Врач как звено инноваций

Русский бизнес
Москва, 27.08.2012
«Эксперт Сибирь» №34 (342)
Медицина может стать локомотивом для развития целого кластера высокотехнологических производств в Новосибирске. Одним из элементов этой системы становится медицинский технопарк, созданный как частно-государственное партнерство

Фото: Виталий Волобуев

В конце 2011 года в Новосибирске открылся один из первых медицинских технопарков в России. Событие явно не случайное, учитывая уровень развития отрасли в городе и регионе. Прошло чуть больше полугода, и мы решили поговорить с его создателями — кстати, это первый медицинский технопарк замкнутого цикла в сфере медицины на территории РФ. Общая стоимость проекта — 989,4 млн рублей, из них за счет средств инвесторов, некоммерческих организаций и проектного финансирования со стороны МДМ Банка профинансировано 729,4 млн рублей. Проекту, правда, удалось получить ряд налоговых льгот.

Инновационный медико-технологичес­кий центр (таково официальное название технопарка), выросший рядом с уникальным НИИ травматологии и ортопедии (НИИТО) в центре города, существует в двух дополняющих друг друга ипостасях. С одной стороны, работает инновационная клиника, основная цель которой — внедрение самых современных клинических, диагностических, реабилитационных, хирургических технологий. С другой стороны, действует сам технопарк, основная задача которого — разработка и поиск уникальных технологий и продуктов. Уже сейчас там работает более десятка резидентов — Jonson&Jonson, Zimmer, BBraun, Carl Zeiss и другие. Симбиоз инновационной клиники и технопарка во всем мире считается довольно удачной и эффективной моделью, по такому принципу работают медицинские центры в США, Великобритании, Германии и других развитых странах. Очевидно, что появление медицинского центра подобного формата является предпосылкой для апгрейда всей отрасли в регионе. До конца текущего года планируется ввести в работу третий элемент — центр прототипирования медицинских изделий и продуктов, основная задача которого — формировать прототипы медицинских продуктов и доводить их до внедрения в практическое здравоохранение. Этот проект уже финансируется за счет средств областного бюджета (260 млн рублей) в рамках программы развития инфраструктуры поддержки малого и среднего бизнеса. Подразумевается, что центр будет состоять из четырех производственных участков, на которых будут формироваться прототипы различных медицинских продуктов.

О том, каким образом может измениться рынок медицинских технологий и продуктов, мы поговорили с генеральным директором инновационного медико-технологического центра Екатериной Мамоновой.

— Как вообще возникла идея создания такого центра?

— С инициативной группой (ключевыми разработчиками концепции создания инновационного медико-технологического центра были новосибирский НИИТО и Инвестиционная группа «Мамонов») мы занимались вопросом внедрения инновационных разработок в медицине. И столкнулись с рядом проблем, связанных с инфраструктурой. Если проанализировать то, почему медицинские разработки развиваются в Европе и Америке, а не в России, то станет очевидно, что ни административные барьеры, ни отсутствие финансирования и налоговых преференций не влияет на эти процессы. Проблема — именно в инфраструктуре. Почему? Если вы занимаетесь разработкой инновационной продукции в сфере приборостроения, то вы берете гараж, как это сделали в Apple, что-то там собираете, делаете прототип, затем проводите технические испытания, оформляете дизайн — и все это запускаете в производство. С медициной не все так просто.

Первый момент. Прототип в том состоянии, когда его разрешат испытывать клинически, должен соответствовать определенным стандартам. Проще говоря, мы не можем его произвести на коленке в гараже — мы должны выпустить его на сертифицированном оборудовании, по лицензированной технологии, соответствующей всем требованиям. А таких возможностей нет не только в Новосибирской области, но и в России. Отсюда и перекос — инновационные проекты по информационным технологиям внедряются активно, а медицина практически не развивается. Второй момент — длительные сроки. Сегодня только некоторые инвесторы и фонды начинают смотреть в долгосрочную перспективу и решаются идти в медицинские проекты.

— Но если обычно инвесторы в массе своей избегают входить в долгосрочные проекты, почему они придут к вам?

— Тут надо отметить, что, кроме инфраструктуры, медицинский технопарк (именно в такой концепции, как у нас) решает задачу финансирования проекта. Финансирование — это такой же технологический процесс, как и любой другой. Есть разные источники финансирования, разные формы, разные инвесторы. Задача нашего технопарка — совместно с нашими экспертами, наблюдательным советом, определить в проекте живое ядро, понять, что действительно через 5–10 лет оно будет актуально, и найти такую схему, которая бы позволила его профинансировать.

Центр прототипирования медицинских технологий и продуктов, который создает на базе Медицинского технопарка правительство Новосибирской области, в реализуемой концепции даст инвесторам возможность сэкономить до 70–80% средств, выделяемых на проекты. Потому что для того чтобы сделать прототипы, им не надо будет тратить десятки миллионов на то, что вдруг не сработает. Они могут прийти, произвести прототип, оплатив только его  производство, посмотреть: пошло, не пошло и при этом не замораживать финансовые ресурсы, не искать квалифицированный персонал, ресурсы на содержание команды эксплуатационников и другое. Вот это и есть то, что дает инфраструктура. Поэтому такая концепция идеальна для привлечения инвесторов.

