Парадигма меняется

Впервые в истории отечественной гидроэнергетики крупный бизнес привлекает независимых экологов к подготовке и оценке новых проектов

Компания En+ Group Олега Дерипаски и Всемирный Фонд Дикой Природы (WWF) России договорились провести совместное комплексное исследование по оценке воздействия гидроэлектростанций на эко­систему бассейна реки Амур. До завершения подготовки исследования и получения его выводов En+ и входящая в него компания «ЕвроСибЭнерго» решили приостановить работы по проектированию Транссибирской ГЭС на притоке Амура — реке Шилке в Забайкальском крае. По сути, создан прецедент в истории российской, да и советской гидроэнергетики, когда к экологической оценке проектов, помимо надзорных госорганов, привлекаются независимые экологические организации.

Цель комплексного исследования — идентификация и сбалансированный учет всех ключевых факторов, в том числе экологических и социально-экономических, которые следует принять во внимание при принятии решений по возможному освоению гидропотенциала бассейна Амура и строительству новых гидроэлектростанций, говорится в совместном заявлении En+ и WWF.

Напомним, в ноябре 2010 года ОАО «ЕвроСибЭнерго» и китайская госкомпания China Yangtze Power договорились о создании СП YES Energo для строительства ряда ГЭС и ТЭС на территории Восточной Сибири и Дальнего Востока. В число первых рассматриваемых проектов попала и Транссибирская ГЭС мощностью 400–900 МВт на реке Шилке. Как говорят в En+, ввод в эксплуатацию Транссибирской ГЭС обеспечит энергией проекты добычи и переработки полезных ископаемых в Забайкалье, позволит синхронизировать энергосистемы Сибири и Дальнего Востока, а также создаст возможность для экспорта «пиковой» электроэнергии в Китай.

В En+ особо подчеркивают, что Транссибирская ГЭС не является продолжением «старого» проекта Шилкинской ГЭС, разработанного еще в советское время и свернутого в начале 1990-х. «Проект сейчас находится на самой начальной стадии разработки, и его основные параметры: местоположение створа, мощность ГЭС, высота плотины, площадь водохранилища, технические решения, например, наличие рыбного лифта, еще не определены, — говорит представитель компании Андрей Петрушинин. — Мы уверены, что начало совместной работы с WWF на столь раннем этапе будет особенно эффективно — позволит минимизировать возможные экологические риски, выбрать наиболее безопасные с точки зрения охраны природы технические решения или же вообще отказаться от проекта».

Однако ряд экологов уже сейчас, до появления проекта Транссибирской ГЭС, стали открыто заявлять о недопустимости его реализации. Строительство станции, по их словам, приведет к затоплению более двух десятков населенных пунктов, сельхоз­угодий и лесов, а также объектов исторического наследия в Забайкальском крае. При этом рыбопродуктивность реки Шилки снизится во много раз, что, понятное дело, является угрозой и для Амура, до сих пор не имеющего плотин в своем главном русле. «Экологические риски — это в первую очередь изменение режима Амура. Еще больше, чем он есть сейчас. Это и перерезание путей миграции водных животных. В первую очередь это ценные породы рыб, которые встречаются по Амуру и еще остались в нем, в первую очередь это осетровые», — рассказал в интервью «Амур.Инфо» заместитель директора организации «Амурский социально-экологический союз» Петр Осипов. «Дефицита электроэнергии в регионе нет, поскольку, помимо объектов гидро­энергетики, в каждом субъекте федерации есть еще и тепловые электростанции. По-видимому, тут речь идет не об обеспечении собственных субъектов, а о международных проектах, в которых заинтересованы структуры, продвигающие эти проекты», — говорит директор Дальневосточного филиала Российского НИИ комплексного использования и охраны водных ресурсов доктор географических наук Николай Бортин. «Опыт эксплуатации Зейской и Бурейской ГЭС показал, что стоимость энергии, поставляемой китайской стороне, в три-четыре раза ниже наших региональных тарифов. Так что наш вклад в китайские пятилетки продолжается, а российские предприятия оказываются неконкурентоспособными по отношению к китайским», — утверждается в документе, подписанном координатором движения «Реки без границ» Евгением Симоновым.

В En+ предлагают успокоиться и дождаться результатов совместного с WWF исследования, а после уже взвесить все «за» и «против» проекта Транссибирской ГЭС и принять решение. На одной чаше весов — тысячи новых рабочих мест и экономический рост региона, который сейчас причисляют к депрессивным, на другой — сформировавшаяся экосистема, которая однозначно изменится в случае появления плотины. «Складывается ощущение, что какие-то силы всячески стараются настроить общество и даже профильных специалистов против проекта еще до его появления. Еще не существующий проект Транссибирской ГЭС подменяют старым проектом Шилкинской ГЭС, активно тиражируют ложную информацию о том, что вся энергия ГЭС пойдет в Китай», — сетуют в En+.

«Любой крупный промышленный проект всегда связан с воздействием на окружающую среду, а с учетом негативного советского опыта строительства ГЭС на Волге проекты гидростанций воспринимаются особенно настороженно. Активное вовлечение в работу независимых экологических организацией, наряду с госэкспертизой, позволит восстановить потерянное доверие», — считает директор национального фонда «Страна заповедная» Ирина Санникова. В En+ уверяют, что намерены активно сотрудничать с экологами по новым проектам во всех областях бизнеса. «В ближайшие 15–20 лет компании En+ намерены вложить в новые сибирские проекты в области металлургии, энергетики и горнорудной промышленности более 25 миллиардов долларов. Сотрудничество с независимыми экологическими организациями станет залогом того, что наши новые проекты будут соответствовать самым высоким экологическим стандартам и экономика Восточной Сибири будет расти, опираясь на принципы устойчивого развития», — отметил генеральный директор En+ Group Артем Волынец.

«Для нас, как и для компании, важно показать, что экологическая ответственность является не антагонистом или административным бартером, а ключевым условием устойчивого экономического развития», — отметил доктор географических наук и директор по природоохранной политике WWF России Евгений Шварц.