АРГОнавтика в замкнутом пространстве

Самый крупный в России закрытый город — Северск — пытается форсировать свое развитие с помощью новых управленческих структур

Ирина Сенникова

Закрытое административно-территориальное образование Северск (ЗАТО Северск, Томская область) долгие годы находилось в тепличных условиях, получая положенные городу атомщиков дотации из федерального бюджета. Однако градообразующее предприятие — ОАО «Сибирский химический комбинат» (СХК, входит в топливную компанию Росатома «ТВЭЛ»), благодаря которому Северск получил статус моно­города, в ходе изменения своей производственной системы приступил к сокращению работников. И город, обнесенный по периметру колючей проволокой, начал испытывать системные трудности с развитием экономики, а его жители впали в «социальный пессимизм».

В эти непростые времена по инициативе мэра Северска был создан некоммерческий фонд «АРГО-С» (Агентство развития городского округа ЗАТО Северск), которому предстояло заняться вопросами развития закрытых и прилегающих к городу территорий. О работе по созданию конкурентоспособного качества жизни в ЗАТО и использовании в этом непростом процессе новых управленческих технологий мы беседуем с исполнительным директором НФ «Агентство развития городского округа ЗАТО Северск» Ириной Сенниковой.

— Главная цель агентства — это развитие территории ЗАТО Северск, — сразу поясняет Ирина Сенникова. — Я думаю, появление «АРГО-С» в таком качестве очень актуально. Кажется, что город у нас маленький, но ЗАТО имеет территории как внутри охраняемого периметра, так и обширные внегородские территории, поэтому работа здесь ведется масштабная и очень интересная. Хотя развитие инновационных процессов и построение рыночных отношений на закрытой территории, которая многие годы была дотационной, процесс, конечно, нелегкий. Основная наша проблема в том, что в 90-е годы прошлого века Томск вошел в рыночные отношения. Мы же оставались очень долго дотационными и боролись за федеральный бюджет. Деньги выделялись, но местного бизнеса как такового не было создано. А сегодня нет другого варианта — только выход на рыночные отношения. И фактически то, что Томск прошел в 90-е годы, мы проходим сейчас. Но если у Томска для этого было двадцать лет, то у нас столько времени нет. Мы должны все сделать быстро — за пять лет. И вот идет уже второй год наших преобразований.

— Ваше агентство принимало участие в разработке основных стратегических документов, определяющих развитие Северска. Какого результата вы ждете от этих программ?

— Да, в прошлом году мы работали над программой социально-экономического развития ЗАТО до 2016 года и актуализацией стратегии развития до 2020 года. И сегодня мы являемся кураторами реализации программы СЭР. Всего в ней четырнадцать направлений, непосредственным сопровождением которых мы занимаемся. Здесь и развитие государственно-частного партнерства, продвижение инвестиционных проектов и поддержка инвесторов. Главная задача — развитие территорий ЗАТО, помощь в реализации гражданских инициатив и образовательных проектов. Надо отметить, что когда мы делали анализ социально-экономического состояния Северска, то выявили острую проблему — «социальный пессимизм» населения. Учитывая преобразования, которые происходят на Сибирском химическом комбинате, да и в самом городе, этот пессимизм может сильно навредить ЗАТО, помешать перспективному развитию.

— В чем конкретно выражается этот «социальный пессимизм»?

— Он проявляется в том, что люди испытывают острую социальную прострацию. На протяжении долгого времени им говорили, что будет строиться много новых объектов — атомная станция, заводы, что у них будет много работы, обеспеченное будущее. На деле мы пока не видим ничего, кроме очередного этапа сокращения работников Сибирского химического комбината. Поэтому стратегия развития ЗАТО, программа СЭР, градостроительный план, которых, кстати, раньше не было, направлены на нормализацию социально-экономической обстановки. Сложность работы потребовала привлечения внешних экспертов, общественных организаций и объединений. Была создана рабочая группа из ста человек, а возглавил работу известный эксперт Алексей Козьмин, который продолжает работать над нашей программой.

— Есть ли сегодня у Северска крупные, как их принято называть, прорывные проекты и какова роль агентства в их реализации?

— Вообще, одно из основных направлений нашей деятельности — это развитие агломерационных проектов. В частности, сегодня у нас два таких проекта — промышленный парк и рекреационная зона. Агентство выступает оператором по проекту создания рекреационной зоны с условным названием «Новый зоопарк». Дело в том, что при разработке программы СЭР мы привлекли к работе местные экспертные группы, профессиональные сообщества, общественность и так далее. Так вот многие эксперты предлагали вынести современный северский зоопарк за городскую территорию. Тут мы вспомнили о бывшем пионерском лагере им. 40 лет ВЛКСМ, который находится за центральным контрольно-пропускным пунктом Северска, посмотрели этот участок, и как итог одной из гражданских инициатив появился проект создания рекреационной зоны площадью около 80 гектаров. На самом деле очень много людей хотели бы, но не могут попасть в северский зоопарк из-за режимных ограничений на въезд в город.

