Нога судьбы

Тема недели
Москва, 09.07.2012
«Эксперт Сибирь» №27-31 (339)
Богатый историей Тобольск, претендуя на статус духовного центра Сибири, не спешит отказываться и от выгод, которые сулит ему новая индустриализация

Фото: Елена Кирсанова, Светлана Соколова

Не смотря на то что по какому-то административному недоразумению тюменская «матрешка» (область и два автономных округа — Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий) угодила в состав Уральского федерального округа, где-то подспудно, а где-то и явно жители Тюменской области и Тобольска в частности считают-таки себя сибиряками. В Тобольске вообще сибирская принадлежность культивируется и всячески превозносится. «Тобольск — ангел Сибири» и «Тобольск — духовная столица Сибири» — вот два основных броских тезиса, которые город пропагандирует уже несколько лет.

Однако туризм, который активно развивает местная администрация, пока не в состоянии прокормить 103 тыс. тоболяков. Поэтому быстро растущее дитя СИБУРа — Тобольский нефтехимический комбинат (ТНХК) — остается, и в обозримом будущем останется одним из основных кормильцев Тюменской области и в том числе Тобольска. 6,4 млрд рублей налогов в год, которые платит «Тобольск-нефтехим» в региональный бюджет, на дороге не валяются. И если смотреть на этот факт с точки зрения выращиваемой в Тобольске духовности, то наличие такого предприятия в окрестностях старинного русского городка — не что иное как благодать божья, снизошедшая на бывший центр русской колонизации Сибири.

Ох, нехило быть духовным

На первый взгляд Тобольск больше напоминает спальный район любого сибирского города. Небольшое количество высотных зданий, пятиэтажные хрущевки, образцы панельного домостроения советского периода кое-где соседствующие со старыми домами, которые порой могут оказаться памятниками архитектуры. Невообразимо широкие тротуары — вот первое, что видит любой турист, приехавший в город. Основная достопримечательность Тобольска — Кремль, стоящий, как и положено, на Красной площади, — находится на самом краю верхнего города, откуда открывается живописный вид на нижний, который даже визуально существенно отстает в развитии от той части, что «на горе», и, в основном, занят частным сектором. Кроме двух современных жилых комплексов, новых зданий в нижнем городе нет. Говорят, эти новостройки продаются не очень активно, поскольку криминальную обстановку «под горой», мягко говоря, нельзя назвать благополучной.

Как и все путешественники, мы в первую очередь знакомимся с гостиницей, коих в городе насчитывается целый десяток — на любой вкус. Ночной Тобольск не очень располагает к прогулкам, а в баре гостиницы «Славянская» тихо и немноголюдно. Сравнительный анализ цен складывается не в пользу местной индустрии гостеприимства. Если в тюменском отеле «Восток» сопоставимой категории можно выпить кофе за 100 рублей или бутылку пива за 80 рублей, то здесь за такое удовольствие требуется заплатить 150 и 200 рублей соответственно. Очевидно, тоболяки все-таки лелеют тайную надежду повысить наполняемость местного бюджета за счет туристической индустрии. Иначе такое ценовое несоответствие объяснить сложно.

Впрочем, в магазине за углом цены на продукты нисколько не отличаются от среднесибирских. С ценами здесь вообще неплохо. Проезд на автобусе — 13 рублей. Поездка в такси по городу — от 50 до 100 рублей. Проверить это эмпирически не удалось по причине хронической занятости местных служб извоза, которые, как правило, отвечают на звонок стандартным «В вашем районе свободных машин нет» и сразу же кладут трубку.

