Корпоративный банкинг прирастает частными игроками

Экономика и финансы
Москва, 09.07.2012
«Эксперт Сибирь» №27-31 (339)
Проведение круглого стола о финансировании растущего бизнеса совпало с открытием в Новосибирске филиала Международного банка Санкт-Петербурга. Есть ли место новым игрокам на рынке корпоративного кредитования и что они готовы противопоставить федеральным гигантам — об этом представители банка говорили с бизнесом и своими конкурентами

Частные региональные банки продолжают расширять свою сеть в Сибири. В прошлом году на рынке появился специализирующийся на экспресс-кредитовании «Восточный экспресс». Чуть позже пришел ориентированный на малый и средний бизнес Уральский банк реконструкции и развития. А накануне состоялось официальное открытие Международного банка Санкт-Петербурга (МБСП), ключевыми клиентами которого традиционно являются крупные промышленные и торговые предприятия. Есть ли шанс у частных игроков на занятом в значительной степени государством рынке — эту тему мы затронули на проведенном круглом столе «Финансирование растущего бизнеса».

На настоящий момент только в Новосибирске представлены около 80 банков, филиалов, удаленных офисов и других типов подразделений кредитных организаций. Но и их оказывается недостаточно для обслуживания всех игроков. Как отмечалось в проведенном нами исследовании банковской отрасли (см. «С «низкого старта» в «Эксперте-Сибирь» № 16 за 2012 год), 70% кредитного портфеля банков формируют крупнейшие заемщики. Средние и крупные компании зачастую обращаются за средствами не в местное подразделение, а напрямую в головной филиал.

«Существует проблема процедур. Мы говорим в банке, что можем решить вопрос обеспечения нестандартно. Но ответ банков — нет, даже если ваше предприятие представляется работающему с нами инспектору вполне достойным. Потому что конкретный кредитный инспектор, который оформил для вас кредит, если с вами что-то случится, потеряет свое рабочее место. Решений сегодня нет, надо создавать их на уровне первых лиц. В условиях процедур — если вы просите нестандартный банковский продукт, получить его практически нереально. И единственным решением может быть обращение напрямую в головной офис», — поясняет председатель совета директоров ООО «МАКОМ» Игорь Беневаленский, компания которого занимается производством автономных молокозаводов и относится к сегменту среднего бизнеса.

Ценовая конкуренция

Главное преимущество крупных банков с госучастием — это ставка. Крупнейшие клиенты постоянно находятся в зоне внимания банков и обслуживаются сразу в нескольких кредитных организациях, получая деньги под 8–9% годовых. Для средних компаний ставка выше — около 12–15%. Мелкий бизнес как самый рискованный и быстрорастущий может кредитоваться только дорогими короткими деньгами — от 20% и выше.

«Для крупных компаний сегодня одним из ключевых приоритетов является оперативность принятия решений, — говорит управляющий Новосибирским филиалом МБСП Максим Жуков. — У каждого своя динамика бизнеса, и клиент хочет получать результат совместно с Банком в короткие сроки. Клиенту также необходимо, чтобы учитывались именно его потребности и его специфика ведения бизнеса. Мы ориентируемся на индивидуальный подход в корпоративном сегменте и принятие оперативных решений по кредитованию и другим банковским продуктам. При этом процентные ставки, которые предлагает МБСП, вполне конкурируют с банками из первой десятки. Мы не грешим скрытыми процентами и всегда указываем эффективную процентную ставку, понятную клиенту».

Максим Жуков sib_339_028-1.jpg Фото: Виталий Волобуев
Максим Жуков
Фото: Виталий Волобуев

«Крупный клиент в состоянии организовать для себя низкую ставку. Компания обращается в банк не только за кредитом. За ним тянется оборот, зарплатные проекты, лизинг, факторинг. Мы учитываем все, когда рассчитываем процентную ставку по кредиту. Когда клиент заходит к нам в группу комплексно, то это всегда интереснее. И если посмотреть, то крупные заемщики сейчас часто объявляют конкурсы, тендеры. На этом рынке мы и боремся», — говорит заместитель управляющего филиалом банка ВТБ Станислав Руденко.

