Практики развития европейских городов будут полезны для российских муниципий, когда местные власти и население найдут точки соприкосновения в вопросах развития территории

Фото: Виталий Волобуев

«Вам комфортно жить в этом городе?» — этот вопрос я задавал случайным прохожим во всех муниципалитетах, где мне удалось побывать. Редкий случай, когда жители хвалят городскую администрацию, дороги и качество социальных услуг. В крупных городах жалуются на пробки, в малых — на нехватку рабочих мест.

Второй вопрос звучит так: «А что вы сделали, чтобы изменить ситуацию?». Здесь вообще только один пример — человек организовал соседей на строительство детской площадки. Остальные ответы похожи — «А что мы можем?», «У нас нет прав и денег!» и самый популярный «Вам тут не Европа!». Не Европа, конечно, но и не Сомали. Люди обладают вполне европейским сознанием, по крайней мере в региональных центрах. Они хотят жить комфортно, они знают или хотя бы интуитивно догадываются, что такое «умный город» и в общем и целом представляют, что нужно делать. Опыта не хватает?

За готовыми европейскими практиками я поехал в Новосибирск, где в рамках IV Международного инновационного форума «Интерра» 14 сентября прошел экспертный саммит городов­миллионников. А на соседних дискуссионных площадках в кинотеатре «Победа» обсуждали будущее российских городов.

Европейский вариант

Есть общеизвестная истина: комфортная среда в городах складывается из трех составляющих — идея, которая позволяет муниципалитету конкурировать в глобальном пространстве, активные городские сообщества — инициаторы изменений, улучшающих состояние среды, инвестиции — как частные, так и из городской казны, идущие на развитие территории.

Как все это реализуется в Европе? По словам разработчика культурной стратегии мэрии Лондона Тома Кемпбелла, столица Англии известна всему миру своей культурой: «Город позиционирует себя как место проведения музыкальных фестивалей, центр развития поп­культуры, киноиндустрии. Это креативные рынки, новая экономика, которая максимально позволяет вовлекать население в творческие процессы, в том числе мигрантов. Благодаря им идеи становятся интереснее, впитывают в себя национальные особенности той или иной страны». По его словам, город активно вкладывается в продвижение культурных проектов: ежегодно в проведение разного рода культурных мероприятий, вплоть до встречи китайского Нового года, инвестируется до 5 млн фунтов стерлингов. Появляются новые продукты, такие как кинокарта, когда туристы могут проследовать по местам съемок известных фильмов. Отсутствие самоидентификации — главная проблема российских городов, уверен Том Кемпбелл: «Нужно искать конкурентные преимущества и развивать их с помощью жителей, поддерживая малый бизнес, формирующий креативную индустрию. Важно найти общий язык с сообществами».

Таким языком в совершенстве владеют власти Берлина. Речь об инструментарии, позволяющем задействовать потенциал населения. Руководитель группы отдела «Социальный город» управления городского развития и окружающей среды Берлина Филипп Мюльберг считает, что без участия жителей районные и городские власти не в состоянии решить социальные вопросы: «Необходимо иметь чувство плеча и локтя, разговор с жителями должен быть на равных. Например, в Берлине жители сами решают, на реконструкцию каких объектов можно потратить муниципальные средства. Это некая форма демократии, когда горожане берут на себя ответственность за развитие района или в целом муниципалитета. Для этого мы организуем районные советы, которые общаются с городским руководством, обсуждают проекты по улучшению ситуации в конкретной территории. Помимо санации различных объектов советами рассматриваются социальные программы, направленные на повышение образовательного уровня, занятости, этническую интеграцию. Кто входит в советы, которые распределяют деньги? Более половины членов — обычные граждане, остальные — представители разных городских институтов — администраций, школ, органов внутренних дел. Их главная задача — создавать выгодные условия для поддержки гражданских инициатив».

Мэр Новосибирска Владимир Городецкий убедил всех на форуме, что город сделал ставку на инновации sibir_346_023.jpg Фото: Виталий Волобуев
Мэр Новосибирска Владимир Городецкий убедил всех на форуме, что город сделал ставку на инновации
Фото: Виталий Волобуев