Духовностью здесь разве что не торгуют на вынос. Повсюду лавки с сувенирами — портретами святых, видами Кремля и местных монастырей. О духовном предназначении города напоминают многочисленные баннеры на стенах зданий, по улицам ходит столько людей в рясах, сколько вряд ли увидишь даже в городе покрупнее. Экскурсии в Тобольскую духовную семинарию, музей истории духовной культуры народов Западной Сибири и Абалакский Свято-Знаменский мужской монастырь входят в программу любого туристического бюро, наряду с целым перечнем иных храмов, церквей и монастырей. Кроме этого в Тобольске находится дом, в котором жил во время своей ссылки в Сибирь отрекшийся от престола Николай II. Этот факт тоже идет как козырь в игре на туристическую привлекательность. Рестораны «Романов» и «Анастасия», ночной клуб «Распутин» и бар «Александра» наглядно демонстрируют проникновение царской темы в местную индустрию гостеприимства. «В Тобольске расположена единственная в Сибири духовная семинария и единственный каменный Кремль за Уралом, — рассказывает нам председатель комитета по туризму администрации города Тобольска Александра Стрункина. — Вокруг города выделена зеленая зона, проведен комплекс мер по преобразованию города в туристический центр, комфортный для горожан и туристов. На территории Тобольска находятся 205 памятников архитектуры, истории и градостроительства. Из них 35 объектов федерального значения».

Действительно, было бы странно не использовать такой арсенал бывшей столицы Сибирской губернии. И то, что усилия местных властей по возрождению исторической привлекательности Тобольска производят определенный эффект, нельзя не признать. За 2007–2011 годы городу удалось реализовать ряд инвестиционных проектов в сфере гостеприимства. Естественно, не без помощи извне. Городской бюджет в 2011 году составил 16,4 млрд рублей, что для небольшого в общем-то населенного пункта — более чем внушительная сумма. Но при этом собственных средств бюджет Тобольска собирает только 1,1 миллиарда. На такие деньги туристический центр не построишь. Откуда дровишки? Понятно, из бюджетов различных уровней. Посещение Дмитрием Медведевым в бытность президентом в 2008 году тобольских достопримечательностей, очевидно, тоже имело свои последствия. Президентская фотография Тобольского Кремля была продана на благотворительном аукционе в Санкт-Петербурге за 51 млн рублей, а Тобольск попал в федеральную целевую программу развития образования на 2011–2015 годы и в ФЦП «Культура России», за счет средств которой был отреставрирован Дворец Наместника, входящий в кремлевский комплекс. В городе также действует ведомственная целевая программа «Основные направления развития внутреннего и въездного туризма в г. Тобольске на 2010–2012 годы».

На проект СИБУРа «Тобольск-полимер» горожане возлагают особые надежды sib_339_021.jpg Фото: Елена Кирсанова, Светлана Соколова
На проект СИБУРа «Тобольск-полимер» горожане возлагают особые надежды
Фото: Елена Кирсанова, Светлана Соколова

«Сегодня в городе десять гостиниц различного уровня комфортности, бары, рестораны, ночные клубы, предприятия питания, — продолжает Александра Стрункина. — Мы развиваем историко-познавательный, паломнический, научный, спортивный и событийный туризм. Среди мероприятий последнего направления — «Царские дни в Тобольске», «Музыкальное лето в Тобольском Кремле», «Абалакское поле». Тобольск сотрудничает со Свердловской областью, Пермским краем по межрегиональным маршрутам, а сейчас мы разрабатываем транснациональный турпроект «Великий чайный путь». Затраты на создание в Тобольске туристического центра оцениваются в 12 млрд рублей».

За 1 квартал 2012 года Тобольск посетили почти 40 тыс. туристов. За 2011 год — 168 тыс. человек. Из них 423 иностранца. В целом за три последние года турпоток вырос на 24 процента. По оптимистичному прогнозу число туристов к 2020 году должно возрасти до 678 тыс. человек, уже сегодня средний показатель наполняемости гостиниц составляет 41 процент. Стоит заметить, что для городка с населением чуть больше 100 тысяч и двумя центральными улицами это очень неплохой результат. Тем более что в сфере гостеприимства занято около 5 тыс. тоболяков, что составляет 10 процентов занятого населения. Кстати, безработица в Тобольске — всего 0,9%, или 498 человек.

