Удобства во дворе

18 июня 2012, 00:00
  Сибирь

В это трудно поверить, но даже в первой четверти XXI века в Иркутске, крупном административном центре Восточной Сибири, продолжают существовать целые кварталы домов без центрального отопления и канализации. Неблагоустроенной остается большая часть дореволюционной малоэтажной деревянной застройки в центральной части города. Например, в Правобережном округе из 1 888 строений жилищного фонда 502 полублагоустроенных дома (там есть только холодная вода) и 867 неблагоустроенных. Кроме того, в округе 5 852 частных домовладения, большинство из которых тоже не блещут благоустройством.

Кроме центральной части города, обширные территории деревянной малоэтажной застройки находятся в районах бывших предместий Рабочее, Марата, Знаменское. По данным целевой программы «Ветхое и аварийное жилье», принятой Городской думой Иркутска, жилой фонд, находящийся в неудовлетворительном состоянии, занимает около 5% муниципального жилищного фонда. В нем проживают около 20 тыс. граждан (всего в городе теперь — более 600 тыс. жителей). Цифры демонстрируют сдержанную положительную динамику: по данным Росстата, на 2010 год общая площадь жилых помещений в Иркутске составляла 12 731 тыс. кв. м, из них на помещения в ветхих и аварийных жилых домах приходилось уже 414,7 тыс. кв. м, то есть чуть более 3% от общего количества.

Впрочем, термины «неблагоустроенная застройка» и «аварийное и ветхое жилье» не тождественны. Поэтому в основных положениях генплана Иркутска на проблеме неблагоустроенных жилых домов акцент не стоит. Как же выглядит такое жилье, как говорится, в среднем? Если речь идет о центре города, то, скорее всего, это одно- или двухэтажный деревянный дом постройки второй половины XIX века, скорее всего, являющейся памятником архитектуры. Улица, застроенная такими домами, может находиться в самом престижном районе города. Это, например, деревянная застройка по улице Желябова — в пятистах метрах от задания регионального правительства. «Желябовский комплекс», некогда являвшийся целостным архитектурным ансамблем, сегодня варварски изуродован точечной застройкой и практически потерял культурный облик. Офисы банков и малоэтажные дома повышенной комфортности выросли во дворах деревянных купеческих усадеб рядом с непременными выгребными ямами и белеными известью «скворечниками».

Жить в таком деревянном доме непросто. В нем нет канализации — вместо нее надворная постройка; нет центрального отопления, а печка подразумевает бодрящие зимние прогулки до дровяного сарая. За холодной водой необходимо ходить на уличную колонку. По данным «Водоканала», таких водопроводных колонок в Иркутске — 477. В каждой семье обитателей «деревяшки» есть помятый алюминиевый бидон с обязательной двухколесной тележкой (см. фото).

Отдельной проблемой является ассенизация. Точного количества надворных туалетов и выгребных ям в Иркутске не сможет назвать никто, ориентировочно их количество превышает тысячу. Управляющие компании и частные домовладельцы самостоятельно заключают договоры на вывоз жидких бытовых отходов (ЖБО) с организациями-подрядчиками, муниципалитет лишь влияет на ценообразование, установив для МУП «Спецавтохозяйство» фиксированный тариф в 163 рубля 67 копеек за вывоз кубического метра ЖБО. «Объекты», на которые договоры не заключены, становятся проблемой и для жильцов, и для прохожих. В конце концов, их опустошают за счет муниципалитета по постановлению Роспотребнадзора.

Несмотря на то что большая часть неблагоустроенной застройки проектировщиками генплана рассматривается как резерв для многоэтажного строительства, всем ясно, что окончательно эти кварталы будут «зачищены» не скоро. Поэтому во втором десятилетии XXI века администрация Иркутска все еще размещает котировки на строительство новых надворных туалетов и анонсирует планы строительства кольцевого водопровода с установкой водозаборных колонок и пожарных гидрантов в Свердловском и Правобережных округах, поселке им. Горького и микрорайоне Лесной.