Баррикады рынка

Экономика и финансы
Москва, 22.10.2012
«Эксперт Сибирь» №42 (350)
Бизнес чувствует себя обиженным и угнетенным, банки же перестраховываются и ратуют за прозрачность компаний. Эффективно взаимодействовать две стороны смогут только при новых механизмах регулирования кредитного рынка

Фото: Виталий Волобуев

Кредитование бизнеса банками — традиционная модель взаимоотношений между финансовыми институтами и компаниями. Но в России эта модель пока остается слишком сложной и болезненной. Особенно для малого и среднего бизнеса (МСБ). «Россия, пожалуй, единственная из ведущих экономических держав, где взаимоотношения финансовых и нефинансовых компаний, особенно не относящихся к лиге национальных чемпионов, до сих пор складываются драматично. Доступ компаний к внешнему финансированию сильно затруднен по целому ряду обстоятельств. Часть проблем можно отнести к объективным, не решаемым на уровне конкретного банка и заемщика, но некоторые, по нашему мнению, являются рукотворными. И их можно выявить в прямых открытых дискуссиях и в дальнейшем снять», — отметил заместитель главного редактора журнала «Эксперт» Александр Ивантер. Именно этим он и занимался в качестве модератора дискуссии «Финансирование малого и среднего бизнеса», которую в середине октября организовал журнал «Эксперт-Сибирь». Впрочем, в кулуарах участники мероприятия говорили на эту тему без особого политеса, однозначно заключив: «бизнес против банков». Дискутировать собрались представители бизнеса и финансовых институтов (лизинговых и факторинговых компаний). Но основной удар принял на себя Промсвязьбанк в лице управляющего Сибирским филиалом Константина Каменщикова.

Неявный тренд

Аналитики уверяют — примерно полтора года назад банки почти поголовно сменили приоритеты, сделав ставку на МСБ, а также розницу. Хотя доля корпоративных кредитов в портфелях банков пока составляет больше половины, сектор крупных компаний уже закредитован. Зато сектор МСБ и розница растут намного быстрее, чем чемпионы рынка (см. график). «Ожидается, что портфель кредитов банков в портфеле по МСБ вырастет на 25 процентов. Тем более что регулирование кредитования малого бизнеса в этом году на фоне ужесточения требований по крупным заемщикам и по потребкредитованию уже становится относительно лояльным. И крупные, и небольшие банки сейчас видят сектор МСБ как приоритетный, наиболее интересный для развития наряду с некоторыми розничными рынками. Банки разворачивают «кредитные фабрики», упрощают процедуру получения кредита, увеличивают скорость принятия решения, снижают требования по обеспечению. И в следующем году все это даст положительный эффект с точки зрения объемов работы банков с малым бизнесом», — говорит заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА» Павел Самиев. Об этом же говорит и Константин Каменщиков: «Сегодня у нас кредитный портфель филиала состоит из 60 процентов корпоративного сектора, 20 процентов — МСБ, 20 процентов — розницы. С одной стороны, корпоратив выглядит весомее, но он движется с ростом всего 10 процентов, МСБ — с темпом 40 процентов, розница — с темпом 50 процентов. Поэтому мы нацелены на то, чтобы переформатировать портфель, который сложился в низко­маржинальной модели».

Тем не менее представители того самого МСБ положительных сдвигов в свою сторону пока в общей массе не замечают. У многих складывается ощущение, что громкие рекламные компании скрывают реальное положение вещей: банки по-прежнему предпочитают работать не с широкой бизнес-аудиторией, а с очень узким кругом посвященных. «Я не понимаю, где бизнес у банков. Создается впечатление, что банки, это некие организации, созданные для работы «на дурачка». Все охотятся за крупным бизнесом. Банку проще дать один кредит горно-обога­тительному комбинату, чем 100 — малому бизнесу. И это притом, что горняки перегружены долгами, долговая нагрузка достигает двух-трех годовых выручек, проценты за пользование кредитом крупный бизнес платит меньше, чем малый, тогда в чем бизнес? И наоборот — МБ, чтобы получить кредит, должен доказать банку, что он ему не нужен. Если докажешь — получишь, под гораздо более высокие проценты и менее выгодные условия погашения», — задал тон дискуссии частный инвестор из Новосибирска Роман Чукреев.

