Вспомнить о человеке

Тема недели
Москва, 09.07.2012
«Эксперт Сибирь» №27-31 (339)

Региональный сепаратизм — тема, вроде бы успешно и надолго забытая в конце 1990-х, вновь набирающая обороты. Она раскручивается заезжими журналистами, которые встречаются «на месте событий» с политическими маргиналами, а потом пишут забавные репортажи о том, как люди живут в далеких от Москвы провинциальных зоопарках. Но гораздо важнее то, что тема подкрепляется действиями государства и крупного бизнеса. Связь интенсивности проявления сепаратистских настроений с колониальной политикой на отдельных территориях справедлива везде и во все времена, и Сибирь здесь не исключение.

Если во главе угла оставить интересы крупного бизнеса, шире — «большой» экономики, а не маленького человека и его частной инициативы, Сибирь и Дальний Восток будут и дальше представлять собой не только отсталые (и, что еще губительнее, — постоянно отстающие) части страны, но и территории, благоприятные для распространения сепаратистских идей. Местное население совсем не мечтает отделиться от России во что бы то ни стало — просто ухудшающиеся условия жизни вкупе с субъективным восприятием собственной ненужности Европейской части страны (по принципу: нужны не люди, а ресурсы) всегда будут являться хорошей почвой для взращивания идей региональной независимости.

И как ни крути, но эти процессы уже начались. Это фиксирует как Росстат (в переписи 2010 года впервые появилась национальность «сибиряк»), так и сибирские социологи. Скажем, по подсчетам омского исследователя Марины Жигуновой, число людей, называющих себя сибиряками, увеличилось с 1986 года почти в семь раз — до 70% опрошенных. Весной в Иркутском государственном университете даже проходил спецсеминар, на котором моделировалась экономика независимого Сибирского государства. Все это связано исключительно с объективными причинами: колониальные принципы развития экономики (в классическом виде мы наблюдаем их и сегодня) никак не увязываются с набирающим силу запросом на широкую модернизацию.

2 июня на совещании во Владивостоке премьер-министр России Дмитрий Медведев, напомнив слова Столыпина о том, что оставлять Дальний Восток без внимания — это проявление громадной государственной расточительности, честно признал: «Эта громадная расточительность была государством проявлена в период дезинтеграции нашей страны и последовавших затем финансовых неурядиц». «За все это мы расплачиваемся в полной мере», — добавил премьер.

Федеральный центр явно пытается что-то сделать — в новом правительстве появилось министерство по развитию Дальнего Востока, во главе которого встал президентский полпред, бывший хабаровский губернатор и академик РАН Виктор Ишаев. В Сибири ждут, что от усиления внимания центра к восточной окраине свои дивиденды получит и соседний округ, административным вниманием пока обделенный.

И все бы хорошо, да пока все эти тело­движения напоминают пуск пробных шаров. Тогда как пора бы уже палить из пушек, и желательно — не по воробьям. Положение о новом министерстве утверждено — никаких особых полномочий, которые обсуждались ранее, ведомство не получило. Меры государственной поддержки, которые будут оказаны Дальнему Востоку, пока тоже не назовешь революционными. Более того, многие из них еще только обсуждаются, и уже не один год (например, широкое использование концессий или инфраструктурных облигаций). Да и вообще, саму суть культивируемого федеральным центром государственно-частного партнерства, по словам Виктора Ишаева, нужно менять. «Не в том понимании, что-то платит государство, а что-то платим мы (бизнес. — Ред.), — нет. Государственно-частное партнерство — это когда государство опережающе создает инфраструктуру, а бизнес создает средства производства. Только в этом случае мы можем получить здесь серьезное развитие», — заявил полпред-министр на том же совещании во Владивостоке.

Ситуация в Сибири, хоть немного и отличается от дальневосточной, все равно во многом с ней схожа. Да и само деление зауральских территорий на два федеральных округа — административное, а не экономическое решение. Значит, специфика государственного подхода к развитию этих территорий актуальна и для всего нашего округа.

Тем более что расплачиваться сегодня на самом деле и сибирякам, и дальне­восточникам приходится не только за ошибки «периода дезинтеграции» и «финансовых неурядиц». Но и за недостатки царской колониальной политики, и особенно — за наследие советского индустриального эксперимента. Еще в 1970-е годы собкор «Известий» Леонид Шинкарев, с восхищением описывая подвиги создателей сибирских ТПК, говорил о том, что строительство социальной инфраструктуры (школ, больниц, пекарен, домов культуры) должно было изначально стать первоочередной задачей при освоении сибирских территорий. Между тем, в годы советских пятилеток сначала строились производства, которое только потом по остаточному принципу обрастали убогой (что особенно видно в наши дни) инфраструктурой для человека.

Никто не спорит с тем, что сырьевой комплекс, и так главенствующий в экономике Востока России, должен разрастаться и дальше. Своего часа ждут Ковыкта, Сухой лог и Юрубчен. Но, приступая к освоению новых участков недр, на первый план в государственной экономической политике пора бы уже вынести интересы человека. Такого в истории не то что Сибири и Дальнего Востока, в истории всей России еще не случалось. Между тем ориентация именно на человеческий капитал, а не индустрию — это серьезная заявка на будущее; это политический выбор в пользу постиндустриального завтра.

Люди в Сибири больше не горят желанием покорять Енисей; многие видели мир и узнали, как живут современные страны Европы и соседней Азии. Если питерцы по выходным ездят на шопинг в Финляндию, то жители Восточной Сибири — в приграничные районы Китая, на глазах одного поколения сделавшие качественный скачок в развитии. Сибиряки тоже хотят жить по-человечески. Для этого им нужны комфортные города, интересная работа и возможности для высокой мобильности. России стоит учиться строить все это на сырьевой ренте.          

Новости партнеров

«Эксперт Сибирь»
№27-31 (339) 9 июля 2012
Сибирь как колония
Содержание:
Соболиная игла

Опыт русского освоения Сибири показывает: колониальная политика, основанная исключительно на вывозе ресурсов с территории, неизбежно ведет к деградации населения и подпитывает рост сепаратистских настроений

Реклама