. Позднее он так и утверждал: «Я один из организаторов «Сибнефти!» Мысль об организации «Сибнефти» родилась у меня в голове». Правда, к тому времени в московском офисе компании Runicom Романа Абрамовича уже работал сын Полежаева Алексей. «Я никаких усилий для его трудоустройства не прикладывал, — вспоминал Леонид Константинович в интервью «Независимой газете» в декабре 1999 года. — Он устроился работать в эту компанию, когда еще «Сибнефти» не было — сам познакомился, нашел этих людей».

6 октября 1995 года ОАО «Сибнефть» прописалось в Омске. Через десять лет, 28 сентября 2005 года, «Газпром» выкупил у Абрамовича 72,663% акций компании. После чего она сменила место регистрации на Санкт-Петербург. Для Омской области уход столь крупного налогоплательщика, обеспечивавшего около 59% поступлений в консолидированный бюджет региона, стал жестким ударом. Пришлось «ужиматься» и выбивать из Минфина возмещение выпадающих доходов.

Проекты

Удар был болезненным, и Леонид Полежаев попытался найти для региона другой столь же глобальный проект. В мае 2006-го он перефразировал поговорку «что хорошо для «форда» — хорошо для Америки», заменив «форд» на ГК «Титан», а страну — на Омскую область. С тех пор проекты «Титана» стали самым крупным ресурсом региона в плане развития производственных сил и создания рабочих мест. Правда, шли годы, запуск обещанных производств полипропилена и биоэтанола затягивался, даже несмотря на переформатирование проектов в новомодный кластер: мешали то конъюнктура, то мировой кризис. Поэтому параллельно «Титану» губернатор начал двигать другой глобальный проект: строительство нового аэропорта Федоровка как элемента мультимодального логистического узла, хаба, где пассажиро- и грузопотоки из Европы в Азию и обратно могли бы делать остановку и перегружаться. Тем более что аэропорт можно было построить за счет инвесторов, посулив им под застройку гигантские площади хаба действующего, расположенного буквально в 15 минутах езды от центра Омска. Обещанием обойтись без федеральных денег губернатору даже удалось добиться передачи в областную собственность федерального пакета акций аэропорта.

Из того же ряда мегапроектов пролоббированный через Абрамовича и Германа Грефа (бывшего в то время главой Минэкономразвития, он в юности учился в Омске) указ президента Владимира Путина «О праздновании 300-летия основания города Омска» от 11 января 2007 года, подтвержденный постановлением председателя правительства от 29 декабря 2008 года. Было обещано и федеральное финансирование в размере 30 млрд рублей, что должно было как-то возместить региону сибнефтевскую рану. В рамках проекта было заложено софинансирование таких крупных строек, как Красногорский гидроузел и метрополитен.

Стиль управления

Последние годы на всех сооружениях, возводимых при участии областной власти, неизменно появляются таблички, что созданы они по инициативе «губернатора Омской области Леонида Константиновича Полежаева». Такие надписи украшают колокола соборов, метромост, концертный и органный залы и ряд других объектов. Губернатор начал задумываться, каким он останется в памяти жителей региона. В эти же годы на пресс-конференциях и в публичных выступлениях у него начинают прорываться фразы о неблагодарности омичей: он столько для них делает, а они все время чем-то недовольны. Действительно, соцопросы регулярно показывают не ту степень удовлетворенности жителей, которую хотелось бы показывать федеральному центру.

Делает-то Полежаев действительно много, вникает в каждую мелочь, но руководит этой мелочью через головы подчиненных. На последней пресс-конференции губернатора прямо спросили: почему на разного рода областных объектах он сам ведет планерки со строителями? «Да, у меня так ругаемый стиль ручного управления», — признался Полежаев. И пошутил: «Хотел бы я, чтобы когда-нибудь на вашей жизни вы стали свидетелями автоматической системы управления». Надо полагать, стиль этот сложился во время руководства строительством канала Иртыш–Караганда.

Полежаев, как и Виктор Кресс (справа), в середине 2000-х столкнулся с проблемой ухода из региона «нефтяных» денег sib_321_015.jpg
Полежаев, как и Виктор Кресс (справа), в середине 2000-х столкнулся с проблемой ухода из региона «нефтяных» денег

Но очевидно, что отсюда же и издержки. При активной поддержке Полежаева были построены в Омске Успенский и чуть ли не самый большой в Сибири Христорождественский соборы. Истово строились многочисленные храмы в районах области. Как потом выяснилось, что многие из этих новоделов, где годами велись службы, так и не были освящены, как того требует церковный канон. Об этом заявил новый митрополит Владимир, назначенный на Омско-Тарскую епархию летом 2011 года. На первой же пресс-конференции он признался, что очень удивился по приезде: «У вас что здесь, Советская власть?! Почему почти все церковные мероприятия проводит областное министерство культуры?»