Филипп Мюльберг привел в пример проект «Менеджмент добрососедства», актуальный для проблемных районов численностью населения от 5 до 20 тысяч. Для реализации подобных программ каждый год выделяется свыше 22 млн евро, в среднем по 38 евро на жителя. Половину средств предоставляет Европейский фонд регионального развития, 33% идут из бюджета Берлина, 17% — из бюджетов специальных программ по финансированию городского развития. Есть примеры реконструкции общественных пространств, создания так называемой общественной кухни, когда соседи вместе не только готовят, но и обсуждают наболевшие вопросы. Наиболее значимых изменений удалось добиться в вопросах интеграции мигрантов — переселенцам из арабских стран рассказывают о возможностях трудоустройства, их правах на получение образования и даже просвещают в сексуальных вопросах. Роль посредников между властями и приезжими выполняют наиболее активные представители этнических меньшинств. Им удается добиться таких результатов, которых не сможет достичь ни один немецкий служащий. Писать объявления о проведении таких встреч бесполезно, нужно стучаться в каждый дом и лично разговаривать с семьями. Найти общественников в среде достаточно пассивных групп непросто: помогают опросы и выборы таких уполномоченных в микрорайонах.

Толчком к городскому развитию могут послужить и масштабные мероприятия. Для Барселоны такими стали Олимпийские игры в 1992 году. Инвестиции, вложенные в инфраструктуру, дали столице Каталонии импульс на годы вперед. Но, по словам советника мэра Барселоны Хуана Карлоса Беллозо, город с тех пор не остановился в развитии, а постоянно трансформируется: «На территориях бывших промышленных зон, пришедших в упадок, появляются инновационные кварталы. Разработан сценарий создания города для людей, где центральное место отведено формированию нового общества. В его основе — социальное согласие, высокотехнологичные бизнесы, образование, спорт и развитая логистика. Особую позицию в этом сценарии занимает развитие технологий умного города — производство электромобилей, современные заводы по переработке мусора».

Российская действительность

Насколько применима европейская практика для России? Член экспертного совета при правительстве РФ, гендиректор Агентства развития города Томска Сергей Градировский считает, что у европейских и российских городов разные стартовые условия. Европейские города живут в более честной ситуации межбюджетных отношений, российским же приходится много сложнее, они погрязли в ремонтах. Градировский образно сравнил организацию новой экономики городов с большим многослойным гамбургером: «Вы никуда не можете деть нижние этажи пирамиды. Вам нужно убирать улицы, у вас должен бесперебойно работать водопровод, должна быть отменная канализация, работать «скорая помощь»… Но чтобы войти в новую экономику, нужен высокий передел и высокие этажи в городской среде. Где люди занимаются специфическими видами деятельности. Только крупный город может построить такой «биг­мак».

Московский культуролог Елена Зеленцова считает, что в России до сих пор не научились создавать пространства для творчества и комфорта: «В стране последние годы остро ведется дискуссия, что делать с нашими городами. Проблема не только в коммуникации и учреждениях, а в структурно­пространственном устройстве. Один из специалистов Сколково сказал, что города проще сравнять с землей и выстроить новые, потому что люди бьются и не могут понять, как сделать их лучше. Каждый российский город имеет свое лицо, наследие, специфику, а проблемы у всех клишированные».

Такого же мнения придерживается ведущий преподаватель Британской высшей школы дизайна Николас Чампкинс: «Пока в России не во всех городах понимают, что и как можно улучшить. Кажется, что мы сейчас выпустим креативные силы на улицы, и все будет хорошо. Нет. Нужно тщательно все продумывать. Вот, например, в России везде одинаковые детские площадки, почему бы не сделать что­то индивидуальное. А еще я видел, как бабушка огородила перед своими окнами в многоквартирном доме кусок земли, чтобы посадить цветы. Давайте будем стимулировать таких жителей, чтобы они облагораживали большие территории».

На голой идее

Насколько справедливы утверждения экспертов? Рассмотрим на примере города, принявшего саммит. С одной стороны, Новосибирск — это классический российский муниципалитет с богатым советским наследием (научные учреждения, промпредприятия, типовая застройка). С другой — это территория, где уже несколько лет ведется дискуссия о том, как надо развиваться. Исходить будем из трех вышеназванных слагаемых комфортного города — идея, активные городские сообщества, инвестиции.

Идея вроде бы есть. По крайней мере мэр Новосибирска Владимир Городецкий подчеркивает, что полуторамиллионный сибирский мегаполис «сделал сознательно мотивированный выбор на инновационное развитие». Возможно, этот выбор — вынужденный. Дело в том, что Новосибирск в головах многих иногородних и зарубежных гостей ассоциируется исключительно с Академгородком. Приезжие не понимают, что научный центр, созданный полвека назад на окраине города, до сих пор остается в нем инородным телом. Но если Новосибирск делает ставку на инновации, в ближайшие десятилетия ему предстоит плотнее «срастись» с Академгородком. И географически (вопрос о запуске скоростных электричек обсуждается уже не один год), и экономически, и ментально.