Банкиры с этим не согласны. «В прессе руководители ряда банков не раз заявляли: у корпоратива большая закредитованность. Банки все активнее работают с  розницей и МСБ.  Доходность корпоративного бизнеса традиционно ниже этих секторов.  Согласиться с тем, что банки не кредитуют МСБ, я не могу уже потому, что ежемесячно подписываю более ста миллионов рублей кредитов малым и средним предприятиям», — говорит Константин Каменщиков. Однако и он признал, что «рынок кредитования МСБ уже давно стал рынком покупателя, где предложений банков больше, чем платежеспособного спроса на такие кредиты». А раз так, то ему в ближайшее время предстоит переформатироваться. Как? Некоторые направления банкирам подсказали представители компаний.

Пакет претензий

Во-первых, бизнес считает, что в банках мало квалифицированных кадров. Это делает управление неэффективным, поскольку принятие большинства решений возможно только на уровне руководства, а не рядовых менеджеров. «Я двадцать лет работаю с банками и считаю, что им не хватает коммуникабельных людей. Парадоксально, но чем выше доходишь до руководства, тем проще становится общаться. Вопросы решаются на уровне управляющего. Но это ненормальная работа. Наша компания сотрудничает с восьмью банками, и ситуация одинакова во всех. В банках персонал использует определенный лимит обязательных, заученных слов, а любой вопрос, выходящий за эти рамки, вводит сотрудников в ступор», — отмечает финансовый директор компании «Термофор» Ольга Выгузова.

Во-вторых, по оценке компаний, от банков их отделяют высокие процентные ставки, ставшие уже притчей во языцех. Гораздо большей проблемой стали сроки рассмотрения заявок. Это отмечают все участники дискуссии. Вот пример из кулуаров мероприятия: весной этого года одна крупная компания, просившая не называть ее, подала заявку в банк на 100 млн рублей (рассчитывая получить кредит на пополнение оборотных средств). В результате рассмотрения поданных документов банк сначала снизил сумму кредита до 30 млн рублей. А к началу осени согласился выдать и вовсе лишь 5 миллионов. При этом выделенные средства компания до сих пор не получила. Но в течение практически полугода фирма была обязана показывать банку свою финансовую отчетность. Подобная ситуация — довольно распространенное явление на рынке. И если такой фильтрации подвергается достаточно крупная и известная на местном рынке компания, чего же тогда ждать более мелким игрокам?

Не удивительно, что некоторые, особенно те, которые производят нестандартные продукты, вообще не пользуются кредитами. Такова, к примеру, компания «Маком», производитель модульных молокоперерабатывающих комплексов мощностью от 1 до 20 тонн продукции в сутки. Директор «Макома» Игорь Беневаленский отмечает, что не берет кредиты не потому, что не испытывает недостатка в дополнительных средствах, а потому, что банки в большинстве случаев неконструктивно реагируют на специфичность и уникальность созданного им производства. Даже несмотря на то что «Маком» признана лучшим инновационным проектом 2011 года (по итогам конкурса Всероссийского выставочного центра в Москве), что за последние два года установила 14 мини-заводов по всей стране, что имеет многочисленные контракты на установку модулей в различных регионах. Однако у банков — слишком стандартный набор продуктов, в которые реальный бизнес, сетует Игорь Беневаленский, уложиться не может. Что вынуждает его либо прибегать к помощи частных инвесторов, либо использовать только собственные ресурсы. В Новосибирской области насчитывается около 20 тыс. малых предприятий, получить миллион рублей на поддержку бизнеса под 10% годовых для них не проблема (существует множество каналов для подобного финансирования). Но на такие кредиты МСБ не может масштабироваться. При этом, отмечает Беневаленский, из этих 20 тысяч «маленьких» — около 5% компаний (около тысячи предприятий) являются такими же инновационными, как «Маком». А ведь это мощный резерв для роста промышленности всего региона…

