Праздник не для каждого

Экономика и финансы
Москва, 10.09.2012
«Эксперт Сибирь» №36 (344)
Российская венчурная ярмарка впервые пройдет в Сибири. Инвесторы едут искать перспективные проекты на Байкал

В сентябре XIII Российская венчурная ярмарка впервые пройдет в Сибири. Она отправится в Иркутск, «в гости» к Байкальской венчурной ярмарке. Проведение мероприятия такого уровня свидетельствует об интересе, который испытывает Российская ассоциация венчурного инвестирования (РАВИ) к сибирскому региону. Ключевой тематической линейкой в 2012 году станет тема частных бизнес-акселераторов — относительно новой для нашей страны формы «инкубации» новых бизнесов в технологической сфере.

Венчурная ярмарка проводится в России уже тринадцатый год, и популярность этого события в мире бизнеса мало-помалу выходит за пределы узкого круга профессионалов. История поддержки венчурных инвестиций в России началась в 1997 году, года в Санкт-Петербурге прошло учредительное собрание РАВИ (с первых шагов она стала ассоциированным членом EVCA — Европейской ассоциации прямого инвестирования и венчурного капитала). Пионерам российского венчура — исполнительному директору РАВИ Альбине Никконен и директору-координатору Российской венчурной ярмарки Игорю Гладких, а также их коллегам пришлось заниматься информационным обеспечением участников нового рынка и созданием коммуникативных площадок. Шаг за шагом в Россию стали заходить крупные зарубежные фонды, основной капитал которых составляли средства международных институтов развития, в основном, ЕБРР. За ними потянулись и инвесторы с преобладанием частного капитала.

В 2003 году появились и первые отечественные венчурные фонды. Однако нацио­нальная модель венчурных инвестиций отличается от западной: вместо обособленных фондов чаще создаются структуры при крупных финансово-промыш­ленных группах, нацеленные на поиск инновационных проектов, находящихся в орбите основного бизнеса. Прорывом стало создание государственной венчурной компании — ОАО «РВК», которая занялась стимулированием рисковых инвестиций и финансовой поддержкой высокотехнологического сектора в целом.

Главной коммуникативной площадкой РАВИ остается ежегодная Российская венчурная ярмарка, которая за тринадцатилетнюю историю пережила мощный количественный и качественный рост. В первой ярмарке, состоявшейся в декабре 2000 года в Научном парке МГУ, приняли участие 28 компаний и 40 инвесторов. В пятой, прошедшей в Санкт-Петербурге, — уже 100 компаний и 130 инвесторов. С 2005 года при поддержке РАВИ проводится Казанская венчурная ярмарка, с 2007 — Сибирская венчурная ярмарка в Новосибирске, а в 2010-м состоялась первая Байкальская венчурная ярмарка.

Последнее мероприятие ждала нелегкая судьба. Байкальской ярмарке пришлось преодолевать скепсис как со стороны инвесторов (что перспективного может родиться в сырьевой провинции?), так и региональных властей, подозревавших, что венчурные инвестиции — это что-то предосудительное, чуть ли не новая МММ. Несмотря на то что на первой же ярмарке были подписаны соглашения о сотрудничестве между правительством Иркутской области, мэрией Иркутска и ОАО «РВК» и параллельное соглашение с РАВИ, на следующий год мероприятие было волевым решением председателя оргкомитета вычеркнуто из программы Байкальского экономического форума. Залы, в которых должны были разместиться компании-экспоненты, заняла выставка «Русь Православная»…

И тем не менее именно на 2-й Байкальской венчурной ярмарке, прошедшей в 2011 году, было принято решение РАВИ о проведении в Иркутске 13-й Российской венчурной ярмарки. Решение было поддержано мэром Иркутска Виктором Кондрашовым, но никогда бы не состоялось без активной поддержки начальника управления по стратегическому развитию и инвестиционной политике Комитета по экономике администрации города Евгения Семенова. Не случайно после проведения ярмарки Семенов возглавил управление финансовой поддержки и инфраструктурных инновационных проектов в правительстве Иркутской области.

