Счастье не наступит автоматически

Русский бизнес
Москва, 24.12.2012
«Эксперт Сибирь» №1 (359)

Предлагаемая вниманию читателей статья — довольно узкий и достаточно спорный взгляд на проблему, масштаб которой тем не менее не стоит преуменьшать. Сырьевые ресурсы — главное конкурентное преимущество большинства регионов Сибири, а особенно Дальнего Востока. Многие до сих пор запрятаны в недрах, к которым не протянуто ни дорог, ни коммуникаций. Однако своего часа эти ресурсы дождутся — это нужно и крупному бизнесу, и государству. Значит, транзитно-сырьевой сценарий развития Востока России будет реализован в том или ином объеме в обязательном порядке.

Но как сделать так, чтобы сырьевые проекты стали основой для диверсификации местной экономики, дали импульс развитию сложных индустрий и сервисных компаний, стимулировали появление в регионе (и стране!) отечественных Schlumberger? Пока такого опыта в России не наработано — особенно ярко это проявилось при реализации проектов СРП на Сахалине, а также при освоении Ванкорского нефтяного месторождения в Красноярском крае (что, собственно, подробно и описано в статье темы недели). Автоматического «усложнения» местных экономик при появлении столь глобальных мультипликаторов роста не случилось, эффекты, потенциально огромные и разнообразные, оказались в итоге локальными и мизерными. Властям остается делать хорошую мину при плохой игре; компаниям-недропользователям — впадать в полную зависимость от зарубежных производителей оборудования и обслуживающих его структур.

Между тем впереди — вовлечение в оборот новых месторождений. Рост Востока России будет нарастать, этот процесс не остановить, его стимулирует близость Сибири и Дальнего Востока к азиатским рынкам и стремление страны закрепиться на восточном фланге. Значит, из уже накопленного негативного опыта на Сахалине и Ванкоре нужно сделать правильные выводы и не допускать аналогичных ошибок в новых сырьевых провинциях.

Сейчас в правительстве РФ обсуждается возможность введения на Дальнем Востоке и в ряде территорий Сибири льготных режимов налогообложения. Подход Минфина — создание в ДФО и Восточной Сибири особой экономической зоны промышленно-производственного типа, ориентированной на экспорт сырья; введение льгот по региональным налогам (на землю и имущество), а также налогу на прибыль; минимальный порог инвестиций (к примеру, 400 млн рублей). При этом на льготы не смогут претендовать нефтегазовые проекты, производители алкоголя и сигарет, торговые и финансовые компании, а также бытовые услуги. Подход Минэкономразвития — пятилетние каникулы по налогу на прибыль, имущество и землю, но исключительно «для вновь создаваемых промышленных предприятий и высокотехнологичных стартап-проектов». Главный вывод из озвученных предложений очевиден и симптоматичен — крупные ресурсные проекты прежде всего в традиционном для Востока страны сырьевом секторе государство стимулировать не собирается. По крайне мере налогами.

В этой ситуации выводы нужно сделать и региональным администрациям, и местным бизнесменам. Налоги, рабочие места, сфера элементарных бытовых услуг и досуга — то, что называют третичным сектором экономики — при реализации крупных проектов в сырьевой сфере появятся обязательно. «Месторождение — пусть даже трижды вахтовое — это дорога, это ЛЭП, это вышка мобильной связи, это улучшение работы местной больницы или фельд­шерского пункта, это Интернет, это люди с деньгами в кармане, которым надо что-то купить, это, в конце концов, появление в забытом Богом углу десятков людей с высшим образованием, с современными потребностями и взглядами на мир», — убежденно говорит сенатор от Амурской области, совладелец группы «Петропавловск» Павел Масловский.

Однако вторичный сектор — обрабатывающая индустрия, высокотехнологичное машино­строение, выпускающее современное оборудование — также автоматически не возникнет. Здесь все зависит от активности и дальновидности местных чиновников и предпринимателей. Большой сырьевой проект способен дать импульс для развития мультипликативных цепочек, которые вещь рукотворная, а не автоматическая, без целенаправленных, кропотливых, долгосрочных и муторных усилий чиновников, опирающихся на энергию «доморощенного» бизнеса, ничего не получится. Другими словами, сегодня регионам Сибири и Дальнего Востока нужна четкая стратегия «наполнения» крупных проектов местной «сложной» экономикой.

У партнеров

    Реклама