Центр не зря сформирован именно в такой структуре: с одной стороны это технопарк, а с другой — инновационная клиника. Это концепция по внедрению новых инновационных продуктов. Высококвалифицированные врачи, которые тут работают, могут эти изобретения адаптировать и донести до других специалистов понимание того, как их надо использовать.

— По каким направлениям будет развиваться центр?

— В рамках центра обозначено сейчас пять ключевых направлений. Мы делаем ставку на регенеративную медицину, создание тканеинженерных конструкций и различных новых материалов, а также изучение вопросов биосовместимости новых материалов. Есть специфические направления, связанные с особыми технологиями, к примеру, технологии комплексного лечения, допустим, профилактики, диагностики такого заболевания, как остеопороз, который находится сегодня на четвертом месте в мире по смертности. Формируются направления, связанные с созданием современных диагностических систем на базе био- и геночиповых технологий.

— Почему вы выбрали именно эти направления?

— Они сейчас на пике: весь мир бьется над тем, чтобы сделать новые типы биодеградируемых материалов, весь мир работает над созданием сложных ткане-инженерных конструкций, все хотят научиться как можно раньше диагностировать заболевания, чтобы эффективнее их лечить. Почему мы их выбрали? На наш взгляд, на этих направлениях мы можем занять одно из передовых мест на международном рынке. Наш продукт должен иметь рынок сбыта, и этот рынок должен быть не только на территории России, но и мира. Наша задача максимум — начать конкурировать с ведущими мировыми медицинскими центрами. Головы у нас в России всегда были умнейшие, не хватало только двух вещей — организационных возможностей и оборудования. Уже начинают появляться прецеденты, когда российские специалисты, которые работают в ведущих мировых исследовательских центрах, готовы выполнять проекты в рамках нашего технопарка. Они видят, что у нас передовое оборудование, высокий уровень поставленных задач, а также дружественная языковая среда. Ведь это важно — чувствовать себя в комфортной обстановке.

— Вы планируете разрабатывать новые продукты. Это понятно. А дальше вы собираетесь производить их здесь же, в Новосибирской области? Уже есть площадки для этого? Организована инфраструктура?

— Инфраструктура инновационной клиники и медицинского технопарка — это только первый шаг, без которого другие просто сделать невозможно. То, о чем вы говорите, — следующий шаг, над которым мы сейчас работаем — совместно с биофондом Российской венчурной компании, с различными инвестиционными компаниями. Проблема в чем? На что смотрят инвесторы? Есть специфические вещи, которые требуют особого оборудования, понимания рынка, а есть такие, которые могли бы быть использованы с тем оборудованием и технологиями, которые уже есть на предприятиях. Анализ медицинской промышленности Новосибирской области показывает, что, несмотря на то что она не так активна, в ней есть ядра, готовые развивать эти новые направления. И процесс начнется — но только при условии создания инфраструктуры и готовых прототипов. Сами заводы не готовы проходить весь этот путь от самого начала до конца — от разработки прототипа до его внедрения, они не готовы вкладываться в рисковые стартапы. Да это и не является их задачей. Но если прототип уже готов, сертифицирован, они могут взять его в производство.

— Какие производства у нас готовы к подобным выпускам?

— У нас порядка 52 производственных компаний в области, работающих в сфере медицинской промышленности. Они формируют в валовом региональном продукте порядка 8 млрд рублей. Это, конечно, не такая большая сумма. Тем не менее она значима. А если учесть, что в регионе появляется стимулятор в виде медицинского технопарка и биотехнопарка в Кольцово, у отрасли прорисовываются хорошие перспективы. Есть и внутренний спрос, и широкое предложение инновационных разработок. По оценкам экспертов, объемы производства медпрепаратов, медсредств и медтехники на территории Новосибирской области можно довести с 8 до 39 млрд рублей. Конечно, это нельзя сделать за один год, но в течение 5–7 лет реально. Причем медицина, как раньше строительство, является такой отраслью, которая позволит развиться достаточно большому количеству сопутствующих высокоэффективных кластеров. Медицина сегодня является динамичным экономическим локомотивом.

— Каких оборотов выпускаемой продукции вы планируете достигнуть в самом технопарке?

— До 2016 года объем инновационной продукции, который разработан с использованием инфраструктуры инновационного центра, должен составить не менее 8 млрд рублей в год. Мы с осторожностью ставим целевые показатели в виде количества компаний, так как этот показатель очень условно оценивает эффективность.

— Какие проекты уже запущены в производство?

