Сибирские огни

Тема недели
Москва, 20.08.2012
«Эксперт Сибирь» №33 (341)
Лесные пожары на два месяца взяли Сибирь в огненное кольцо. Экономический ущерб, причиненный бедствием, еще предстоит оценить

Размах лесных пожаров в Сибирском федеральном округе за сравнительно небольшое время приобрел масштабы региональной катастрофы. Площадь огня превысила показатель прошлого года на 13 процентов. Жители Сибири, как известно, не избалованные вниманием властей, неожиданно обрели грандиозный повод для того, чтобы обратить на себя взор руководящих лиц самого разного ранга. Впрочем, обратить внимание удалось, но результаты оказались совсем не впечатляющими. Пиррова победа над пожарами показала, скорее, немочь государственной машины перед лицом стихии, чем ее способность решать проблемы такого уровня быстро и с минимальными издержками.

Конечно, все понимали, что Сибирь будет гореть. Но мало кто представлял, с каким размахом полыхнет тайга этим засушливым летом. Смог от сибирских пожаров ветром перенесло через Тихий океан, из-за чего американский Сиэтл и канадский Ванкувер в первой половине июня окутала дымка, а закатное небо приобрело необычно красный и оранжевый цвет. По сообщению NASA, дым поднялся в небо почти на 12 километров, после чего его разогнало ветром. Сибирякам повезло значительно меньше. Устойчивый дым окутал несколько регионов округа; жители же Томской области в течение длительного времени могли ощутить себя «ежиками в тумане» — видимость из-за смога была практически нулевой, а двойное превышение ПДК угарного газа добавляло картине колорита. Так что же произошло? Можно ли было локализовать пожары в кратчайшие сроки? И какой ущерб был нанесен сибирской экономике?

За туманом и за запахом тайги

История вопроса отсылает нас к апрелю, когда на территории Республики Бурятия и Забайкальского края появились первые очаги возгорания. К 15 мая активное горение лесов Сибири пока еще на небольших площадях наблюдалось в Забайкалье, Бурятии, а также в Иркутской, Томской, Новосибирской областях, Красноярском крае и Республике Тыва.

Но уже в июне сообщения МЧС стали напоминать сводки с мест боевых действий. «В ближайшие сутки высокая степень пожарной опасности сохранится в лесах всех регионов Сибири. Наиболее высока вероятность перехода огня на населенные пункты в Кемеровской, Омской, Томской, Новосибирской областях, Алтайском и Красноярском краях, а также в республиках Алтай, Бурятия и Тыва», — отмечали в ведомстве.

Самое тяжелое положение сложилось на территории Томской области. 25 июня здесь был введен режим чрезвычайной ситуации. К этому моменту, по информации областного управления МЧС, на территории региона действовали 19 лесных пожаров на общей площади более 7,2 тыс. га. На их ликвидацию были направлены более 200 человек и 34 единицы техники. При этом начальник областного комитета ГО и ЧС Константин Белоусов констатировал, что у экстренных служб Томской области недостаточно сил, чтобы самостоятельно справиться с пожарами. Поэтому в область прибыл дополнительный самолет МЧС России, а также 50 пожарных из Бурятии. Но, как показали дальнейшие события, и этого оказалось недостаточно.

Вскоре последовала и первая реакция из первопрестольной. Президент России Владимир Путин назвал погодные условия в Сибири «аномальными», а премьер-министр Дмитрий Медведев поручил главе МЧС Владимиру Пучкову взять под личный контроль ситуацию в Томске. «Владимир Андреевич, вы видите, как там дела идут, сами слетайте, отправьте туда ваших подчиненных», — попросил премьер на совещании по проблемам регионов, подвергшихся воздействию аномальных температур. Ситуация в Томске была названа опасной, «потому что она препятствует жизнедеятельности очень крупного города и блокирует деятельность транспортного узла» (так охарактеризовал ее Медведев). На следующий день после совещания правительства — 28 июля — самолет МЧС России, на борту которого находится Владимир Пучков и глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко, вылетел в Томск, но — по иронии судьбы — именно из-за смога не долетел до аэропорта назначения и совершил вынужденную посадку в соседнем Кемерове, откуда рабочая группа выехала в Томск на автомобилях.