И все-таки, прогуливаясь по Тобольску, ловишь себя на мысли, что тоболяки, не щадя ни рублей, ни трудов на воссоздание местного благолепия, где-то сбиваются с истинного пути. Да, здесь есть свой Кремль, есть Завальное кладбище, где похоронены несколько декабристов, в том числе и Вильгельм Кюхельбекер. Город усеян памятниками всем, кто здесь жил, когда-либо бывал или всего лишь проезжал мимо. Но притязательным туристам все окружающее может показаться неким лубочным постмодернизмом. Местные власти скорее всего переоценивают общее очарование духовными традициями Сибири. Сегодня эти традиции очень хорошо вписываются в рекламу пива, но, как показывает практика, слабо конвертируются в экономический капитал. В общем, «фэн-шуй, да не тот». Хотя с другой стороны, сидеть сложа руки и ждать ветра с Иртыша тоже не имеет смысла. Может что-то и получится. Если не магнетизм духовности, то родные места автора «Конька-Горбунка» Петра Ершова и великого химика Дмитрия Менделеева кого-то будут привлекать неизбежно.

Красота никогда не давалась легко

Духовность — дело приятное во всех отношениях, но ею сыт не будешь. И это хорошо понимают местные власти. В ходе встреч с городскими чиновниками выяснилось, что Тобольск не собирается почивать на лаврах духовной столицы Сибири и пытается развивать собственную экономику. Если туристическая инфраструктура в городе все-таки хромает, то производства, пусть и небольшие, работают намного эффективнее.

«Тобольск — не только исторический и духовный, но и крупный промышленный центр. У нас есть и историческое наследие, и большая индустриальная база, что является нашим преимуществом, — поясняет первый заместитель главы администрации города Игорь Сутягин. — Одно из основных направлений — создание узла развития нефтехимической отрасли. 92 процента в общем объеме промышленного производства Тобольска приходятся на нефтехим, электроэнергию и тепло. И только 8 процентов — на все остальные отрасли». Основным промышленным предприятием, определяющим специализацию города, является Тобольский нефтехимический комбинат. «Несмотря на значительную составляющую нефтехимии и энергетики, не хотелось бы, чтобы у вас осталось впечатление о Тобольске как о моногороде. У нас имеют тенденцию к активному развитию стройиндустрия, легкая промышленность (два швейных предприятия), развиваются пищевые предприятия, деревообработка и сфера народных промыслов», — добавляет вице-мэр.

О последней стоит упомянуть отдельно. В Тобольске работает единственная в России фабрика художественных косторезных изделий, где пятьдесят человек ежедневно обрабатывают кости мамонтов, коров (цевка) и рога лосей. На вопрос, откуда же берутся кости мамонтов, которые, как известно, давно вымерли, наш гид популярно объяснила, что город находится на месте древнего пастбища этих животных. В дореволюционные времена их кости возили на продажу обозами. Сейчас бивней и костей находят мало, но и их хватает. Хотя все чаще используются иные материалы. Стоит продукция фабрики недешево. Например, 20–30 сантиметровая композиция может достигать в цене 7–10 тыс. рублей. А о цене гордости фабрики — костяного макета Тобольского нефтехима — мы даже не стали спрашивать. В целом предприятие не бедствует, имеет собственное здание и школу обучения ремеслу, хотя с 1929 года суть самого промысла мало изменилась, разве что стали использовать стоматологические турбины и бормашины для резьбы. При средней заработной плате по предприятиям города около 25 тыс. рублей работники фабрики зарабатывают несколько меньше.