«Город должен прямо или косвенно формировать запрос на специалистов, разработки, которые необходимы в том числе для модернизации городского хозяйства», — говорит Городецкий и приводит в пример запуск троллейбуса на автономном ходу, который, отключившись от контактной сети, едет дальше на литий­ионном аккумуляторе. Последние выпускаются на заводе компании «Лиотех», который при поддержке китайских инвесторов и госкорпорации «Роснано» был построен в пригороде Новосибирска. Среди прочих инновационных достижений Новосибирска мэр назвал технопарк в Академгородке, две сотни резидентов которого уже произвели высокотехнологичной продукции на 13 млрд рублей.

Особая позиция у градоначальника и относительно формирования креативного класса: «Мы же понимаем, что эти люди будут создавать будущее. Инструментом воспитания такого поколения должно стать образование. Мы до 2020 года должны создать многоуровневую систему подготовки кадров, тех, кто способен будет генерировать новые идеи. В 2015 году планируется открыть школу­филиал научного центра Сколково». А что с городскими сообществами? По словам Городецкого, новая городская политика опирается на партнерство с гражданским обществом. В пример мэр приводит наличие в городе более тысячи общественных организаций, территориальные органы самоуправления и институт общественных слушаний: «Год назад проводили слушания по развитию Академгородка, с помощью которых мы поняли, что концепцию предстоит доработать».

Между тем опрос общественников на форуме говорит об обратном. «Население в общей массе инертно и не заинтересовано в городском развитии. Десяток активистов ситуацию не изменит. Нужно создавать условия для гражданской активности. Власть должна искать дополнительные площадки для контакта с населением», — таков общий вывод из общения в кулуарах саммита. Филипп Мюльберг также считает, что в российских городах необходимо развивать формы прямой демократии, искать консенсус с гражданами. А Том Кемпбелл уверен, что нужно создавать творческие лаборатории и так называемую культуру улиц, где каждый может заявить о своей идее.

 sibir_346_024.jpg Фото: Виталий Волобуев
Фото: Виталий Волобуев

Что с финансами? Сегодня при 34­миллиардном бюджете на развитие города выделяется 8 миллиардов. Мэр заметил, что основной развилкой является недостаток бюджета. При этом глава выразил понимание той ситуации, что финансовые потоки в ближайшее время не вырастут: «Мы должны быть не иждивенцами, которые ждут денег «за просто так». Нам нужно создавать мотивацию для инвестиций». А инвестиции придут в город вслед за экономикой знаний, которая в свою очередь появится, когда мегаполис станет центром привлечения интеллектуальных ресурсов. Для них опять­таки надо создавать условия.

По словам руководителя отдела «Планирование городского развития» управления по городскому планированию Лейпцига Штефана Хейнига, ситуация в некоторых районах Новосибирска сегодня напоминает проблемы, которые стояли перед его городом два десятка лет назад. Это прежде всего вопросы, связанные с городским транспортом, инфраструктурой, промышленными предприятиями. «Если вы ставите задачу создавать инновационную наукоемкую промышленность, нужно прежде всего задать вопрос, что нужно изменить в городе, чтобы удалось весь Массачусетский технологический институт переселить в Новосибирск. Если кто­то разработает такой проект в деталях, я приму в нем участие», — на полном серьезе заявил Филипп Мюльберг.

Мэр согласен: «Новосибирск формировался как типичный советский город, инфраструктура которого была приспособлена для организации промышленного производства. Среда для комфортной жизни горожанина формировалась во вторую очередь. Сегодня мы ориентированы на преодоление тенденции прошлых лет. Большего внимания требует организация общественных пространств, например, полноценной пешеходной улицы, благоустройство лесопарковых зон, оформление внешнего облика города, чтобы сделать его более ярким и эстетически привлекательным».

Получается, из трех составляющих комфортной среды Новосибирск в полной мере может говорить лишь о состоявшейся идее. Да и идея эта на самом деле еще не вросла в массовое сознание — анклавность Академгородка, его историческая оторванность от города мешает большей части населения осознать все прелести инновационного будущего. Тем не менее у многих городов нет даже и идеи. Надеяться на скорое решение проблем не приходится. И в этом никого не надо винить. Европейские муниципии потратили не одно десятилетие на их преодоление. Важно, что есть понимание, что и кому нужно делать.

Президент Национальной гильдии градо­строителей Михаил Петрович очень точно определил статус городов, которые еще только претендуют на звание креативных и комфортных: «Есть умные города, а есть чувственные, то есть те, которые управляются с помощью чувств. Им еще многое надо сделать, чтобы они могли конкурировать в глобальном пространстве».

Новости партнеров

Реклама