Лесной пожар полыхал уже в 60 километрах от Томска, что явилось причиной небывалого задымления областного центра. Смогом из Томской области затянуло и соседние города — Новосибирск, Омск, Кемерово и Барнаул. Дым от лесных пожаров парализовал работу томского аэропорта, который из-за отмены нескольких рейсов понес убытки в размере около 2 млн рублей. Рейсы пришлось отправлять через соседние аэропорты в Кемерове и Новосибирске, откуда пассажиров доставляли на автобусах в Томск и обратно. В общем, сибиряки познали «сладость и приятность» дыма Отечества в прямом смысле.

Между тем площадь лесных пожаров в Томской области к последним числам июля составила 8 тыс. га. Больше недели весь регион находился во власти смога. «Обильные дожди, прогнозируемые в Томской области в третьей декаде августа, помогут сократить количество лесных пожаров», — утверждал тогда заместитель губернатора региона Игорь Шатурный. Он также сообщил, что с начала пожароопасного сезона в Томской области удалось ликвидировать 448 пожаров на площади более 85 тыс. га. «Большие площади, пройденные лесными пожарами, образовались из-за того, что при жаркой погоде высохли малые реки и болота, которые в прошлые годы помогали пресечь распространение огня, поскольку являлись естественной преградой для пожаров», — объяснял Шатурный. Томской области не повезло еще и потому, что ее территория на 91% покрыта лесами, при этом только 13% массивов доступно наземным способом. Остальная территория — только с помощью авиации. 31 июля на тушении пожаров в области было задействовано почти 2 тыс. человек, 267 единиц техники и 20 воздушных судов, которые были переброшены сюда в срочном порядке.

Дело дошло до того, что во всех храмах Томской епархии Русской православной церкви, которая была «обеспокоена установившейся аномальной жарой и сложной лесопожарной обстановкой в регионе», решено было отслужить коллективный молебен «Во время бездождия». Однако лесные пожары в регионе после молебна только усилились. Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев обращался к руководителям всех основных религиозных конфессий с просьбой организовать молебны о даровании дождя, но и в этом случае религия не помогла.

Чуть менее драматичной выглядела ситуация в Красноярском крае. Здесь также был введен режим чрезвычайной ситуации. В крае на тот момент было зафиксировано 77 лесных пожаров, общая площадь которых достигала 5 150,8 га. На тушении пожаров были задействованы 1 040 человек и 136 единиц техники. Особый противопожарный режим, включающий запрет на посещение лесов, был введен на всей территории Республики Алтай, в двух районах Забайкальского края и в двух районах Омской области.

Поезд в огне

В условиях чрезвычайной ситуации путешествие премьер-министра Дмитрия Медведева, состоявшееся в начале августа по пылающей Сибири на поезде, никого не удивило. В конце концов, поезд в отличие от авиатранспорта не зависит от дыма лесных пожаров и может передвигаться по рельсам даже в условиях нулевой видимости. Поэтому Медведев прибыл 6 августа из Омска в Томск по железной дороге. Здесь же — по сути, в эпицентре проблем, связанных с лесными пожарами, — и состоялось совещание, посвященное борьбе с разбушевавшейся стихией.

Руководитель Росгидромета Александр Фролов попытался обнадежить собравшихся, сообщив, что зона пониженного давления начинает перемещаться, что приведет к понижению температуры на пять-семь градусов и локальным дождям в Ханты-Мансийском автономном округе. По словам Фролова, на севере Томской области и Красноярском крае, в Туве, Иркутской области и Бурятии дожди будут очень сильными. «Но радикальных изменений ждем в третью декаду августа», — сказал он. «В общем, информация сейчас более или менее обнадеживающая, может быть, не радикально обнадеживающая, но обнадеживающая, — констатировал премьер-министр. — Тем не менее я хотел бы, обращаясь ко всем руководителям регионов, сказать, что расслабляться, конечно, точно не надо. Даже если будет кратковременное затишье и прольются дожди, это не значит, что погода такой будет весь месяц, наши метеорологи могут это подтвердить. Пока долгосрочных прогнозов по августу нет и быть не может в силу понятных причин, поэтому нужно быть во всеоружии».