Со смотровой площадки Кремля открывается живописный вид на нижний Тобольск и реку Иртыш sib_339_022.jpg Фото: Елена Кирсанова, Светлана Соколова
Со смотровой площадки Кремля открывается живописный вид на нижний Тобольск и реку Иртыш
Фото: Елена Кирсанова, Светлана Соколова

Малое предпринимательство в городе представлено 4,5 тыс. субъектов. Общий оборот этих предприятий составляет около 5,5 млрд рублей, а объем налоговых поступлений в местный бюджет — 180 миллионов, что не так уж и много. Согласно стратегии социально-экономи­ческого развития Тобольска до 2020 года, дальнейшие перспективы развития предпринимательства связаны с реализацией инвестиционного проекта по строительству производства полимеров. «Сегодня мы работаем над созданием особой экономической зоны промышленно-производственного типа в части формирования нефтехимических производств», — говорит мэр Тобольска Иван Оленберг. В конце июня в Минэкономразвития РФ отправлена официальная заявка. Объем предполагаемых инвестиционных вливаний в проект составит более 5 млрд долларов, количество создаваемых рабочих мест превысит две тысячи, плюс 6,5 тыс. рабочих мест, которые будут открыты непосредственно в процессе строительства. Увеличение поступлений в областной бюджет от деятельности зоны составит до 9 млрд рублей в год, подсчитали в мэрии.

Но пока с проектом тобольской ОЭЗ ясности нет, администрация занята диверсификацией экономики. В частности, развитием деревообработки. В основном в городе изготавливаются изделия из ДСП. Кроме того, недавно задумались об организации переработки дикоросов и выпуске безалкогольных напитков на их основе. Проект, по заверениям мэра, частично уже начал работать. «Развитие промышленности будет иметь и социальный эффект — население города уменьшается за счет отрицательного миграционного сальдо, — продолжает Иван Оленберг. — Мы надеемся, что создание новых предприятий приведет к появлению новых рабочих мест, в городе будет оставаться молодежь, среда для проживания будет комфортнее».

Иными словами, производственная база существует, но все это — небольшие по численности предприятия, практически не определяющие экономический потенциал города и выполняющие в большей степени социальную нагрузку (обеспечение занятости населения). Тоболяки не ропщут и с большим оптимизмом смотрят в сторону Тобольского нефтехимического комбината. Экономические предпосылки для развития города как промышленного центра есть. Через Тобольск проходит железная дорога Тюмень–Сургут, связывающая город как с Севером Тюменской области, так и с транспортными магистралями Юга. Здесь работает крупный речной порт, а неподалеку проходит нефтепровод Усть-Балык–Омск. Однако сможет ли Тобольск развиваться как промышленный центр при непременном условии сохранения своего исторического и культурного наследия — вопрос в большей степени философский.

Форпост СИБУРа

«Тобольск-нефтехим» производит впечатление конструктора для великанов. Построенное в начале 1980-х годов гигантское промышленное предприятие по переработке широких фракций легких углеводородов (ШФЛУ) было акционировано в 1990-е годы и затем вошло в состав СИБУРа. Сегодня это, без преувеличений, крупнейший химический комбинат по переработке углеводородного сырья в Западной Сибири. Сырье сюда поставляется с заводов ХМАО и Сургутского завода стабилизации конденсата. Комбинат включает в себя центральную газофракционирующую установку (ЦГФУ) мощ­ностью 3,8 млн тонн переработки ШФЛУ в год, производство мономеров для последующей выработки синтетических каучуков — бутадиена (196 тыс. тонн в год) и изобутилена (83 тыс. тонн в год), а также производство метил-трет-бутилового эфира — 150 тыс. тонн в год. После строительства ЦГФУ-2 комбинат удвоит объем переработки газа.

