Шанхайские разборки

19 ноября 2012, 00:00
  Сибирь
Администрация Иркутска считает, что дикая торговля в самом центре города является архаикой

Мэр Иркутска Виктор Кондрашов начал кампанию по искоренению знаменитого «Шанхая» — участка полулегальной торговли, стихийно возникшего много лет назад прямо в центре города. В начале ноября мэр поставил перед собственниками земельных участков в районе улиц Байкальской, Софьи Перовской, Борцов революции и Подгорной, где располагаются торговые места и склады, ультиматум. По его мнению, рынок находится в антисанитарном состоянии, вокруг всегда пробки, процветает несанкционированная торговля и воровство. «Моя позиция такая: в том виде, в каком торговля находится сейчас, ее осуществлять нельзя», — отрезал Кондрашов.

«Шанхай» — наследие 1990-х, когда дефицит товаров народного потребления привел к появлению в Иркутске китайцев. Они вели мелкорозничную торговлю прямо на центральных улицах города, выдавив из этой сферы и местных «коробейников», и выходцев из кавказских республик. Отчаявшись бороться с хаосом на улицах, городские власти отвели для торговцев территорию бывшей фабрики валяной обуви, буквально в паре кварталов от Центрального рынка. «Шанхай», таким образом, был создан в начале 1993 года. Через полгода на нем работало порядка 500 продавцов, к весне 1995-го число торговых мест выросло до 1,2 тысячи, к 2000-му эта цифра удвоилась. Ежедневно через рынок проходило порядка 20–30 тыс. человек.

Как и вокруг многих аналогичных барахолок, возникших в те же годы и в других городах, стихийно росла и инфраструктура: склады, нелегальные гостиницы, незарегистрированные частные столовые и кафе. Органы правопорядка периодически выявляли на прилегающей к «шанхаю» территории нелегальные игровые салоны. Однажды здесь были обнаружены не имеющий лицензии медицинский пункт и даже банк, осуществляющий денежные переводы в КНР. Естественно, все эти заведения функционировали в режиме «только для своих», а вопросы решались через неформальных лидеров — проще говоря, китайских криминальных авторитетов. К нулевым годам район улицы Софьи Перов­ской и Борцов Революции, застроенный уже ветхими одно- и двухэтажными усадьбами середины XIX века, без водоснабжения и канализации, превратился в скопище притонов самого гнусного вида.

Наступление на «шанхай» городская администрация начала еще в 2002 году, после пожара, который едва не уничтожил деревянный квартал. На рынке начали оборудовать торговые места в металлических павильонах-контейнерах, одновременно сокращлось их количество. В 2007 году городские власти закрыли основную площадку, организовав на территории бывшего рынка временную автостоянку. Но торговцы переместились на соседние участки, принадлежащие частным владельцам. В 2009 году «шанхай» с формальной точки зрения находился одновременно на 11 рынках, принадлежащих разным собственникам. Правда, границы их были условны, и понять, где заканчивается один рынок и начинается другой, могли только специалисты. Под давлением администрации здесь появилось несколько многоэтажных торговых центров, которые предлагали арендаторам места в благоустроенных залах. Например, в 2011 году распахнул двери торговый центр «Шанхай-сити молл» площадью 4 тыс. кв. м. Однако значительной части мелких торговцев цена аренды «цивилизованного» торгового места показалась чрезмерно высокой, и они предпочли снова уйти на уличные тротуары. Это сразу же осложнило транспортную, санитарную и криминальную обстановку на прилегающих улицах. «Район Центрального рынка и так перегружен, и мы заинтересованы в том, чтобы максимально разгрузить эту часть города, а в будущем — придать этой территории новые функции. В конце концов, в мировой практике принято выносить крупную рыночную торговлю на окраины городских поселений, где можно минимизировать расходы на содержание торговых мест. У нас же пока происходит наоборот: лучшие с точки зрения логистики и городской среды участки отданы под дикую полукриминальную торговлю с уличного прилавка», — признает начальник департамента предпринимательства и развития потребительского рынка администрации Иркутска Алексей Евладов.

Пока что с позицией мэрии собственники земельных участков не соглашаются, хотя с тем, что состояние рынка далеко от цивилизованного, они не спорят. Виктор Кондрашов обязал владельцев участков навести порядок в местах несанкционированной торговли: освободить тротуары, поддерживать санитарное состояние территории не только вечером, но и в течение дня. Дальнейшие переговоры будут проходить с каждым собственником персонально. Времени на долгие раздумья уже нет: с 2013 года вступают в силу новые нормы закона «О розничных рынках», по которым в городах, имеющих численность населения свыше 100 тыс. человек, торговля может осуществляться только в капитальных строениях. На помощь мэрии пришли сотрудники иммиграционного контроля областного УФМС. С начала ноября внезапно прозревшие правоохранительные органы задержали 29 китайцев-нелегалов, шесть из них выдворили за пределы России, выявили 42 случая нарушения миграционного законодательства и даже обнаружили на территории рынка — ну надо же! — помещение, в котором незаконно проживали представители ближнего зарубежья. «Это исторически сложившийся торговый центр, здесь работали на протяжении веков, вся городская инфраструктура строилась так, чтобы облегчить доступ сюда покупателей. Перенос рынка повлечет за собой перераспределение транспортных и пассажирских потоков, нарушит привычки массы иркутян, изменит облик центральной части города, и не обязательно, что к лучшему, — говорит доктор исторических наук, профессор кафедры всеобщей истории Иркутского госуниверситета, специалист по изучению торговых меньшинств Виктор Дятлов. — Это и вопрос отношения к мелкому бизнесу, который в России и так совершенно бесправен. Очевидно, что крупный собственник с понятной структурой на этом месте городской администрации выгоднее, чем несколько сотен мелких арендаторов. Конечно, рынки под открытым небом уходят, но это не значит, что они должны окончательно исчезнуть. Пример блошиных рынков в благоустроенных странах Запада говорит об этом со всей очевидностью. Нет сомнения, что если власть приложит немалые усилия, она рынок с насиженного места выдавит. Но не будем забывать, что поиск простых решений для сложных задач в итоге только усложняет проблему, выводя ее на новый уровень».