Вот это самое галичевское «я знаю, как надо, а они все делают не так» привело Полежаева не только чуть ли не к управлению епархией (говорят, по требованию губернатора был даже переведен из храма один из настоятелей, некогда партийный работник), но и к конфликтам практически со всеми мэрами Омска. За указом об отставке мэра Юрия Шойхета в январе 1994 года губернатор лично летал в Москву. Со следующим мэром, а до того своим собственным заместителем Валерием Рощупкиным, Полежаев вел войну тяжелую и серьезную, так как Валерий Павлович с 1994 года был президентом Ассоциации сибирских и дальневосточных городов, а с 1998-го — президентом Союза российских городов. Для победы пришлось задействовать «Сибнефть», которая в рамках этой войны перерегистрировалась в 1998 году из областного центра в сельский район, лишив город солидной налоговой базы. Следующего мэра Евгения Белова область держала на коротком финансовом поводке так, чтобы Омску денег хватало только на поддержание штанов. Белов рассчитывал переизбраться на следующий срок, чего не скрывал, но область его не поддержала, подвергнув резкой критике в последние полгода правления. В 2005-м мэром стал Виктор Шрейдер, работавший до того первым вице-губернатором. В одном из первых интервью новый мэр на вопрос: не боится ли он повторения судьбы своих предшественников, ответил так: «В Омске уже трижды наступали на одни и те же грабли. В четвертый раз я не наступлю». Наступил! На протяжении полутора лет пресса, аффилированная с областным правительством, буквально размазывала Шрейдера вплоть до обидных карикатур и откровенных оскорблений. Даже сейчас, когда мэр официально ушел в отставку и стал депутатом Государственной думы, не выдержав морального давления, критика продолжается.

Официально полномочия 72-летнего Леонида Полежаева заканчиваются в мае 2012 года. После 63-летнего Виктора Кресса он второй, кто так долго удерживался в губернаторском кресле — с 11 ноября 1991 года. Плюс полтора года до этого — председатель облисполкома. 8 февраля, по возвращении из Москвы, Полежаев заявил корреспонденту ИТАР-ТАСС, что «давно для себя решил, что не­этично при таком большом сроке работы в должности руководителя субъекта Федерации снова идти на выборы и просить доверия у населения». Говорят, это «давно» было утверждено накануне — во время встречи с первым заместителем руководителя президентской администрации Вячеславом Володиным. Там же, в администрации президента, рассматривают сейчас и кандидатуры преемника. Кто бы ни пришел на смену Полежаеву, стилистика управления, сложившаяся за годы его работы, очевидно, останется в прошлом.         

Заведующий кафедрой конституционного и международного права Омского юридического института Александр Минжуренко

Омская область выглядит таким середнячком. Добрая половина областей, где были более молодые, более креативные, более демократичные, предприимчивые губернаторы, они, конечно, нас обошли. Потому мы и критиковали губернатора… Леонид Полежаев, действительно, опытный хозяйственник. Плюсы я ему раздаю за период 90-х. Он оказался хорошим кризисным управляющим. Тогда мы явно были в числе лучших, потому что он как бывший руководитель большой стройки привык работать в авральных режимах. Ситуация ежедневно была взрывоопасной. И губернатор выруливал, находил решения, был изобретателен. Была амбициозная цель — вывести область из этого шторма, и его команда, и он работали увлеченно. И те навыки советского времени тогда помогли ему. И у нас молоко и хлеб были самые дешевые. А тогда этот параметр был важнейшим, что люди могут для семьи съестного купить. С задачей выживания Полежаев справлялся неплохо.

Потом наступили другие времена: повышение цен на нефть, смена президента, стабилизация. И здесь параллель напрашивается, что как коммунисты себя во время войны показали, они мобилизационно-военные такие люди, а потом, когда наступили другие времена, они не потянули. Они привыкли работать в режиме военного коммунизма, гражданской войны, отечественной войны. Прямая аналогия здесь с Полежаевым. Настали другие времена, и мы уже не выживали, а хотели идти вперед. Здесь нужен был менеджер нового типа. Но не нового типа Полежаев, и в этом его драма.

Все 90-е Полежаев был на своем месте. А в 2000-х он уже отстал от запросов времени, перестал адекватно отвечать на вызовы. Нужны были другие губернаторы типа Александра Хлопонина, из предпринимателей. Тогда ему уже пора было уходить с почетом. Я бы поаплодировал ему вслед.

(по материалам издания «Клуб регионов»)