Обойти территорию завода за отпущенное нам время просто не представляется возможным, поэтому знакомство с ТНХК проходит в режиме автобусной экскурсии. Из окна видны нагромождение труб и не поддающиеся описанию сооружения, уходящие куда-то в небо. СИБУР вкладывает в расширение Тобольской площадки около 64 млрд рублей. Инвестиции касаются главным образом строительства нового производства — завода «Тобольск-Полимер», который будет перерабатывать сырье с «Тобольск-Нефтехима» в мономеры, из которых затем будут получать полипропилен (0,5 млн тонн в год). Завод строится по схеме проектного финансирования, обеспеченного кредитами Внешэкономбанка. Ввод в эксплуатацию намечен на 2013 год. Площадки находятся в непосредственной близости друг от друга, что подразумевает создание непрерывного производственного цикла. «Да, завод «Полимер» связан непосредственно с Тобольскнефтехимом, — говорит директор по строительству «Тобольск-Полимер» Дмитрий Фомин. — Мы будем получать оттуда сырье в объеме 610 тысяч кубических метров в год. И в свою очередь выдавать в виде полипропилена 500 тысяч тонн продукции».

Признаки духовности в Тобольске заметны в самых неожиданных местах sib_339_023.jpg Фото: Елена Кирсанова, Светлана Соколова
Признаки духовности в Тобольске заметны в самых неожиданных местах
Фото: Елена Кирсанова, Светлана Соколова

Стройка напоминает вавилонское столпо­творение. Это сравнение приходит на ум не только от обилия рабочих, концентрация которых на территории просто зашкаливает, но и при виде установленной на площадке 100-метровой колонны для дигидрирования пропана диаметром 11 метров и весом 1 095 тонн. Дмитрий Фомин вспоминает об установке колонны с нескрываемым восхищением. Еще бы! Изготовленную в Южной Корее штуковину везли через Панамский канал в Архангельск, где она была перегружена на специальную баржу. Из Архангельска по Северному морскому пути колонну доставили в промышленный порт Тобольска через Иртыш. Для этого в порту даже пришлось проводить работы по дноуглублению. Два специальных голландских крана поднимали сооружение в течение шести часов. В общем, по своей сложности и задействованным техническим ресурсам доставку этой колонны можно считать уникальной для мировой и российской нефтехимии операцией. Это, кстати, всего лишь один пример масштаба стройки.

На период строительства здесь задействованы 5,7 тыс. человек. Завод строят подрядчики из Турции, Голландии, Филиппин и множества других стран. Так что в этом смысле на стройке — полный интернационал. Из 90 задействованных на строительстве компаний 34 зарегистрированы в Тобольске или Тюмени. СИБУР обещает после запуска производства создать 1,2–1,4 тыс. рабочих мест и еще 9 тысяч — в смежных отраслях. После этого становится понятно, чем питаются надежды администрации Тобольска на светлое будущее. Все-таки в гораздо меньшей степени популяризацией сибирских духовных ценностей. «Реализация проекта приведет к тому, что налоговые отчисления ТНХК в бюджет области увеличатся до девяти миллиардов рублей в год», — говорит Игорь Сутягин. А если здесь появится особая экономическая зона, то дивиденды от специального налогового режима могут также развернуться в сторону Тобольска.

В общем, без нефтехима Тобольску пришлось бы совсем нелегко. Конечно, можно быть духовным центром Сибири, но, к сожалению, по Высшему Проведению нельзя строить жилье, реставрировать памятники и платить людям зарплату. Если верить легенде, то в 1620 году ангел простер свою ладонь над нижним городом и повелел возвести там пять церквей. Тогда, мол, все рожденные здесь будут «богом поцелованные». Церкви построили, но спустя почти четыре века кажется, что тоболякам, несмотря на искрящуюся атмосферу духовности, хочется быть приземленнее и прозаичнее. Индустриальнее. Не ладонь ангела, а нога судьбы в этом смысле инструмент не божественной, но человеческой воли. В конце концов, только от людей зависит, где и как им жить.

Новости партнеров

«Эксперт Сибирь»
№27-31 (339) 9 июля 2012
Сибирь как колония
Содержание:
Соболиная игла

Опыт русского освоения Сибири показывает: колониальная политика, основанная исключительно на вывозе ресурсов с территории, неизбежно ведет к деградации населения и подпитывает рост сепаратистских настроений

Реклама