Но если такой бизнесмен, как Игорь Беневаленский, относится к ситуации уже философски и стоически, вполне осознавая причины, по которым его бизнес не получает кредиты, то других отказы банков до сих пор возмущают. Третья претензия бизнес-сообщества к банкам — как раз отказ последних сообщать им причины неполучения финансирования. Интересно, что сами банки объясняют эту традицию тем, что московские банки, имеющие разветвленную филиальную сеть, не слишком доверяют своим региональным офисам. В принципе, руководитель любого филиала имеет возможность выдать кредит самостоятельно, под свою ответственность и по собственному усмотрению. Но рискует так редко: ревизоры из головного офиса анализируют все сделки, даже при незначительных нарушениях лимит кредитных средств с филиала может быть снят или ограничен. Учитывая, что львиная доля банковского рынка Сибири занята именно филиалами, а не местными банками, картинка складывается очевидная.

Четвертая жалоба коммерсантов — каждый банк предъявляет совершенно разные требования к пакетам документов. Аргумент, что компаниям приходится тратить много времени и сил на тиражирование всевозможных бумаг с заявками, признают и сами банкиры. «Существует разный пакет документов для каждого банка, так как у риск-менеджеров сформированы разные представления о том, что нужно. Вот управленческая отчетность стандартизирована, все ее ведут в одном формате — 1С. Необходимо стандартизировать и документы для подачи заявки на кредит. Кто до этого дойдет, это будет достойным конкурентным преимуществом», — считает Константин Каменщиков. То, что необходимо регламентировать законодательно один пакет документов, считают и бизнесмены.

Честнее, но не прозрачнее

На самом деле претензий к банкам у бизнеса еще больше. Из общения в кулуарах дискуссии вообще можно было сделать выбор, что банки лишь имитируют бурную деятельность на пустом месте, рекламируя интересные условия и быстрое получение кредита. А на самом деле не собираются выдавать финансы вообще. «Ты вроде и нужен банку с 200-процентной гарантией отдачи средств, но если и не будет тебя, то и ничего, не потеряем. Мне кажется, что банкам нужно выстраивать отношения с микробизнесом. В большинстве своем это понятные люди, работающие на себя, с небольшим штатом», — говорит Роман Чукреев.

Но зачем банкам что-то имитировать? Ведь они признают, что спрос на кредиты сегодня заметно превышает предложение, при этом многие банки не исчерпывают ежемесячные лимиты на кредитование. «Открою вам маленький секрет: мы недовыполняем выделенные нам лимиты по кредитованию», — говорит Константин Каменщиков. Почему же так происходит? Клиент не всегда прозрачен — резюмируют финансисты. А в такой ситуации лучше перестраховаться и не выдать кредит, чем выдать его под неликвидный или непрезентабельный залог. К тому же сегодня уровень просрочки выше среднего по рынку именно в сегменте среднего бизнеса. «Просят кредиты на 15–20 миллионов рублей, при этом в обеспечение предлагают подвал, какую-то коммерческую площадь», — отмечают представители Промсвязьбанка.

Но здесь есть нюансы. «С точки зрения просрочки прирост у МСБ на 1 июля выше, просрочка у крупного бизнеса и розницы ниже. Но, во-первых, ожидается прирост просрочки в рознице. Очень быстро растущее потребкредитование обязательно скоро даст негативный эффект. И, как известно, показатели качества портфеля крупных корпоративных клиентов непрозрачны: реструктуризации, пролонгации и прочие способы скрыть временную неплатежеспособсность клиентов применяются часто. То есть реальные цифры по просрочке у корпоратива выше. А просрочка по МСБ такая, какая она есть, ничего не завуалировано», — отмечает Павел Самиев. В такой ситуации банкам выгоднее рисковать, имея дело с мелким и средним бизнесом, поскольку он, получается, честнее.