Губернаторы Томской области Сергей Жвачкин, Красноярского края — Лев Кузнецов и Ханты-Мансийского автономного округа — Наталья Комарова, очевидно, были во всеоружии задолго до начала совещания. По крайней мере картина борьбы с пожарами в регионах по их информации уже не выглядела безотрадно драматичной. Дмитрий Медведев попросил Сергея Жвачкина внести предложения по совершенствованию борьбы с пожарами в стране, а правительству России — принять дополнительные меры по ликвидации очагов огня в Томской области, выделив средства на увеличение числа специалистов парашютно-десантной службы. Кроме того, глава Томской области получил подтверждение, что российское правительство компенсирует часть затрат региона на тушение лесных пожаров и ущерб, который понес агропромышленный комплекс в связи с засухой. «Поручено также проработать вопрос о погашении кредиторской задолженности субъектам Российской Федерации по тушению лесных пожаров, которая существует с прошлого года», — сказал премьер-министр.

 sib_341_014-1.jpg

Сергей Жвачкин, которому удалось поговорить с Дмитрием Медведевым тет-а-тет, визитом остался доволен. «Основной темой моей встречи с премьер-министром являлись лесные пожары в Томской области. Я доложил оперативную ситуацию, сложившуюся на сегодня, рассказал о принятых мерах, о перспективах развития ситуации, — сказал он. — Но самое главное — получил поддержку в том, что противопожарную группировку сворачивать сегодня рано, потому что ситуация непростая, несмотря на то что прошли кратковременные дожди. Мы также договорились, что премьер-министр примет меня и моих коллег-губернаторов, чтобы обсудить те системные проблемы, которые вскрылись во время пожаров по всей России, сделать выводы и начать по этим направлениям работать. Речь идет о необходимости возрождения малой авиации, судоходства на реках, лесничества. Я уже приводил цифры: если 20 лет назад на одного лесничего приходилось 10 тысяч гектар, то сегодня — практически 60 тысяч. Эту ситуацию надо исправлять как в Томской области, так и в целом по России. Словом, мы собираем информацию и готовим предложения. И надеюсь, по окончании этого сезона правительство нас внимательно выслушает».

Дмитрий Медведев подтвердил, что такая договоренность есть и что надо «уже по окончании сезона провести отдельное совещание, для того чтобы подвести итоги». Проведение этого мероприятия было поручено правительству. «Проведем его и уже обобщим практику этого года, потому что он принес тоже свои неожиданности, — сказал премьер-министр. — Я уж не говорю про абсолютно аномальные ситуации, которые возникли в целом ряде регионов, особенно в Сибири». На этом, собственно, и остановились. Пожары между тем пошли на убыль. По данным Роспотребнадзора, к 8 августа в Красноярском крае, Кемеровской, Новосибирской, Омской, Томской и Тюменской областях, а также в Ханты-Мансийском автономном округе «лесо­пожарная обстановка стабилизировалась». 14 августа в Томской области был отменен режим чрезвычайной ситуации.

Философия на пепелище

Какой бы ни была основная причина лесных пожаров — сельхозпалы, сухие грозы или же неосторожное обращение с огнем, на повестке остается один вопрос. Почему обезвредить пожары, традиционное, в общем-то, для Сибири явление, в этом году оказалось так сложно? Эксперты склонны связывать неспособность справиться с огненной стихией с теми переменами, которые произошли в лесном хозяйстве. «Как было раньше? Если пожарная ситуация сложная, объединялись и авиаохрана, и лесозаготовители, и лесохозяйственники, — говорит директор Томского Музея леса Николай Байдин. — Все единым фронтом вели борьбу. А сегодня пока разберутся, кто куда... А лесников сейчас вообще никого нет! Две с лишним тысячи работали в управлении лесного хозяйства, а сейчас в основном остались люди, которые с портфелями ходят. Пожары определили за базой охраны лесов, а лесничества остались — так это вроде не их дело. Раньше были предприятия-лесозаготовители, они прекращали всю работу и тушили пожары. А сейчас ни дорог в лесу нет — все заросли, — ни лесозаготовительных предприятий. Это тоже отражается на ситуации. Тем более захламленность увеличилась, потому что леса рубятся так — лишь бы взять два бревна, а остальное бросили. А это же все горючий материал — высохло и горит».