— Мы активно участвуем в проекте по наноструктурированной биокерамике ХК «НЭВЗ-Керамикс», в части формирования продукта, проведения всей системы сертификации. Сформирована рабочая группа проекта, куда вошли в том числе и технологи одного из ведущих мировых производителей эндопротезов. Это позволяет нам надеяться, что произведенный продукт будет адаптирован и к международному рынку. Ведь, чтобы выйти на мировой рынок, важно интегрировать ведущие корпорации в нашу систему. Везде должен быть индустриальный партнер, никуда от этого не деться.

Проект уже профинансирован «Роснано», в биокерамическое направление вложено порядка 200 млн рублей. Завод, который будет производить эндопротезы и керамику для них, сегодня строится на базе ХК «НЭВЗ-Союз», в одном из цехов формируется линия — в точности такая же, как в Германии. Идут проекты по производству новых типов тренажеров для реабилитации пациентов в послеоперационный период. Всего сейчас ведется работа над 15 проектами в разных сферах, каждый из них находится на разной стадии готовности.

— Кто будет определять концепцию разработки прототипов? Кто определит, что сегодня нужно именно этот продукт, и он будет востребован?

— Если говорить организационно — то идеологию работы медицинского технопарка и инновационной клиники определяет наблюдательный совет. Ключевая задача всей этой системы — поставить во главу угла пациента, так как все делается именно для него, и врача с его взглядами и требованиями, который лучше всего понимает, что сейчас нужно пациенту. Чтобы мы не материал или прибор производили, а систему и технологию, которые бы были удобны, понятны, даже приятны в эксплуатации. Инновационные компании об этом, к сожалению, мало задумываются. Мы стараемся сегодня активизировать врачей, чтобы понять те узкие места в используемых методах, которые можно было бы закрыть с помощью инновационных технологий. В одном центре в Швейцарии исследователи разрабатывали протез около восьми лет, долго над ним думали, испытывали в клиниках, и вот сейчас он выходит на рынок. Все очень рады, поскольку это изобретение решает ряд важных проблем, там разработано специальное покрытие… Но все это произошло благодаря инициативной группе врачей, которая участвовала в разработке, если бы не это, вряд ли бы проект был доведен до стадии реализации. Это только маленький пример. Поэтому для нас важнейшее звено — это врач. Наша задача — сделать в конце понятный ему инновационный продукт с понятной сферой приложения, с понятным экономическим и социальным эффектом.

— Насколько доступно будет лечение в клинике?

— В клинике сегодня используются программы ОМС и ДМС, формируется работа с различными фондами, которые осуществляют оплату операций, формируются специальные целевые программы. У пациентов есть много вариантов, чтобы получить лечение.

— А спрос есть? По нашим оценкам, даже при наличии высокотехнологичных центров в Сибири и в самом Новосибирске люди, особенно если есть средства, предпочитают лечиться за границей… Почему?

— Необходимо понимать, что в каждом отдельном случае у человека свои предпосылки для выбора, где ему лечиться. Например, НИИТО уже вошел в рейтинг 39 ведущих международных клиник по хирургии позвоночника. Это уже говорит о многом. Для каждой сферы свои особенности. А есть руки (я имею ввиду личность самого врача), которые работают только за границей. Можно даже целую клинику построить, но люди будут ехать именно к конкретному доктору. Вопрос врача и его квалификации сегодня стоит во главе угла.

Другой момент, конечно, уровень сервиса. Он определяется не только тем, чтобы у вас была двухместная палата, но и тем, как работает младший и средний медицинский персонал, как осуществляется сама операция и реабилитация. Российские клиники, где этим занимаются комплексно, можно по пальцам пересчитать.

Третий момент. Действительно, за рубежом ряд технологий лучше, чем в России. Именно для внедрения таких технологий и создавалась инновационная клиника, чтобы не было временного разрыва появления технологии за границей и у нас. При этом очень важно, чтобы к этой технологии мог получить доступ любой пациент, который в ней нуждается, вне зависимости от своего дохода и социального положения. Сейчас в какой-то степени модно говорить, что у нас плохая медицина. Но нельзя говорить за всю медицину. Есть специализации, есть учреждения с очень высоким уровнем. Нет пророка в своем отечестве — это, кстати, касается вопросов лечения тоже. Многие пациенты даже не задумываются, насколько у них более высокие риски, если они проходят лечение за границей, а не в России. Но убедить их можно только положительными примерами — по-другому никак.

Мы надеемся, что созданный медицинский технопарк и инновационная клиника смогут решить поставленные перед ними задачи и стать одним из ядер роста новой инновационной экономики, которая сейчас формируется на территории региона. Все предпосылки для того, чтобы развился эффективный кластер, у нас сейчас есть.  

Новости партнеров

«Эксперт Сибирь»
№34 (342) 27 августа 2012
Нефтегазовый комплекс
Содержание:
Испытание Восточной Сибирью

На востоке страны сегодня формируется нефтегазовый анклав, в большей степени интегрированный в экономику зарубежных стран, нежели в экономику России. Без коренных преобразований в базовой для Сибири отрасли хозяйствования изменить положение не получится

Реклама