Честнее настолько, что не скрывает, что в какой-то степени даже обманывает банк, желая получить кредит. «Давайте скажем прямо. Мы банки наполовину обманываем. Они просят определенный уровень рентабельности, залоги, и мы «делаем» эту рентабельность. Когда они понимают, что их обманули, они не дают кредит, а когда не понимают, то дают. Уже до чего дошло? Банки стали принимать управленческую отчетность. О чем мы говорим? Они принимают черную кассу во внимание, когда дают кредит», — отмечает гендиректор фирмы «Альбион-С» Олег Косточкин. Впрочем, на такой компромисс готовы не все компании — просто потому, что не все ведут управленческую отчетность. К тому же банки просят показывать реальную картину в бухгалтерии (что очевидно), и перед бизнесом возникает дилемма — нарисовать отчетность «фантиками» и получить больше шансов для кредита или показать — как все на самом деле. Короче, главным выводом из всей этой дискуссии стала четко сформулированная потребность в стандартной форме предоставления отчетности.

ИT-решение?

«Зачем вы загадку бизнесу задаете? Вы дайте ему эту форму. У вас же есть клиент-банк. Обеспечьте в своем клиент-банке финансовый учет и финансовое планирование предприятия или предпринимателя, чтобы бизнес был полностью прозрачен для банка. Тогда у вас будет объективная система и реальный повод, чтобы дать или не дать кредит», — предложил директор по развитию компании «Ремэненергомаш» Алексей Иванов. Подобные решения возникают у многих участников дискуссии. «Сейчас есть электронный документооборот, используется 1С по обмену между предприятиями. Если бы банк сделал возможность встречных обменных документов и контрагентов, мы бы получили ускорение денежных транзакций в сто раз, вы бы видели все, полностью список контрагентов — и мы бы не «заморачивались» на бухгалтерский баланс. Банк бы делал бухотчетность предприятию вместо бухгалтера. Что мы хотим? Прозрачности хотим? Да ради бога! Нормальный бизнесмен хочет, чтобы было все отлажено», — говорит заместитель директора компании «Сибирское технологическое агентство» Игорь Абдулин.

Правда, Константин Каменщиков признал, что 1С для подобного прорыва не подойдет. Возможно, банкам придется разработать собственное уникальное ИТ-решение. Понятно, что от рождения идеи до ее воплощения в реальность могут пройти годы.

Недавно стало известно, что в этом году Нобелевскую премию по экономике присудили двум ученым — Элвину Роту и Ллойду Шепли за теорию устойчивых распределений и практику рыночного конструирования. Лауреаты исследовали фундаментальную проблему экономики — эффективное и оптимальное сведение различных экономических агентов друг с другом. К примеру, в больших городах перед старшеклассниками стоит проблема выбора школ, а в трансплантационной практике доноров человеческих органов необходимо оптимальным образом свести с пациентами, нуждающимися в пересадке. Рот и Шепли удостоились высокой награды за то, что смогли ответить на подобные вопросы, двигаясь от абстрактной теории устойчивых распределений к практическому конструированию эффективных рыночных институтов. Может, стоит их наработки использовать и для того, чтобы общение банков с их потенциальными клиентами стало более эффективным?     

Новости партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №42 (350) 22 октября 2012
    Сибирские "газели"
    Содержание:
    Надежда и опора

    Кризис расставил все по своим местам — в списке самых динамичных компаний Сибири остались лишь те, которые своим ростом обязаны эффективному управлению и смелому маркетингу. Но и компании посредники из нефтегазовой отрасли тоже никуда не делись

    Реклама