Специалисты считают, что 2012 год станет для лесного хозяйства России годом больших перемен, которые неизбежно связывают с отраслевыми реформами и нововведениями. Если ситуация будет развиваться по более или менее инерционному сценарию, то есть примерно как сейчас, то главной тенденцией в развитии системы управления лесами на федеральном уровне будет прогрессирующая утрата профессионализма и дееспособности всеми имеющими отношение к лесу органами государственной власти. Итогом может стать нарастающее количество самых разно­образных провалов в системе управления лесами. «Система борьбы с лесными пожарами в 2012 году будет работать хуже, чем в предшествующие годы, — констатировал руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко еще в начале года. — Это связано с продолжающимся распадом системы государственного управления лесами, сокращением финансирования лесного хозяйства и вынужденным сокращением штатов, неподготовленным введением обязательного лицензирования тушения лесных пожаров, огромными затратами на приобретение и обслуживание малоэффективной техники (например, самолетов Бе-200). Неподготовленное введение обязательного лицензирования деятельности по тушению лесных пожаров неизбежно приведет к организационному хаосу в начале пожароопасного сезона — весьма вероятно, что тушить лесные пожары на законных основаниях во многих регионах окажется просто некому. Хорошо, если где-то найдутся достаточно смелые и решительные руководители, которые организуют тушение вопреки абсурдным требованиям законодательства, но вряд ли они найдутся везде. В общем, предпосылки для очередной пожарной катастрофы в 2012 году органами власти уже созданы, и теперь почти все будет зависеть от погоды. Если лето получится экстремально сухим и жарким (а оно почти наверняка будет таким хотя бы в какой-то части России) — избежать катастрофических пожаров при такой степени готовности будет невозможно».

К сожалению, события развивались именно по предсказанному сценарию. Последствия произошедшего пока еще не ясно осознаны, но уже сейчас можно предположить, что они будут удручающими. Подсчитано, что экономический ущерб, нанесенный засухой в регионах Сибирского федерального округа, составил более 6 млрд рублей. В Алтайском крае от засухи пострадало более 3 млн га посевов сельскохозяйственных культур, погибло 576,6 тыс. га посевов, предполагаемый ущерб — 3,1 млрд рублей. В Кемеровской области площадь погибших от засухи посевов составляет 116 тыс. га, ущерб — 1,8 млрд рублей. В Омской области погибло 420 тыс. га посевов, общий ущерб оценивается в 1,3 млрд рублей. В Томской области погибло 75 тыс. га посевных площадей зерновых и зернобобовых культур. Посевы озимой пшеницы погибли полностью. А это только засуха.

Ущерб, причиненный лесным массивам пожарами, а также экономические и сопутствующие издержки еще никто не считал. Еще на совещании в Томске Наталья Комарова обратила внимание премьера на возникшую из-за пожаров проблему заготовки дикоросов в ХМАО. Такая же картина наблюдается в Томской области — грибов и ягод нынешним летом, скорее всего, собрать не удастся, а эта отрасль в прошлом году заготовила биоресурсов на 1,2 млрд рублей (см. «В поле ягода навсегда» в «Эксперте-Сибирь» № 41 за 2011 год). Кроме этого, по мнению руководителя Томского областного департамента защиты окружающей среды Александра Адама, недостаток грибов и ягод из-за пожаров и засухи в регионе может стать причиной выхода медведей к населенным пунктам. Он сообщил, что уже зарегистрировано восемь случаев нападения медведей на домашний скот.

Серьезные проблемы из-за длительного отсутствия осадков и серьезного задымления от таежных пожаров испытывают судоходные компании Сибири. Так, навигация на Енисее, Ангаре и малых реках севера Красноярского края идет в экстремальных условиях, что поставило под угрозу снабжение жителей и бюджетных учреждений Эвенкии продовольствием. Впрочем, эти неприятные «мелочи» за дымом пожарищ правительству, как правило, не видны. Не хватает сил прислушаться и к мнениям ученых-лесопиро­логов, которые давно твердят, что регионам следует установить сроки для контролируемых сельхозпалов. По их мнению, не надо отвлекать силы и средства на тушение тайги там, где она безлюдна. Природа сама разберется, чему гореть. Однако создается ощущение, что лесное хозяйство в силу своей зависимости от бюджетного финансирования обречено на бесконечное горение вовсе не из-за капризов природы, а из-за недоразумений бюджетной политики. Значит, Сибирь будет гореть и дальше.        

Лесные пожары в Сибири в 2012 году

Новости партнеров

Реклама