«Наши интересы связаны с Азией»

В Барнауле неожиданно возникла идея создания на базе Алтайского государственного — Российско-Азиатского университета. Сейчас эту идею пытаются донести до образовательного сообщества, федеральных и региональных властей, а также до самой Азии

Фото: Виталий Волобуев
Сергей Землюков

Идея создания на базе Алтайского государственного университета (АлтГУ), созданного в Барнауле почти сорок лет назад, образовательного учреждения международного масштаба родилась неожиданно для многих. Осенью прошлого года на встрече с тогда еще президентом страны Дмитрием Медведевым ее озвучил губернатор Алтайского края Александр Карлин. Суть проекта проста: сформировать мегавуз, ориентированный на обучение студентов азиатских государств, этакий сибирский аналог знаменитого Российского университета дружбы народов (РУДН). Идея была поддержана, позже первый камень в создание университета был заложен со стороны МИДа — ведомство поддержало развитие программ собственной Дипломатической академии на базе нового Российско-Азиатского университета (РАУ).

По сути, этот проект (пока, правда, даже не проект, а лишь идея) может стать крупнейшим в округе после создания Сибирского федерального университета (СФУ) в Красноярске в 2006 году. Другое дело, что, в отличие от СФУ, создание Азиатского университета — сугубо региональное начинание. Но весьма показательное. Ведь почти в каждом регионе с советских времен осталась типовая система вузов: классический госуниверситет, технический, медицинский, педагогический и так далее. «Больших идей», позволяющих выстраивать свое глобальное будущее, такие системы зачастую не генерируют. А вот в Барнауле идея родилась. Кстати, наряду с РАУ здесь же обсуждается и идея создания федерального аграрного университета (для сельскохозяйственного края — вполне логичная). Но если РАУ как мегапроект и может открыть новые перспективы для Алтайского края (высшая школа которого в последние годы мало заметна на фоне вузов соседних Новосибирска и Томска), то на уровне федеральном, и тем более международном, целесообразность его создания еще только предстоит доказывать. Тем не менее идея вполне реализуема, считает ректор Алтайского государственного университета Сергей Землюков.

— Как появилась идея создания Российско-Азиатского университета?

— Идея возникла весной 2011 года в ходе разработки комплексной программы развития нашего вуза. Мы попытались ответить на вопросы, в каком направлении нам двигаться, чтобы вывести вуз в разряд ведущих университетов, каково место университета в образовательном пространстве России? Анализируя слабые и сильные стороны АлтГУ, взвешивая его позицию в Южно-Сибирском регионе, сравнивая ее с позициями других ведущих вузов, таких как НГУ и ТГУ, мы пришли к выводу, что у нашего университета есть возможность получить статус особого федерального университета в азиатском направлении. И вот почему.

Первый фактор — геополитический. Алтайский край в азиатской части России является центром взаимодействия со многими азиатскими странами. Прежде всего с теми, которые относятся к СНГ либо входят в евразийское пространство. Это страны, которые долгие годы были вместе с Россией, а сейчас являются самостоятельными государствами, но в которых, во-первых, еще проживает достаточное количество русскоязычного населения, во-вторых, сохранены традиции взаимоотношений с Россией, в-третьих, которые нацелены на взаимодействие с Россией, в том числе и на получение российского образования. Это Киргизия, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и другие. Рядом находится Монголия, давний партнер России, многие граждане которой традиционно едут к нам за образованием. Это первый круг стран. Второй — это Китай. Особенно его северо-восточные и северо-западные территории, которые находятся ближе к Алтаю и представляют интерес с точки зрения образовательного пространства, миграционных процессов и трудовых ресурсов.

Второй фактор — экономический. Проблемы всей Сибири характерны и для Алтая. Одна из главных — как восстанавливать убывающее население. Идет отток, особенно молодежи. В этой ситуации можно рассчитывать на пополнение за счет мигрантов. Но тогда желательно, чтобы к нам приезжали те представители азиатских стран, которые проходили обучение хотя бы элементарному русскому языку и культуре. Во всяком случае чтобы это были не самые худшие варианты, как в 1990-е годы, когда за переселенцами из стран Азии пошли незаконные трафики, совсем не то, что бы мы хотели получить от этих регионов. То есть экономический и демографический фактор — это однозначно.

И наконец, культурные связи. Русский язык, который был для наших стран не просто языком межнационального общения, а статусным языком, теперь, к сожалению, уходит на второй план. А хотелось, чтобы его значение было более весомым. Многие ведь из проживающих в этих странах знают русский язык и говорят на нем. Там же существуют не только многочисленные русские диаспоры, но и различные сообщества, выходят русскоязычные газеты в том же Казахстане. Поэтому мне кажется, что это тоже было бы очень интересное направление с точки зрения реализации через Азиатский университет.

— Но ваша идея наверняка столкнется с недостатками федеральной политики на постсоветском пространстве. Мы бросаемся из крайности в крайность, единой цельной позиции по отношению к этим странам у нас до сих пор нет...

— Вы совершенно правы. Наши интересы лежат и в Европе, и в Азии. Это старый спор, но лично для нас, живущих здесь, однозначно, что интересы связаны во многом с азиатским направлением. Культура и образование должны подкреплять экономические и дипломатические отношения. Русский язык — это основа основ для интеграции в азиатское пространство. Более того, если мы сейчас там не закрепимся, то там усилится влияние других держав. Того же Китая, либо Турции или Ирана, которые принесут в исконно близкие нам регионы другие культуру и религию.

