Красноярск провалил явку

Повестка дня
Москва, 18.06.2012
«Эксперт Сибирь» №24 (336)

10 июня в Красноярске, третьем по численности населения городе Сибири, всего лишь по весне перешагнувшем статус миллионника, прошли внеочередные выборы мэра. Победил кандидат от «Единой России» (ЕР) Эдхам Акбулатов. По данным горизбиркома, он набрал 69,37% голосов избирателей. На втором месте — главврач краевого госпиталя для ветеранов войн Алексей Подкорытов, самовыдвиженец и креатура местного влиятельного бизнесмена Анатолия Быкова (его результат — чуть более 12%). «Бронзу» получил бизнесмен, глава строительной компании, выдвинутый «Справедливой Россией» (СР), а позже ставший единым кандидатом от системной оппозиции Александр Коропачинский (11,3% голосов). Остальные четыре кандидата набрали и того меньше.

Можно было бы порадоваться за Акбулатова и за выдвинувшую его ЕР, одержавших на двоих сокрушительную победу на выборах, если бы не явка избирателей — всего 21,25% от списочного состава. Конечно, свою роль сыграли и выходные дни, выпавшие на 10–12 июня (многие горожане, отработав в субботу, в воскресенье уехали из города), и 30-градусная жара, но все-таки так пассивно красноярцы себя на выборах еще не вели. В марте 2008 года, когда мэром в очередной раз был избран Петр Пимашков, явка превысила 52%. А в 2004 году — 44,2%. Правда, в те годы мэра в Красноярске избирали одновременно с президентом страны. Тем не менее на выборах депутатов Госдумы (и одновременно — Законодательного собрания края) в декабре 2011 года к урнам пришли 40,45% избирателей, а в марте, на выборах президента, — 48,9%. Таким образом, внеочередные выборы, вызванные досрочной отставкой Пимашкова (в декабре он после 15 лет работы мэром решил перейти в Госдуму), жителям города оказались, по сути, безразличны.

А ведь ход самой кампании — громкий, со скандалами и публичными акциями — не предполагал такого развития событий. Акбулатов, прежде руководивший краевым правительством, был назначен исполняющим обязанности мэра сразу после отставки Пимашкова. Было очевидно, что и губернатор Лев Кузнецов, и ЕР сделают ставку на скромного хозяйственника, никогда ранее не проявлявшего особых политических амбиций, — таким зарекомендовал себя Акбулатов за годы работы в Красноярске (и в мэрии, и в правительстве края). Выборы поначалу казались простым плебисцитом в поддержку ставленника властей и правящей партии. Но на волне роста гражданской активности населения кампания постепенно из проходной превратилась в интересное действо. Хотя в Красноярске практически не использовались обычные для таких выборов технологии «черного пиара» и административный ресурс, некоторые новые тренды выборная кампания продемонстрировала.

Прежде всего против Акбулатова, старательно, кстати, дистанцировавшегося от ЕР, выступили все парламентские партии. Эсеры сделали ставку на Коропачинского (который для этого предварительно даже вышел из рядов ЕР), КПРФ — на Михаила Осколкова (также ранее не состоявшего в ее рядах), а ЛДПР — на Наталью Подоляк. К сожалению, сиюминутные интересы партийных кандидатов перевесили стратегические. Осколков, приняв имидж записного оппозиционера, дистанцировался от всех и в итоге был отозван по решению партии (оспорив его в судах и победив, он все-таки остался в бюллетене). А Подоляк, вместе с самовыдвиженцами Константином Сенченко и Сергеем Толмачевым, вошла в спешно созданный внепартийный союз — «За будущее Красноярска». За что была исключена из партии. Союз за неделю до дня голосования провел праймериз, победителем которых стал Коропачинский. Остальные трое членов союза сняли свои кандидатуры в его пользу. И все бы хорошо, если бы не появились подозрения о каких-то особых причинах проведения этой акции. В некоторых моментах это действо напоминало профанацию. «Люди восприняли это не как праймериз, а как первый тур выборов, и пришли. А выяснилось, что не туда... Отсюда и протест, и нежелание идти 10 июня», — комментирует заместитель руководителя избирательного штаба Акбулатова, депутат Гордумы Елена Пензина.

Несмотря на всю эту суету, избирательная кампании, по сути, прошла мимо простых избирателей. Большинство кандидатов, точнее их штабы, вели баталии в Интернете. Разумеется, эти войны привлекали внимание, и даже пристальное, в среде активных пользователей модных социальных сервисов. Но в общей массе горожан доля таких избирателей минимальна. Отсюда становится понятно, почему второе место занял ранее слабо известный в Красноярске Алексей Подкорытов. Часть голосов он, конечно, получил за счет харизмы Быкова, но на самом деле кандидат сделал ставку на «живые» встречи с избирателями.

Характерно и то, что ни один из оппозиционных кандидатов не представил ясной, конкретной и жизненной программы действий, в которой были бы обозначены реальные проблемы города и детально просчитаны инструменты их решения. Фразы типа «за будущее Красноярска» звучат для красноярцев не более актуально, чем, к примеру, «солнечное затмение». Людей прежде всего интересуют бытовые вопросы, их протестная активность направлена не против власти, а против застарелых и надоевших проблем городской жизни. В этом, пожалуй, главная причина победы Акбулатова. Сыграло свою роль и то, что активного запроса на перемены у красноярцев пока, очевидно, не сформировалось. Работой прежнего мэра Петра Пимашкова горожане в общем и целом довольны. Да и фигура Акбулатова не вызывает у них отторжения. «Акбулатов не дьявол, чтобы против него объединяться. Очевидно, что коалиция оппозиции создана не на основе ценностей, а просто как технологический прием на выборах», — говорил в интервью «Коммерсанту» вице-спикер Законодательного собрания края, единоросс и журналист Алексей Клешко. «Никакой реальной оппозиции на выборах не было. Были люди, желавшие использовать протестные настроения для собственного продвижения. Электорат это понял и потерял всякий интерес к выборам», — пояснил политолог Сергей Комарицын.   

У партнеров

    Реклама