«Иркутск — умный город» — так называется одна из сессий Венчурной ярмарки. На ней будут обсуждены возможности региона и столицы Восточной Сибири для развития технологических инноваций. И эти возможности действительно очень высоки, — говорит заместитель мэра Иркутска Дмитрий Разумов. — Иркутск действительно город умный, интеллектуальный, имеющий высокий научно-технический потенциал, активную бизнес-среду. Проведение ярмарки позволит привлечь средства для инновационного бизнеса, привнести новые бизнес-идеи, обучить большое количество предпринимателей. Это даст толчок в развитии наукоемкого бизнеса, а значит, и экономики Иркутска в целом».

Как рассказала Альбина Никконен, ярмарка — это прежде всего площадка для встречи представителей инновационного бизнеса и инвесторов: «Наша задача — создать все условия, чтобы они смогли встретиться и договориться. Для этих целей мы организуем экспозицию инновационных проектов, в которой примут участие около 50 предпринимателей. 35 от Иркутска, еще 15 привезет Российская ярмарка. Всем им дается шанс представить себя, свои идеи, свой бизнес крупным инвесторам, инвестиционным компаниям и фондам. Кроме того, будут организованы дискуссионные площадки и обучающие семинары».      

Начальник управления финансовой поддержки и инфраструктурных инновационных проектов Министерства информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области, к.э.н. Евгений Семенов

Евгений Семенов sib_344_025.jpg
Евгений Семенов

 — В какой-то степени решение о проведении Российской венчурной ярмарки в Иркутске — это колоссальный аванс. Мы прекрасно понимаем, что Иркутск в отношении инновационных технологий пока целина непаханая. Основу экономики региона составляют сырьевые ресурсы: лес, углеводороды и производство алюминия, словом, все строится на первичном переделе. Экономику знаний мы даже не начинали «строить». По настоящему приоритета инновационному развитию в Иркутской области не отдавалось. В документах все написано правильно, есть слова «модернизация» и «инновационное развитие», но если посмотреть на программы, в части перечня мероприятий и сумм, выделенных на их реализацию, — станет совершенно понятно, что делается крайне недостаточно. И, собственно, эту сформировавшуюся традицию мы и хотим сломать, такую задачу поставил Губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко.

У Иркутской области серьезный научно-технический потенциал, а это, как правило, означает, что инновационный потенциал тоже должен быть. Но раз долгие годы условия для инновационного развития не создавались, то и ожидать его сложно, правда? Если использовать такую дачно-осеннюю аллегорию, нелепо ожидать, что на целине сами собой вырастут арбузы, дыни и виноград. А вот если построить теплицу, подготовить почву, создать температуру и влажность — будьте уверены, и манго попрет. Есть перечень институтов развития, определенных процедур, которые формируют эко­систему инноваций. Это создание физической инфраструктуры: парки, инкубаторы, центры прототипирования и совместного пользования. Нужна инфраструктура, финансирование инновационных компаний на разных стадиях: фонды НИОКР, посевные и венчурные, фонды прямых инвестиций. Наконец, нужна правовая база и спрос на инновационные продукты на рынке.

Спрос — это важно. У нас основными двигателями является спрос государственный и спрос со стороны промышленности. И если государственную политику еще как-то можно регулировать, например, через законо­дательные требования к минимальной величине закупок инновационной продукции, то с промышленностью сложнее. С ней нужно работать через торговые площадки, через анализ структуры закупок. В итоге формирование среды для развития инновационных бизнесов в регионе сильно завит от политической воли руководства. Пока же вся вертикаль власти, от федеральных министерств до муниципалитетов, относится к венчурным технологиям с большим недоверием. А ведь реализация системного подхода гарантированно дает эффект, в 99 процентах случаев наблюдается рост по инвестициям в инновационные проекты, и это не наше «гениальное» открытие, это мировой и российский опыт.

