Масштабирование как нонсенс

Текущее финансирование операционной деятельности компаний обычно проблемой не является. Но на дальнейшее развитие деньги найти бывает трудно. Тем не менее желание использовать финансовые институты в качестве источников «питания» у растущего бизнеса не пропадает

Традиционным финансовым институтом, куда в первую очередь идут за средствами, являются банки. Поэтому они во многом определяют коридор возможностей для бизнеса. Сегодня он весьма узок. Процентные ставки для малого бизнеса могут доходить до 30%, для среднего — до 20%. При этом рыночный прогноз не утешителен — в условиях нестабильного экономического положения ставки, как заявляют представители банков, будут только расти, ужесточатся и так не простые условия отбора клиентов. То, как на этом фоне бизнес находит возможности для расширения, обсудили участники круглого стола «Финансирование растущего бизнеса», организованного журналом «Эксперт-Сибирь».

Финансовая аналитика утверждает, что чем крупнее бизнес, тем больше у него собственных средств. По данным ИК «Финам», в России для предприятий с оборотом от 15 млн до 500 млн рублей коэффициент соотношения заемного и собственного капитала равен приблизительно 3, а у предприятий с годовым оборотом от 15 млн до 5 млрд рублей — 2. Получается, что банки «дают» только крупным клиентам, стабильность которых и так гораздо выше, чем остальных. Таким образом, масштабирование и укрупнение малого и среднего бизнеса (МСБ) в России становится серьезной проблемой. «Мы начинали свой путь в строительстве небольшой компанией, сразу попали в кризис. Сейчас мы развиваемся, планируем более масштабное строительство, пробуем общаться с банками. Но они не идут на это. Нужны очень хорошие финансовые показатели. Хотя отрасль популярная, есть спрос на товар», — комментирует руководитель отдела продаж «Дельта Девелопмент» (строительство малоэтажных поселков) Олеся Холдеева. «Когда ты маленький и переходишь в большую стадию, у тебя есть запас прочности. Надо увеличить его в два раза, сделать рывок. И такой же процесс перехода из средней стадии в крупную. И приходится доказывать, что ты способен вложить в развитие бизнеса в два раза больше, чем имеешь, чтобы сделать рывок. Сейчас местные банки не предложили нам достойные условия для этого. В зарубежных мы смогли через лизинг эту проблему решить», — говорит директор по развитию ООО «Деал» (типографский бизнес) Лариса Шмагирева.

Конечно, про тотальный отказ «маленьким» и «середнечкам» в банковской среде не говорят. Более того, банки всячески демонстрируют свою лояльность к сектору МСБ. Но все время намекают на то, что клиент, будь он маленьким или средним, должен быть «качественным». При этом что такое «качественный клиент», в банках понимают по своему. Поэтому у всех форм бизнеса сегодня и возникают проблемы с кредитованием. Ассортимент довольно ограничен: кредитование в банках при помощи личных связей, вполне успешное кредитование и хранение средств на депозитах по общей схеме (но не в одном, а одновременно в разных), а также развитие бизнеса с помощью собственных средств. Как видно из перечисленного, вариантов для расширения капитала немного. Другие схемы поддержки считаются в регионе практически экзотикой. Сделки с иностранным фондированием встречаются крайне редко, так же как и венчурное инвестирование. По словам председателя совета директоров ООО «МАКОМ» Игоря Беневаленского (его компания производит компактные молоко­заводы), «растущим предприятиям прежде всего нужны прямые инвестиции. Мы участвовали в этом году на Сибирской венчурной ярмарке. И что говорят сами руководители ярмарки? Там 70 процентов инвесторов ищут ИТ-технологии, 30 процентов — биотехнологии. То есть кроме ИТ и био их ничего не интересует. При том что к этим технологиям относилось всего 5–10 процентов ярмарки. Непонятно, как там кто-то может кого-то найти». При этом сегодня компания «МАКОМ» уже готова перейти в разряд среднего бизнеса. Не хватает как раз средств для развития. «Существует проблема процедур. Мы говорим, что можем решить вопрос без залогов, по-другому. Но ответ банков — нет. Потому что конкретный кредитный инспектор, который с учетом всех процедур оформил для вас кредит, если с вами что-то случится, потеряет свое рабочее место», — говорит Игорь Беневаленский.

Не испытывают удовлетворения от банковского сервиса и средние компании, которые кредитуются в одних банках, а депозиты открывают в других. Комплексного предложения от банков, удовлетворяющего компании по всем опциям, не сформировано. «Очень интересно в сервисе — это карман. Когда деньги накапливаются под проекты. И ты уходишь из одного банка в другой, потому что там интереснее условия по депозитам. И это важно для любого предприятия, когда необходимо накопить определенное количество денег, чтобы они полежали. Не все банки играют в эти вещи», — отмечает финансовый директор ООО «Деал» Светлана Домникова.

Безусловно, от ограниченного сервиса, по большому счету сформированного под самые маржинальные и не столь рискованные сегменты — розницу и якорные компании, выигрывает лишь крупный бизнес. Банки давно ведут войну за устойчивые, проверенные предприятия; вводят мотивационные программы, призванные заинтересовать компании обслуживаться только в одном банке. «Я хочу от банков комплексного подхода к предприятию. Чтобы мы не бегали в разные стороны. Если ты приходишь в банк с проблемами развития, то ожидаешь, что ты как хозяин бизнеса показываешь свое положение. И ждешь, что банк рассмотрит твою компанию с разных сторон и не скажет — идите и выбирайте что-то из продуктов», — описывает спрос со стороны заемщиков Светлана Домникова. «Действительно, в городе много банков. За крупного клиента всегда идет большая борьба. Здесь объем, дополнительная доходность. Поэтому крупный клиент в состоянии организовать для себя низкую ставку. Крупная компания обращается в банк не только за кредитом. За ним тянется оборот, зарплатные проекты, лизинг, факторинг. Мы учитываем все, когда рассчитываем процентную ставку по кредиту. Когда клиент заходит к нам в группу комплексно, то это всегда интереснее. И если посмотреть, то крупные заемщики сейчас часто объявляют конкурсы, тендеры. На этом рынке мы и боремся», — говорит Станислав Руденко, заместитель управляющего филиалом Банка ВТБ в Новосибирске.

Следует учитывать, что все проблемы — не только в поведении банков. «Сегодня есть Российский фонд прямых инвестиций. Но, если я правильно помню, то нижняя планка потребности в инвестициях для проектов, которые рассматривает этот фонд, для входа в них — 100 миллионов долларов. А у среднего бизнеса, не говоря про малый, требуемые для их роста инвестиции ограничены гораздо более низкими величинами. Если мы хотим в стране развивать малый и средний бизнес и осуществлять модернизацию экономики его силами, его энергией, нам нужны механизмы финансирования, которые позволят этому бизнесу расти. Например, это могла бы быть специализированная корпорация, которая бы имела отделения в разных регионах и которая выполняла эту функцию. А сегодня в Новосибирске даже не представлен ни один из фондов прямых инвестиций, которые есть у некоторых из банков нашей страны», — говорит Игорь Беневаленский.