Пора передвинуть Саяны

Тема недели
Москва, 10.12.2012
«Эксперт Сибирь» №49 (357)

«Мы тоже не знаем, что происходит у вас в Новосибирске», — сказал нам один тувинский чиновник, ответственный за пропаганду деятельности регионального правительства, в ответ на упрек в том, что за пределами республики практически никто не знает о жизни далекой Тувы. Причина проста — тувинцам особенно не нужно знать, что происходит в названной столице Сибири, а «столичным жителям» нет никакого дела до проблем тувинцев. Поэтому и получается, что мало кто знает, что есть такое место — Тува, и еще меньше осведомлены о том, что этот загадочный край находится вдобавок еще и в составе России.

Когда-то в Туве был один из центров азиатской государственности — наряду с Китаем или Персией. Сейчас это задворки страны, которые живут своей жизнью. От остальной России республику отделяет хребет Саянских гор, в котором проложена всего лишь одна стабильно функционирующая дорога — в Абакан, да и та периодически перекрывается из-за снегопадов и других погодных неожиданностей. Главный посыл центральной темы номера: как в республике отчаянно пытается строить угольный бизнес ООО «Тувинская горнорудная компания» (ТГРК). В 2010 году En+ Group Олега Дерипаски получила контроль над этим активом, и с тех пор угольные разрезы ТГРК, работающие как приложение Кызыльской ТЭЦ и каких-то остатков промышленности, пытаются ориентировать на далекие внешние рынки, которые, опять же, находятся «по ту сторону» Саян. 

«Знаете, тут многие главы кожуунов и даже обычные сотрудники районных администраций только прописаны по месту работы, а живут давно в Кызыле. Это нормально — более-менее цивилизованное существование возможно именно в столице республики, в сельской местности зачастую вообще делать нечего», — объяснял нам еще одну местную особенность другой житель Тувы. Под этой цитатой, впрочем, может подписаться почти каждый житель российской глубинки. Но почему же мы говорим о том, что Тува — какой-то по-особенному отсталый регион?

Здесь необходимо передвинуться немного западнее и обратить внимание на соседнюю республику Алтай. Еще десять лет назад это был примерно такой же, как сейчас Тува, депрессивный регион, в котором туристы боялись заезжать дальше 50-километровой черты от Горно-Алтайска. СМИ муссировали агрессивность местных жителей по отношению к туристам, да и приезжать было некуда — все известные сегодня базы отдыха еще только предстояло построить. Что же до железной дороги — то в республике Алтай она, видимо, появится сразу после тувинской, уж точно не раньше.

Все изменилось, как принято говорить, на глазах у одного поколения. Сегодня республика Алтай — «само собой разумеющееся» место отдыха для всей Западной Сибири. Здесь работают сотни мест отдыха, а туристы уже преспокойно добираются вплоть до Белухи. После двух десятилетий анабиоза под Горно-Алтайском открылся отремонтированный аэропорт, в следующем году откроется забытая было ОЭЗ «Алтайская долина». Туристический бизнес добирается до самых дальних сел, жители которых, как оказалось, тоже хотят и могут работать, а не только получать социальные пособия. Пример тому — успех программы фонда банка Citi (ЗАО «КБ «Ситибанк») и Алтае-Саянского отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF), которые раздали в отдаленных районах республики Алтай около 30 грантов на создание и развитие «экологического» бизнеса (при том что заявок было более 150 — и это в селах, расположенных за сотни километров от Горно-Алтайска, в которых тоже «вообще нечего делать»).

Регионы отличаются объективно лишь одним — горный Алтай расположен всего в 500-километровой зоне доступности от Кемерова, Новокузнецка, Барнаула, Новосибирска и прилегающих городов и поселков. Они-то и формируют поток в 1,5 миллиона туристов, ежегодно посещающих республику Алтай (для сравнения — в Туве — лишь несколько десятков тысяч). Вряд ли тувинцы чем-то хуже алтайцев и других народов. Просто даже от Кызыла до ближайшего крупного города (к тому же способного сформировать стабильный туристический спрос) — Красноярска — нужно ехать на автомобиле порядка 10–12 часов. На выходные туда уже не поедешь. А потому там нет миллионного потока туристов, нет качественных кадров и, как ни парадоксально, нет условий для развития промышленности. Потому что уголь и другие возможные продукты производства вынуждены проезжать ровно тот же путь через Саяны.

Выход, таким образом, напрашивается сам собой. Раз нельзя передвинуть Туву и сточить Саяны, нужно приближать Туву к остальной России искусственно — всеми средствами, которые придумала цивилизация. Например, хорошими дорогами или стабильным авиасообщением. Или особым бизнес-климатом, который может привлекать не только сырьевые компании.

Тем временем, в следующем году программа мини-грантов шагнет и в далекие села Тувы. Сообразные мини-гранты нужны и крупным компаниям, которые, как оказалось, тоже хотят работать на окраинах страны.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №49 (357) 10 декабря 2012
    Тувинский уголь
    Содержание:
    Верблюды, кочевники и уголь

    Отсутствие железной дороги превращает тувинскую промышленность, которой здесь и так почти не осталось, в крайне тяжелый вид деятельности. Особенно ярко это проявляется в угольной отрасли — бизнес в ней отчаянно пытается строить En+ Group

    Реклама