— Получается, что для АлтГУ в настоящее время разрабатывается новая парадигма развития? Как будет использован накопленный вузом опыт?

— Университет является классическим вузом, в нем 17 факультетов — от гуманитарных (юридический, экономический, политологический, исторический и так далее) до естественно-научных (химический, биологический, физико-математический). У нас есть и факультет искусств. Такое сочетание направлений подготовки, а у нас их 120 только высшего профессионального образования, представляет интерес для азиатских стран.

К тому же мы рассматриваем и другие вузы, не только АлтГУ. Например, в Алтайском крае накоплен бесценный опыт по обучению различных категорий студентов иностранным языкам. Данная сфера тоже может найти место в проекте РАУ. Часть подготовки вообще может вестись на базе других вузов. Таким образом, проект «вытянет» не только один классический университет, но и высшее образование всего края. Это нормально. Например, Томск стал центром технико-внедренческих инноваций, в Новосибирске сосредоточена фундаментальная академическая наука. Алтай может пойти по пути интернационализации образования. У нас самая протяженная граница с Казахстаном, у нас есть граница с Китаем, у нас рядом Монголия, через Казахстан мы выходим на Киргизию и другие страны. Эта географическая близость в конечном счете приводит и к экономической.

И вообще — почему большинство вузов, специализирующихся на обучении иностранных студентов, сосредоточены в Москве? РУДН, МГИМО и так далее. Страна-то большая. Может быть, часть будет в Москве, часть — во Владивостоке, где создан Дальне­восточный федеральный университет, а часть — на Алтае, где АлтГУ сконцентрирует свои усилия на работе с Центральной и Южной Азией. Это рациональное распределение ресурсов, которое позволит территориям согласованно развиваться.

— Очевидно, такой проект потребует расширения штата преподавателей, причем количество тут придется сочетать с качеством. Дефицит каких специалистов вы испытываете?

— Университет выиграл конкурс Минобрнауки, министерство утвердило нашу стратегию развития на пять лет с выделением 300 миллионов в последующие три года. Часть этих средств будет направлена на подготовку новых образовательных программ, на приглашение специалистов, прежде всего по языкам. Мы сейчас должны открыть новые кафедры по языковой подготовке и прорабатывать те специальности, которые могут быть востребованы, анализ сейчас ведется. Думаю, что традиционно подготовка должна осуществляться на английском и соответствующих азиатских языках, прежде всего по магистерским направлениям.

— Будете выращивать своих специалистов или все-таки привлекать?

— Подход должен быть дифференцированным. Нужно совмещать, и приглашать преподавателей извне, которые смогут приехать, поставить программу, сделать задел на подготовку кадров и дальше уже развиваться на этой основе.

— Как планируется решать вопрос с инфраструктурой, в том числе с общежитиями как для своих, так и для иностранных студентов?

— Решить эти проблемы за три года в полной мере, конечно, невозможно. Было бы неправильно все конкурсные средства сразу направить на строительство. Главное, чтобы деньги сработали так, чтобы произошли качественные изменения внутри университета, в сознании профессорско-преподавательском состава, чтобы от этого уже шел дальнейший рост, чтобы эти средства были заделом для дальнейшего развития университета. А что касается общежитий, то, я надеюсь, что в 2013 году мы получим на них средства. Кроме того, нам помогает край — нам выделили здание общежития, оно требует ремонта, но мы вложим свои средства и за счет этого получим еще 150–200 мест.

— А каков вообще дефицит по общежитиям?

— У АлтГУ обеспеченность небольшая, около 30 процентов. Постепенно будем стараться доходить хотя бы до 50. Собственно говоря, открытие азиатского направления во многом и сдерживается этим фактором.

— Вы видите в проекте создания РАУ «свет в конце тоннеля»?

— Если проект азиатского университета будет воспринят в Правительстве РФ, можно будет ставить вопрос о дополнительном выделении средств на строительство студенческого кампуса, как раз под азиатское направление. Проект такой уже есть. Но для этого нужно, чтобы идея овладела массами и главное верхами.

— А вы можете как-то оценочно прикинуть, во сколько обойдется создание РАУ? Это просчитано?

— Я бы не стал сейчас конкретизировать суммы. Но речь, естественно, идет о миллиардах рублей. Но вы поймите, тут ведь важно другое. Во-первых, за счет создания РАУ мы сможем войти в мировое образовательное сообщество путем повышения международной студенческой мобильности. Во-вторых, более качественная языковая подготовка. Создание Азиатского университета поднимет интерес к языкам, к Азии, и тогда студенты с высокими баллами за ЕГЭ уже задумаются, ехать им в Москву и потом по окончании московских вузов неизвестно где работать или остаться здесь, выучить язык и работать в Китае, Сингапуре, Индии и других странах.

— А зачем иностранцы сюда поедут? У них есть свои вузы. Нет ли опасений, что сюда двинется не слишком качественный человеческий капитал?

— Китай сейчас активно занимается развитием своего образования и старается активно привлекать студентов. Но в то же время они готовы направлять на учебу и к нам. Потому что понимают, что им нужны специалисты со знанием русского языка. И в других странах Азии наши выпускники востребованны. Образование вообще выходит за рамки национальных границ, поэтому нам нужно занять достойное место в азиатском университетском пространстве.