— Возникает резонный вопрос — где взять средства на реализацию такого проекта?

— Понятно, что на зоопарк инвестора не найдешь. Поэтому на первом этапе будем использовать различные виды государственно-частного партнерства. Земельные участки под аквапарк, гостиницы, парковки, объекты торговли и многие другие будут выставляться на аукцион для реализации этих проектов на территории зоны. Проект наверняка заинтересует инвесторов, поскольку он весьма перспективный и территория действительно очень привлекательна. Наша цель — сделать так, чтобы сюда приезжали отдыхать жители Томска и районов области. Мэр Северска поставил нам задачу по увеличению доходной части бюджета. И рекреационная зона в перспективе способна принести очень хороший доход.

— А в какой стадии находится реализация проекта промышленного парка?

— Пока на самом главном этапе — идет оформление земельного участка. Под парк выделен участок 960 гектаров, но реально мы будем двигаться, конечно, поэтапно. И первый этап — это участок 23 гектара, полностью подготовленный к приходу инвестора для создания производственной площадки. Географически — это площадка напротив завода «Томскнефтехим». Промышленный парк планируется развивать и внутри периметра СХК, и за периметром, поскольку предполагается участие в нем комбината. Ориентировочно в 2014 году мы должны приступить к строительству.

— Наверное, сложно привлечь в закрытый город инвесторов? Существуют ли какие-то северские ноу-хау в этом процессе?

— Мы работаем с банком инвестиционных проектов, собираем все идеи и предложения. Затем делаем привязку к территории и смотрим возможности реализации этих проектов в ЗАТО Северск. Есть проекты разного уровня развития — кто-то начинает с нуля, кто-то расширяет производство, у кого-то есть интересные бизнес-планы. В настоящее время в банке на хорошей стадии развития находятся семь проектов — от мелкого, стоимостью пять миллионов рублей, до очень крупного — на 1,5 миллиарда рублей. Один из перспективных — это Северское многофункциональное производственное объединение, которое будет заниматься переработкой вторсырья, производством гофрокартона и выпускать бумажно-картонную продукцию. Реализация проекта позволит создать 200 новых рабочих мест. В фазе расширения планируется поместить это производство на территории промышленного парка. Есть очень перспективный проект Западно-Сибирского кабельного завода, на который мы также возлагаем большие надежды.

— А северский бизнес как-то проявляет себя на новом этапе развития города?

— С северским бизнесом в этом плане сложно. Бизнес здесь избалован. Дело в том, что в городе по вполне понятным причинам очень долго не было конкурентной среды, поэтому вхождение бизнесов извне стало быстро создавать такую среду. Многие местные предприниматели оказались к этому не готовы. Скажем, открыли в Северске бизнесмены из Томска большой супермаркет, и местным ларькам сразу стало «плохо». А что делать? Люди стремятся к хорошему. Возьмите пример «Марии-Ра». Они купили у города один ужасный недострой и сделали из него магазин, культурное место. Северскому бизнесу это место было не нужно.

— Мэр Северска как-то обмолвился, что северчане ежегодно тратят в Томске половину всех своих заработков — около пяти миллиардов рублей, — потому что в ЗАТО нечего купить. Ситуация как-то меняется?

— Я думаю, эта сумма заметно уменьшилась. Появилось много новых современных магазинов. Хотя новой волны предпринимательства нет. Но бизнес тем не менее мы стараемся стимулировать. Надо понимать, что в Северске другие правила игры, не такие, как в Томске. Нужно знать всю специфику, пройти через нее. В этом мы тоже бизнесу помогаем.

— А если бизнесу банально надо денег?

— Идем вместе смотреть наши возможности по субсидированию, целевым программам, инвестфондам. Так ведь не бывает, чтобы пальцами щелкнул, и все заработало.

— И все-таки, на ваш взгляд, к чему в 2016 году должен прийти Северск? Как победить «социальный пессимизм» и внушить людям веру в будущее?

— Самое главное — необходимо устранить причины, которые способствуют «социальному пессимизму». Естественно, в этом направлении акцент делается на создание рабочих мест. У нас для этого есть все предпосылки. Второй момент — надо сделать город более открытым и доступным. Ведь если подумать, почему к нам не заходит крупный бизнес? Потому что есть проблемы с ввозом товаров на территорию ЗАТО. Проверка грузового транспорта — дело тяжелое, надо разгрузить фуру, потом загрузить и так далее. Но, например, с тем же «М-Видео» проблему удалось решить. Значит, все возможно, но ослабление въездного режима в целом — это очень большая задача. Учитывая опыт работы нашего агентства, могу сказать, что процесс развития идет, и, я думаю, в ближайшие два года откроются предприятия, которые создадут большое количество рабочих мест в ЗАТО, и вообще начнут благотворно влиять на социальную ситуацию.