Больше нефтяных инноваций

Русский бизнес
Москва, 24.12.2012
«Эксперт Сибирь» №1 (359)

Предлагаемая вниманию читателей статья группы ученых из Института экономики и организации промышленного производства СО РАН только на первый взгляд выглядит жесткой и достаточно спорной. Наверняка у представителей крупных компаний, работающих в нефтегазовой отрасли — базовой для экономики Сибири, — найдутся контраргументы по всем пунктам. Но в общем и целом вывод ученых вполне здрав и адекватен — добыча нефти и газа, особенно на новых территориях, нуждается в совершенно других организационных формах. И проводником этих коренных изменений может быть только государство. Сама среда, в которой сегодня работают нефтегазовые недропользователи, должна стать более конкурентной и живой.

Нефтяная отрасль за рубежом — это не только гигантские корпорации, это целая плеяда мелких и средних (как правило — независимых) частных компаний. Так, до половины добытой нефти в Северной Америке приходится именно на таких игроков. Причем нередко они занимаются разработкой мелких и трудных участков недр, которые крупной рыбе зачастую не интересны. Удел великанов — большие и комплексные месторождения. В России же отрасль, по сути, монополизирована вертикально интегрированными нефтяными компаниями. Малых недропользователей (кстати, в нашей стране официально не существует даже такого статуса) у нас всего несколько процентов, причем за прошедшее десятилетие их доля в добыче упала с 10% до 3%.

В итоге, как отмечал журнал «Эксперт» (см. «Оставьте место для малых» в «Эксперте-Сибирь» № 27 за 2012 год), в стране накопилось большое число неосвоенных месторождений и простаивающих скважин, которые либо вместо нефти гонят на поверхность воду, либо являются низкодебетными или аварийными, либо просто стоят законсервированными. Крупным компаниям такие объекты неинтересны, а «малышам» к ним не подступиться, в том числе из-за отсутствия необходимой инфраструктуры и административных барьеров.

Такое положение характерно для старых районов освоения. В новых же районах, к примеру, в Восточной Сибири, засилье ВИНКов чревато другими последствиями. Дело в том, что месторождений-гигантов здесь просто нет — второй Самотлор на всем пространстве от Енисея до Тихого океана найден не был. «Зато мы с самого начала имеем залежи неструктурного типа — есть отдельные участки недр, содержащие нефть, но они перекрыты другими породами. Это затрудняет и разведку, и последующую разработку. Иными словами, залежи как бы распадаются на отдельные небольшие изолированные участки… А чем специфичнее то или иное месторождение, тем более изобретательным, инновационным должен быть подход к поиску и реализации форм его экономически эффективного освоения», — говорил один из авторов предлагаемой статьи, член-корреспондент РАН Валерий Крюков в интервью нашему журналу еще в прошлом году (см. «Извлечь из прошлого уроки и выгоду» в «Эксперте-Сибирь» № 38 за 2011 год). Добавляя, что только множество малых и средних недпропользователей, чтобы заработать прибыль и сохранить рентабельность, могут активно заняться внедрением инноваций и разработкой сложных залежей. Кстати, пример независимой Иркутской нефтяной компании, одной из сибирских «газелей», в этом плане весьма показателен — разрабатывая достаточно сложные участки недр, компания с помощью иностранных парт­неров смогла долгое время показывать высокие темпы роста и постоянно наращивать объемы.

Можно, конечно, принудить к инновациям и царствующих сегодня в российской нефтянке гигантов. Но, представляется нам, этот путь слишком однобок и вряд ли особенно эффективен. Гораздо правильнее создать систему стимулов — от налоговых (сегодня «малыши» придавлены «плоским» налогом на добычу полезных ископаемых — его величина привязана лишь к стоимости нефти на мировом рынке, геологические же и другие условия добычи на размер фискального сбора не влияют) до организационных (как уже было сказано выше, закрепить в законе статус малых и средних недропользователей). И тогда традиционная для Сибири отрасль, особенно за счет вовлечения в оборот сложных участков в восточной части макрорегиона, станет реальным интегратором различных инноваций — мозгов у нас для этого, как и нефти, достаточно.

У партнеров

    Реклама