Крупные федеральные игроки могут при необходимости привлекать головной офис к процессу принятия решения, но небольшой частный банк решит эти вопросы быстрее, к тому же может быть гибче в вопросах залогового обеспечения, сроков, процедур.

«Самое сложное — попасть в банк впервые, потому что при первом контакте выполняется полная проверка компании. Но с партнерами, бизнес которых мы уже знаем, решение принимается быстро. Для нас главное не залоги, а текущее финансовое состояние, отрасль, позиция компании в ней. Сейчас борьба за хорошего клиента увеличивается. Для кого-то ставки начинают расти, но по приоритетным клиентам удерживаются. Если клиент известен и рисков нет, мы готовы выдавать быстро и дешево», — поясняет вице-президент МБСП Максуд Купров.

Станислав Руденко sib_339_028-2.jpg Фото: Виталий Волобуев
Станислав Руденко
Фото: Виталий Волобуев

По словам эксперта, самые низкие ставки получают малорисковые компании из сырьевых отраслей и монополисты. Все, кто связан с госзаказом, тоже относятся к приоритетным клиентам. Стабильность входящего финансового потока в конечном счете оказывается важнее имеющихся залогов или перспектив роста компании. Но для команды, год за годом реализующей успешные проекты, есть шанс получить средства под низкий процент. И государственные, и частные банки в первую очередь смотрят на качество менеджмента и проработки проекта.

Неценовые факторы

В борьбе за хороших клиентов частные банки делают ставку на уровень сервиса — это личное общение на уровне первых лиц, активные менеджеры, внимание к желаниям клиента, стремление вникнуть в суть бизнеса. Клиенты такой подход ценят, но акцентируют внимание на более практичных вещах.

«Сервис для нас — это набор формальных вещей, которые должны быть. Все начинается с мелочей. Если ты приходишь утром, а платежи не уходят из-за проблем в банке или несколько дней нельзя увидеть деньги, потому что документы зависли при пересылке в Москву, то это мешает бизнесу. Тем более в пограничных ситуациях между кварталами, полугодиями. По кредитам нам нужно информирование о процентах, по банковским продуктам — полная картина о предложениях банка, по сотрудникам — возможность получения дешевых кредитов под наши гарантии. Мы работаем со многими банками. И в каждом есть человек, который звонит, уточняет, есть ли вопросы, проблемы, проекты, что можно предложить. Это элемент сервиса. Я выбираю тех, кто заинтересован в нас, интересуется нами», — говорит директор по развитию ООО «Деал» Лариса Шмагирева.

Максуд Купров sib_339_028-3.jpg Фото: Виталий Волобуев
Максуд Купров
Фото: Виталий Волобуев

В конечном итоге компанию уровня «Деал» интересуют банки, способные взглянуть на бизнес клиента как на совокупность процессов, в каждом из которых они могут предложить финансовое решение. Это позволяет не отвлекать финансовую службу на коллекционирование предложений по отдельным продуктам от многочисленных банковских подразделений: отделов банковских карт, валюты, рассчетно-кассового обслуживания, внешнеэкономической деятельности.

Именно в этом сегменте частные банки могут быть более гибкими, рассчитывая ставку не по стандартным банковским продуктам, а по совокупности оказанных услуг. «Возьмем пример организации, торгующей на экспорт и получающей валютную выручку. На ней мы заработаем на продаже валюты, паспорте сделки, объемах. Трудозатраты на рубль будут меньше, поэтому мы можем упасть по ставке», — констатирует Максуд Купров. А в случае, если сотрудники такой компании захотят получить кредиты как частные лица (при поручительстве работодателя), то проценты по ним будут близки к тем, по которым кредитуется сама организация. Что предприятие может использовать как инструмент для повышения лояльности своих сотрудников.

А если кризис?