Считаю, что игра стоит свеч. Это не значит, что мы завтра перестанем продавать нефть и лес. Но если посмотреть долю поступлений от малого и среднего бизнеса в региональном бюджете, то через налог на прибыль, через НДФЛ он даст порядка 20 процентов, и это близко к количеству поступлений от нефтянки. Так что есть прямая выгода стимулировать инвестиционный климат. Пока же уровень инфраструктуры явно недостаточен. Из ее элементов в Иркутской области пока что есть технопарк со встроенным инкубатором при Иркутском государственном техническом университете и муниципальный инкубатор в Братске.

Опыт проведения предыдущих Байкальских венчурных ярмарок свидетельствует о том, что для крупных венчурных фондов наши компании не всегда интересны. Сказывается определенная узость кругозора со стороны разработчиков, они не всегда готовы предложить проекты, масштабируемые на российский рынок. К нам московским венчурным инвесторам шесть часов лететь на самолете, плюс разница в часовых поясах. При сумасшедшем графике управляющего инвестиционного фонда найти время, чтобы добраться до Иркутска, можно только при условии, что есть какой-то ну очень привлекательный проект, такой, что его преимущества видны прямо из окна московского офиса. Ярмарка позволяет инвесторам посмотреть сразу пятьдесят проектов, уже прошедших предварительный отбор, подготовивших свои презентации в соответствии с принятыми РАВИ стандартами. Это не значит, что сразу все пятьдесят компаний получат деньги на развитие, но у каждой будет шанс, который в других условиях обошелся бы им в десятки раз дороже. Яркий пример — небольшая компания из Иркутска продвигает новый продукт «кедровое молочко» — жидкость, получаемая из ореха сибирского кедра. На первой же венчурной ярмарке им предложили серьезные средства, порядка полутора сотен миллионов, при одном условии: перенести производство в другой регион. Предприниматели подумали и отказались. Сейчас им дал деньги местный бизнес-ангел, а на второй ярмарке они получили предложение поставлять товар в сеть московских частных аптек, причем сеть готова взять на себя маркетинг и помощь в продвижении.  

Исполнительный директор Региональ­ного фонда научно-техничес­кого развития Санкт-Петербурга Игорь Гладких

Игорь Гладких sib_344_024-1.jpg
Игорь Гладких

— Венчурная ярмарка — это в первую очередь мероприятие для специалистов, и мы надеемся, что оно даст толчок развитию инновационного рынка в регионе. Но будем до конца откровенны: не следует ждать результатов в ближайшее время. Ни одно мероприятие, где впервые встречаются инвестор и предприниматель, не может впрямую повлиять на количество венчурных сделок в регионе. Кроме того, следует отметить, что до сих пор многие разработчики сосредоточены на технологической составляющей своих проектов в ущерб коммерческой. Это в корне неправильно. Найти инвестиции в таком случае будет очень сложно, поскольку каждый инвестор в первую очередь заинтересован в получении прибыли. Прежде чем предложить технологию или услугу рынку, необходимо понять «образ продукта», который будет востребован потребителем, потом нужно выбрать, точнее разработать бизнес-модель, продумать как и откуда привлекать ресурсы и уже после этого обращаться к инвесторам. Успех любого предприятия напрямую связан с продуманностью бизнеса — стратегией его развития, концепцией продукта, пониманием рынка и так далее.

Очень часто в технологическом бизнесе достигают успеха предприниматели-нетехнари. И самый, пожалуй, известный пример — Стив Джобс, который сам не разрабатывал продукты Apple, но лучше всех мог не только формулировать задачи, но и привлекать ресурсы, необходимые для их решения. Каждый должен заниматься своим делом. И не стоит ожидать, что талантливый ученый или инженер может стать успешным предпринимателем. Такие примеры есть, но это, скорее, исключения из правил. Нужно понимать, что венчурный капитал — это специфический инструмент, он подходит далеко не всем и не всегда, поэтому прежде чем обращаться к венчурным инвесторам, необходимо изучить рынок предложения капитала и выбрать тот источник, который на данном этапе более подходит для развития вашего бизнеса.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №36 (344) 10 сентября 2012
    Кинематограф
    Содержание:
    «Свадьбы мы не снимаем»

    В Новосибирске можно снимать полнометражное художественное кино без государственной поддержки и крупных инвесторов. В этом уверен режиссер Олег Захаров

    Реклама