Главные опасения, связанные с частными банками, идут из кризисов последних двух десятилетий. По словам финансового директора ООО «Деал» Светланы Домниковой, один из банков в 2008 году увеличил ставку с 12% до 25% годовых, оставив за клиентом право в  трехдневный срок вернуть всю сумму кредита.

«Мне кажется, что кризис 2008 года расставил все по своим местам. Далеко не все банки работали эффективно и качественно оценивали свои риски. В итоге они оказались на грани краха и были санированы государством. А те, кто пережил кризис без государственного участия, показали, что умеют работать. Они не потеряли клиентскую базу, кто-то даже сумел нарастить ее. К каждой компании мы подходим индивидуально. На разных отраслях кризис ведь отражается по-разному. Когда рынки становятся нестабильными, риски начинают скакать. Повышение ставок в условиях нестабильности — это создание баланса надежности на случай потерь. Но все всегда зависит от качества заемщика», — подчеркивает Максуд Купров.

Банкиры понимают, что риски предприятия в кризис в любом случае возрастают и даже прежняя процентная ставка выглядит непомерным бременем. Увеличение ставки приведет к дополнительным рискам и возможным невозвратам по кредитам. Сомнительная перспектива продажи залогового имущества банки тоже не привлекает. Но после кризиса все потенциальные кредиторы уже закрутили гайки, ужесточили риск-менеджмент, ввели стоп-факторы. Клиенту, который прошел через столь мелкое сито, будут доверять и стремиться к сохранению отношений. И происходить это будет независимо от того, финансируется  банк через государственные структуры или через частный капитал.

Основной итог дискуссии — на региональном поле всегда найдется место для специализированных частных банков, работающих на принципах партнерства. Они будут конкурировать с банками-гигантами за инвестиционные проекты крупных компаний благодаря более гибкой залоговой политике. Кроме того, активный средний бизнес, нуждающийся не только в финансах, но и в профессиональных компетенциях банкиров по выстраиванию финансовой модели своей работы, будет находиться в фокусе интересов частных игроков. А значит, можно ожидать прихода на рынок новых подразделений российских и зарубежных кредитных организаций.

Член Совета федерации, основатель МБСП Сергей Бажанов:

Сергей Бажанов sib_339_029.jpg
Сергей Бажанов

— Проблема в том, что мы на весь растущий бизнес смотрим с точки зрения поддержки этой деятельности банками, то есть заемными средствами. Что неправильно: только за счет заемных средств формировать долгосрочные инвестиции невозможно, ссудный процент тяжело окупить. Но вопрос шире: вся российская экономика молодая, капитал для таких инвестиций пока не накоплен. Банки с трудом финансируют проекты с доходностью ниже 15 процентов годовых, так как их окупаемость становится крайне проблематичной. А финансировать рисковые кредитные проекты под более низкие ставки нецелесообразно, потому что банк может вложить деньги в другие — супергарантированные инструменты. Вкладываться в капитальные проекты принято своими деньгами

Вместе с тем за эти 20 лет мы решили уже много проблем, создавали разные продукты, в том числе преуспели в инвестициях. Сейчас выживают прежде всего инвестиционные проекты крупнейшего бизнеса, уникальные стартапы выдающегося бизнеса. А простому среднему приходится сложнее. И так и будет, пока мы не накопим богатства — капитал. Что делать сейчас — для начала активнее продвигать свои проекты, продукты. Я также считаю, что в развитие растущего бизнеса должны инвестировать крупнейшие структуры, которые, имея достаточный уровень капитализации, могут создавать вокруг себя небольшие компании, стимулировать разработки в своей и смежных отраслях. Таким образом, у растущего бизнеса будет хорошая подпитка, и соответственно, имея такую поддержку и перспективы, ему будет проще взаимодействовать с банками, получать финансирование.       

Новости партнеров

«Эксперт Сибирь»
№27-31 (339) 9 июля 2012
Сибирь как колония
Содержание:
Соболиная игла

Опыт русского освоения Сибири показывает: колониальная политика, основанная исключительно на вывозе ресурсов с территории, неизбежно ведет к деградации населения и подпитывает рост сепаратистских настроений

Реклама